Чего ждать в сфере использования цифровых финансовых активов

Участники рынка — об отсутствии правового регулирования и недостатках законопроекта «О цифровых финансовых активах»

По поручению президента России до 1 июля в нашей стране должны были принять законопроекты о криптовалюте.

Указанные сроки уже прошли, однако вопрос законодательного регулирования рынка так и остался открытым, основной документ — «О цифровых финансовых активах», внесенный в Госдуму еще в прошлом году, до сих пор находится в подвешенном состоянии, а российский бизнес, работающий с «криптой», продолжает вынужденно регистрироваться в других странах. О причинах, последствиях и возможных решениях — читайте в материале «Реального времени».

Законопроект «О цифровых финансовых активах» находится в Госдуме с весны прошлого года, и на данный момент он принят в первом чтении.

Первый вариант документа — крайне спорный, по мнению участников рынка — включал в себя следующие положения: во-первых, майнинг был определен как предпринимательская деятельность, что автоматически делало незаконным частный майнинг, во-вторых, криптовалюта и токены не являлись законным средством платежа на территории РФ, а цифровые активы легализовались через понятие «иное имущество» и определялись как «имущество в электронной форме».

В-третьих, защита прав участников смарт-контракта осуществлялась аналогично правилам для договора, заключенного в электронной форме. В-четвертых, сделки с криптовалютами, согласно документу, были возможны только через оператора обмена цифровых финансовых активов.

В-пятых, лица, не являющиеся квалифицированными инвесторами, в рамках одного выпуска могли приобретать токены на сумму не более 50 тысяч рублей, а лицо, которое решило объявить о выпуске токенов, было обязано раскрыть сведения не только о себе, но и о конечных бенефициарах и валидаторах транзакций (включая имя, фамилию, отчество и место жительства — если это физические лица).

Такой подход властей к непростому вопросу законодательного регулирования криптовалютного рынка не устроил индустрию и вызвал шквал критики. В частности, глава Российской ассоциации криптовалют и блокчейна Юрий Припачкин, заявил на ПМЭФ-2018, что «существующие законопроекты, которые были приняты в первом чтении, не устраивают индустрию и не устроят ее никогда».

Чего ждать в сфере использования цифровых финансовых активовЮрий Припачкин заявил на ПМЭФ-2018, что «существующие законопроекты, которые были приняты в первом чтении, не устраивают индустрию и не устроят ее никогда». Фото neironix.io

Редакция документа, подготовленная ко второму чтению, должна была учесть замечания игроков рынка, и стоит признать: она действительно отличается от первоначального варианта. Под ЦФА теперь понимаются любые права, оформленные на основе системы распределенного реестра.

Другое важное отличие заключается в том, что авторы законопроекта практически отказались от определения криптовалюты и сосредоточили свое внимание на токенах как средстве привлечения инвестиций.

Майнинг же рассматривается, скорее, как инструмент привлечения средств, а не как способ генерации блоков в блокчейне за вознаграждение.

Рассмотрение законопроекта «О ЦФА» во втором чтении должно было состояться весной этого года, однако было перенесено из-за требований Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF): международная организация указала на необходимость расширения терминологии документа, путем включения в него отсутствовавшего ранее понятия «криптовалюты».

— Закон о цифровых финансовых активах у нас подвис. Миссия FATF потребовала, чтобы мы урегулировали вопросы, связанные с биткоинами и так далее. Мы отмахивались и хотели как-то этот вопрос обойти, поскольку была определенная позиция Центрального банка.

Но сейчас мы либо в самом законе «О ЦФА», либо отдельным законопроектом пропишем норму, которая будет определять требования к этим криптоинструментам», — приводит ТАСС пояснение председателя комитета нижней палаты парламента по финансовому рынку Анатолия Аксакова.

«Сейчас мы работаем в серой зоне»

Обсуждение законодательного регулирования криптовалютного рынка в России началось еще в 2016—2017 годах, в 2018-м его игрокам представили профильный законопроект, однако индустрия до сих пор не получила никакой конкретики. Стоит заметить, что отсутствие регуляторики зачастую вынуждает российский бизнес регистрироваться в других странах. Один из ярких примеров — проект Cryptorobotics.

Чего ждать в сфере использования цифровых финансовых активовОтсутствие регуляторики зачастую вынуждает российский бизнес регистрироваться в других странах. Один из ярких примеров — проект Cryptorobotics. Фото из личного архива Ивана Щербакова

— Мы начали проект в Казани, потому что здесь самые хорошие программисты. Стоимость казанских специалистов ниже московских в несколько раз, а ответственность и качество работы в разы выше.

А зарегистрировались в Гибралтаре, потому что российское законодательство пока не готово, чтобы здесь регистрировались компании, принимающие к оплате криптовалюту и имеющие свой токен. Сейчас мы работаем в серой зоне. То, что мы делаем, не запрещено, но и официально пока никак не регулируется.

Однако скоро все может измениться, потому что могут принять соответствующий закон, — рассказал в интервью «Реальному времени» основатель компании Иван Щербаков.

Задержки в подготовке законодательной базы криптовалютный тренер Евгений Каминский объясняет тем, что «вокруг закона есть очень много заинтересованных лиц, ведомств и персоналий».

— Сложно договориться — очень разные ветви власти, министерства и так далее. Это сильно бюрократизированный процесс, причем у каждого есть свой интерес — и некоторые его даже не скрывают, — считает эксперт.

«У нас много законов, которые существуют, но не работают — закон о ЦФА будет одним из них»

Несмотря на все трансформации и метаморфозы законопроекта о ЦФА, игроки криптовалютного рынка и экспертное сообщество относятся к прорабатываемому документу крайне скептично.

— Дело в том, что индустрия живет по законам рынка и технологий, которые развиваются, а этот закон написан под диктовку ЦБ, с точки зрения его понимания финансового регулирования, — считает глава РАКИБ Юрий Припачкин. — На самом деле, он посвящен не рынку, а функционированию закрытого блокчейна.

Там нет рынка, нет возможности подключения инвесторов — это просто учетный механизм, закрытые токены, которые функционируют в неких экосистемах. Рынку это ничего не даст. Закрытый блокчейн — это бессмысленная история с точки зрения рынка.

Он полезен для задач модернизации тех или иных производств, но он бесполезен с точки зрения создания нового экономического порядка. Поэтому, индустрия его не заметит, если он выйдет в таком виде.

Чего ждать в сфере использования цифровых финансовых активов«Рынок выработал свои нормы, правила, форматы, то есть, самоорганизовался. Даже, если законопроект будет принят, то непонятно, как они будут все это мониторить, как они будут этим управлять», — комментирует Каминский. Фото vk.com

Российский майнер и криптовалютный тренер Евгений Каминский придерживается схожей позиции.

— Рынок работает так как работает, и ему в целом все равно до закона. Рынок выработал свои нормы, правила, форматы — то есть, самоорганизовался. Даже, если законопроект будет принят, то непонятно, как они будут все это мониторить, как они будут этим управлять, — комментирует эксперт.

— Вероятнее всего, даже если этот закон примут, то работать он не будет — по крайней мере, первое время. Дальше, как это обычно бывает, пройдут какие-то показательные порки, но, в целом, вряд ли это приведет к какому-то результату в ближайшее время.

И, в принципе, закон всегда был направлен на то, чтобы государство начало зарабатывать в этой отрасли, но пока это видится очень и очень туманным.

В свою очередь, руководитель проекта блокчейн-технологий, руководитель IT-компании Top Ленар Мухаметзянов уверен, что «закон будет идти параллельно самой индустрии».

— У нас есть много законов, которые существуют, но не работают — закон о ЦФА будет одним из них. Я бы не сказал, что документ как-то поменяет криптоиндустрию в целом. Возможно, в индустрии станет больше денег, поскольку в нее можно будет официально вкачивать средства, но не более того, — считает собеседник нашего издания.

По просьбе «Реального времени», глава Ассоциации криптовалют и блокчейна Юрий Припачкин рассказал, какие моменты следовало бы учесть, прежде, чем ставить точку в проработке документа.

Чего ждать в сфере использования цифровых финансовых активов«Позиция ЦБ категорически отрицает возможность существования криптовалют как экономического механизма. Они считают, что это чисто спекулятивный механизм. На наш взгляд, это системная ошибка, связанная с непониманием текущих экономических процессов», — говорит Юрий Припачкин. Фото Олега Тихонова

— Надо ориентировать закон на индустрию, делать его понятным, вводить туда все те термины и определения, которые нужны. Необходимо определять, что такое майнинг, криптовалюта, смарт-контракт с использованием криптовалют.

Сейчас смарт-контракты определили, но без криптовалют, а как смарт-контракт может полноценно без них функционировать? Если вы хотите создать свою криптовалюту, то вы должны создать ее с учетом механизма децентрализованных реестров, а не закрытого централизованного блокчейна, что, к слову, вообще бред, — считает эксперт.

— Позиция ЦБ категорически отрицает возможность существования криптовалют как экономического механизма. Они считают, что это чисто спекулятивный механизм. На наш взгляд, это системная ошибка, связанная с непониманием текущих экономических процессов.

ТехнологииITЭкономикаФинансы

Закон «О цифровых финансовых активах»: разбор простым языком

22 июля Госдума России таки приняла закон «О цифровых финансовых активах». Он дал определение криптовалюты, но одновременно с этим запрещает ее использование в России в качестве средства платежа как в интернете, так и физических точках продаж. Предлагаем разобрать этот скандальный закон, чтобы понять, насколько все плохо будет после 1 января 2021 года.

Детали закона «О цифровых финансовых активах»

Первый и самый главный пункт и вопрос: что представляет собой цифровая или криптовалюта в понимании российских чиновников?

Так, цифровая валюта — это объединение электронных данных в единой системе, которая может быть использована как платежное средство. Цифровая валюта не является денежной единицей в России или любого иного государства, а также не может представлять собой инструмент для международных платежей.

Что насчёт блокчейна? Тут все намного хуже. На законодательном уровне теперь это база данных, которая управляется узлами и работающая на сложных алгоритмах. В свою очередь, узлы — это участники сети, которые поддерживают работу распределенного реестра и подтверждают достоверность данных.

Важно отметить, Закон о цифровых финансовых активах не распространяется на зарубежные блокчейны и выпущенные на них токены. Вот поэтому такие криптовалютные проекты, как Waves, Insolar, Ergo, Erachain, Izzz.io, Sonm, Exonum, Tera будут иметь большую популярность после 1 января 2021 года.

Все остальное в Законе — скучный список обязательств эмитентов цифровых валют, которые должны быть зарегистрированы в Центробанке России. Также в Законе очень много нюансов, которые особо не будут интересны массовому потребителю. Тем н менее, ниже перечислены главные нюансы в Законе о цифровых финансовых активах:

  • Запрещено распространение информации об использовании криптовалют в качестве средства платежа товаров и услуг
  • Простыми словами, цифровой актив — это ценная бумага, выпущенная в распределенном реестре.
  • Чиновники и другие представители власти не могут использовать криптовалюту
  • Запрещено распространять информацию об обороте криптовалют (прим, сам оборот не запрещен, но в СМИ о нем писать нельзя)
  • Блокчейн — это совокупность баз данных, а не база данных
  • Узел (года) — люди
  • Security-токены должны регулироваться, поэтому есть большая доля вероятности, что рынок STO в России канет в лету.
Читайте также:  Судебная эпопея: глава администрации против главы района

Задаётся вполне закономерный вопрос: а что будет с майнингом, сферой децентрализованных финансов (DeFi) и смарт-контрактами? Все это практически не вместилось в правовое поле, поэтому можно предположить, что ситуация ухудшиться. Сейчас таких терминов в Законе о цифровых финансовых активах попросту нет. И поэтому будет немало тёмных дел по давлению на нужных представителей криптовалютной индустрии.

Как будут работать крипто-проекты в 2021 году? Только после полной легализации своего бизнеса и честной уплаты налогов.

 3,304 

В первом чтении принят законопроект о цифровых финансовых активах

Проект федерального закона разработан в соответствии с поручением Президента РФ по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере 10 октября 2017 г. 

Документ нацелен на законодательное закрепление в российском правовом поле определений наиболее широко распространенных в настоящее время финансовых активов, создаваемых и выпускаемых с использованием цифровых финансовых технологий. В частности, вводятся понятия «цифровая транзакция», «цифровая запись», «реестр цифровых транзакций», «валидация цифровой записи», «майнинг», «криптовалюта», «токен», «смарт-контракт» и т. д.

Как отметил представивший законопроект на пленарном заседании Председатель Комитета по финансовому рынку Анатолий Аксаков, «дав определения новым понятиям мы в определенной степени обеспечим правовую защиту тех, кто использует эти инструменты, поскольку само понимание криптоинструментов как имущества уже дает возможность в определенной степени защищать свои имущественные права в юридических спорах».

Для реализации поставленной цели в законопроекте вводятся определения цифровых финансовых активов, к которым относятся криптовалюта и токен. 

Документ закрепляет новый вид договора, заключаемого в электронной форме — смарт-контракт, исполнение обязательств по которому осуществляется с использованием цифровых финансовых технологий.

Эти определения устанавливают, что и криптовалюта, и токен являются имуществом, определяя ключевые различия между криптовалютой и токеном на основе признака одного эмитента (токен) и множества эмитентов/ майнеров (криптовалюта), а также цели выпуска. При этом документом прямо устанавливается, что цифровые финансовые активы не являются законным средством платежа на территории Российской Федерации.

Кроме того, законопроект дает определения таких понятий, как цифровая запись и цифровая транзакция. 

Также закрепляет правовые основы для осуществления новых видов деятельности, к которым относятся деятельность, направленная на создание криптовалюты или получения вознаграждения в виде криптовалюты (майнинг), а также деятельность по подтверждению действительности цифровых записей в распределенном реестре цифровых транзакций (валидация).

Кроме того, предусматривается возможность совершения сделок по обмену токенов на рубли или иностранную валюту. При этом возможность обмена иных цифровых финансовых активов, а также порядок и условия совершения таких сделок будут определяться Банком России по согласованию с Правительством РФ.

Для снижения рисков владельцев цифровых финансовых активов при совершении указанных выше сделок и соблюдения требований законодательства о противодействии отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма все сделки должны осуществляться через операторов обмена цифровых финансовых активов.

Такими операторами могут быть только юрлица, которые созданы в соответствии с законодательством РФ и осуществляют виды деятельности, указанные в статьях 3, 4 и 5 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», или юрлица, являющиеся организаторами торговли в соответствии с Федеральным законом «Об организованных торгах».

В свою очередь, для создания условий для хранения и совершения сделок с цифровыми финансовыми активами законопроектом вводится понятие «цифровой кошелек».

Законодательная инициатива устанавливает и правовые основы для проведения в России процедуры выпуска токенов, которая в настоящее время более известна как ICO (Initial Token Offering).

Так, устанавливается последовательность действий, необходимых для осуществления процедуры выпуска токенов, определяется, что выпуск токенов осуществляется на основании публичной оферты, состав сведений которой определяется законопроектом, а также закрепляется необходимость раскрытия дополнительной информации лицом, выпускающим токены.

Для обеспечения защиты неквалифицированных инвесторов законопроектом предусматривается наделение Банка России полномочием по ограничению в отношении суммы приобретения токенов лицами, не являющимися квалифицированными инвесторами. 

Также 22 мая в первом чтении поддержаны законопроекты о «цифровых правах» и о краудфандинге.

Закон «О цифровых финансовых активах» принят Госдумой

Юридическая компания «Пепеляев Групп» сообщает о принятии Федерального закона «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон)[1].

Законопроект был внесен в Госдуму еще в марте 2018 года во исполнение поручения Президента РФ от 21.10.2017 № Пр-2132 по итогам совещания по вопросу использования цифровых технологий в финансовой сфере[2].

Закон регулирует отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов, особенности деятельности оператора информационной системы, в которой осуществляется выпуск цифровых финансовых активов, и оператора обмена цифровых финансовых активов, а также отношения, возникающие при обороте цифровой валюты в РФ. Текст закона претерпел существенные изменения в процессе его подготовки ко второму чтению, например, исчезли такие понятия как «майнинг» и «токен», а также исключены нормы об уголовной и административной ответственности.

Цифровые финансовые активы

Закон вводит понятия, ранее не фигурировавшие в российском законодательстве, в частности, понятие цифровых финансовых активов (далее – ЦФА) – цифровые права, предусмотренные решением о выпуске ЦФА в установленном законом порядке, выпуск, учет и обращение которых возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы. Такие цифровые права могут включать:

  • денежные требования;
  • возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам;
  • права участия в капитале непубличного акционерного общества;
  • право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг.

Под распределенным реестром понимается совокупность баз данных, тождественность содержащейся информации в которых обеспечивается на основе установленных алгоритмов.

Решение о выпуске ЦФА должно содержать в том числе информацию о лице, осуществляющем выпуск ЦФА, об операторе информационной системы, видах и объеме прав, удостоверяемых ЦФА, их количестве и цене.

Обязательным условием выпуска ЦФА является публикация решения об их выпуске на сайте лица, выпускающего ЦФА, и на сайте оператора информационной системы, в рамках которой будет осуществляться выпуск.

Выпускать ЦФА вправе юридические лица – коммерческие и некоммерческие организации, а также ИП. Приобретать ЦФА могут любые лица, которые одновременно являются пользователями информационной системы, в которой учитываются эти активы, и имеют доступ к такой системе.

При этом Закон содержит положения, в соответствии с которыми Банк России вправе определить признаки ЦФА, которые смогут приобретать только квалифицированные инвесторы, а также определять признаки ЦФА, приобретение которых неквалифицированными инвесторами будет ограничено определенной суммой вложений.

Предоставление доступа к информационной системе, в которой осуществляется выпуск ЦФА, ведение реестра пользователей такой информационной системы, а также ее функционирование обеспечивает оператор.

Оператором может быть юридическое лицо, личным законом которого является российское право. Такое юридическое лицо должно быть включено Банком России в реестр операторов информационных систем, в которых осуществляется выпуск ЦФА.

Оператором могут быть, в том числе, кредитная организация, депозитарий, лицо, имеющее право осуществлять деятельность организатора торговли.

Кроме того, Закон устанавливает требования к квалификации и деловой репутации лиц, осуществляющих функции по управлению юридическим лицом, являющимся оператором информационной системы, а также к некоторым другим сотрудникам оператора (например, к главному бухгалтеру). Однако данные требования не распространяются на операторов, являющихся кредитной организацией, организатором торговли, депозитарием или лицом, осуществляющих деятельность по ведению реестра ценных бумаг.

Помимо обязанностей по обеспечению функционирования информационной системы, разработке и утверждению правил этой системы, оператор обязан предоставлять информацию о ЦФА и их обладателе по требованию суда, отдельных государственных органов (например, налоговых органов, органов предварительного следствия по делам, находящимся в их производстве), а также по требованию конкурсного управляющего в ходе конкурсного производства в отношении обладателя таких активов.

Закон допускает оборот ЦФА на территории РФ. В частности, они могут быть предметом сделки купли-продажи, обмениваться на иные виды ЦФА, становиться предметом залога. Разрешен оборот ЦФА, выпущенных в информационных системах, организованных в соответствии с иностранным правом.

Все перечисленные сделки совершаются через оператора обмена ЦФА. Свои функции оператор может осуществлять как путем сопоставления заявок на совершение сделок с ЦФА, поданных от пользователей информационной системы, так и путем участия за свой счет в такой сделке в качестве стороны в интересах третьих лиц.

Оператором обмена ЦФА могут быть кредитные организации, организаторы торговли, а также иные юридические лица (коммерческие и некоммерческие организации), включенные Банком России в реестр операторов обмена ЦФА. К юридическим лицам, не являющимся кредитной организацией или организатором торговли, Закон предъявляет следующие требования:

  • личным законом юридического лица является российское право;
  • размер уставного капитала на день подачи ходатайства о включении в реестр операторов обмена ЦФА составляет не менее 50 млн руб. (не распространяется на некоммерческие организации);
  • размер чистых активов для хозяйственного общества составляет не менее 50 млн рублей; для некоммерческих организаций – совокупный ежегодный размер имущественных взносов учредителей не менее 50 млн руб.;
  • участниками (членами, акционерами) такого юридического лица не могут быть юридические лица, зарегистрированные в офшорных зонах.

Оператор информационной системы, в которой осуществляется выпуск ЦФА, может привлекать оператора обмена ЦФА для совершения сделок в такой информационной системе, либо совмещать свою деятельность с деятельностью оператора по обмену ЦФА.

Закон предусматривает механизмы, защищающие интересы неквалифицированных инвесторов.

Так, если лицо, не являющееся квалифицированным инвестором, приобрело ЦФА, которые в соответствии с актом Банка России могут приобретаться только квалифицированными инвесторами, оператор обмена ЦФА обязан по требованию такого лица приобрести у него эти ЦФА за свой счет и возместить ему все понесенные им при этом расходы. Аналогичный подход предусмотрен для случаев, когда лицо было неправомерно признано квалифицированным инвестором через оператора обмена ЦФА (такое право предоставлено оператору законом).

Закон предъявляет специальные требования к рекламе ЦФА: в рекламном сообщение должно содержаться предупреждение и том, что ЦФА являются высокорискованными, их приобретение может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. Также реклама должна содержать следующую рекомендацию: до совершения сделок с предлагаемыми ЦФА следует ознакомиться с рисками, с которыми связано их приобретение.

Читайте также:  Какие поступки работника усложняют развитие его карьеры

Цифровые валюты

В отношении цифровой валюты Закон предусматривает регулирование лишь отдельных вопросов, таких как статус цифровых валют, их выпуск и обращение. По словам главы Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, более подробное регулирование цифровых валют планируется определить в другом законе, который может быть принят в осеннюю сессию[3].

  • Цифровая валюта определяется как совокупность электронных данных (цифрового кода или обозначения), содержащихся в информационной системе, которые предлагаются или могут быть приняты в качестве средства платежа, не являющегося денежной единицей РФ, денежной единицей иностранного государства или международной денежной или расчетной единицей, или в качестве инвестиций и в отношении которых отсутствует лицо, обязанное перед каждым обладателем таких электронных данных, за исключением оператора или узлов информационной системы, обязанных обеспечивать только соответствие порядка выпуска этих электронных данных и осуществления в их отношении действий по внесению (изменению) записей в такую информационную систему по ее правилам.
  • Статус цифровой валюты как объекта гражданских прав по-прежнему не закреплен, однако для целей антиотмывочного закона, законов о банкротстве, о противодействии коррупции и об исполнительном производстве цифровая валюта признается имуществом.
  • Закон разрешает выпуск и переход цифровой валюты от одного обладателя к другому на территории РФ, при этом оплата цифровой валютой товаров, работ или услуг, а также распространение информации о предложении или приеме цифровой валюты в качестве оплаты не допускается.

Судебная защита по требованиям юридических лиц, связанным с обладанием цифровой валютой, будет предоставляться только в случае информирования такими лицами налоговых органов о фактах обладания цифровой валютой и совершении сделок с ней. Порядок такого информирования пока не установлен.

Федеральный закон вступит в силу с 1 января 2021 г. Лица, уже осуществляющие деятельность по организации выпуска, учета и обращения ЦФА или деятельность по организации совершения сделок с такими активами, обязаны привести свою деятельность в соответствие с новыми требованиями до 1 июня 2021 г.

О чем подумать, что сделать

  1. Закон относит большой круг вопросов к ведению Банка России, в частности, вопросы определения предела для инвестиций неквалифицированными инвесторами в ЦФА, что оставляет открытым вопрос о том, насколько принятый Закон отвечает нуждам гражданского оборота: станут ли ЦФА реальным инструментом для привлечения инвестиций или окажутся за рамками интереса инвесторов по причине слишком маленького размера допустимых вложений.
  2. Кроме того, отсутствие в Законе положений, устанавливающих ответственность за нарушения порядка выпуска и обращения ЦФА и цифровых валют, не исключает возможности установления такой ответственности отдельными законами.
  3. Операторам информационных систем, в которых осуществляется выпуск ЦФА, а также операторам по обмену ЦФА рекомендуется начать процесс приведения своей деятельности в соответствие с требованиями нового Закона.
  4. Лицам, желающим осуществлять выпуск и операции с цифровой валютой, рекомендуется дождаться принятия профильного закона ввиду отсутствия правового регулирования порядка выпуска и обращения цифровой валюты, а также ответственности за совершение правонарушений в данной сфере.

Помощь консультантов

Команда межотраслевой группы «Правовое сопровождение цифровой экономики» юридической компании «Пепеляев Групп», состоящая из специалистов в области правового регулирования информационных технологий, интеллектуальной собственности и использования персональных данных, готова оказать полный спектр юридических услуг, связанных с любыми аспектами применения информационных технологий.

Денис Кириченко

27 января 2021

В январе 2021 года вступил в силу Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон №259-ФЗ).

*Впервые о данном законопроекте мы сообщали здесь.Закон № 259-ФЗ регулирует два вида активов: 

  1. цифровая валюта;
  2. цифровые финансовые активы.

Что относится к цифровым финансовым активам?Цифровые финансовые активы (ЦФА) – это цифровые права, которые могут включать:

  1. денежные требования;
  2. возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам;
  3. права участия в капитале непубличного акционерного общества;
  4. право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг.

В отличие от цифровой валюты, у ЦФА есть конкретное лицо, которое выпустило ЦФА и обязано выполнить требования, закрепленные ЦФА, по обращению любого обладателя ЦФА.

ЦФА могут комбинироваться вместе с т.н. «утилитарными цифровыми правами», удостоверяющими требования на нефинансовые активы (вещи, интеллектуальную собственность или работы (услуги))[1]. Выпускать ЦФА могут только юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Для выпуска ЦФА необходимо принять и разместить в сети Интернет решение о выпуске ЦФА, в котором указываются сведения о лице, выпускающем ЦФА, вид и объем прав, закрепленных ЦФА Выпуск, учет и обращение ЦФА возможны только путем внесения записей в информационную систему, определенную решением о выпуске ЦФА. Оператором такой информационной системы может быть только российское юридическое лицо.

Кто может быть обладателем цифровых финансовых активов?Обладателем ЦФА признается лицо, которое: 

  1. включено в реестр пользователей информационной системы, где учитываются ЦФА; и
  2. обладает уникальным кодом, который позволяет получать информацию о ЦФА, принадлежащих данному лицу, и распоряжаться ими.

Однако уникальный код – это не единственный «ключ» к ЦФА. Утрата кода или отказ обладателя ЦФА передать код не означают, что доступ к ЦФА невозможен.

Оператор информационной системы обязан восстанавливать доступ к ЦФА по требованию обладателя ЦФА, утратившего доступ (например, потерявшего код), а также предоставлять информацию о ЦФА по требованию уполномоченных органов и вносить записи о передаче ЦФА на основании свидетельств о праве на наследство, судебных решений, постановлений судебных приставов и других подобных документов.

Сделки с ЦФА должны совершаться через оператора обмена ЦФА, которым может быть сам оператор информационной системы или отдельное юридическое лицо.

Полномочия Банка России.Банк России будет вести реестр операторов информационных систем, в которых выпускаются ЦФА, реестр операторов обмена ЦФА и надзирать за их деятельностью.

Кроме того, Банк России может ограничивать или запрещать приобретение определенных категорий ЦФА физическими лицами, не являющимися квалифицированными инвесторами. ЦФА на акции.ЦФА на акции, в зависимости от того, что указано в решении о выпуске таких ЦФА, могут: 

  1. удостоверять право требовать передачи акций;
  2. удостоверять возможность осуществлять права по акциям;
  3. сами являться акциями (далее – «цифровые акции»). 

Решение о выпуске ЦФА на акции должно быть адресовано определенному кругу лиц (аналог закрытой подписки). Выпуск ЦФА на акции публичных АО запрещен.

Если ЦФА удостоверяют возможность осуществления прав по акциям, то такие акции должны учитываться в реестре акционеров или депозитарии на «лицевом счете (счете депо) цифровых финансовых активов» (далее – счет ЦФА), который открывается лицу, выпустившему ЦФА.Выпуск «цифровых акций» (т.е.

акций, которые сами являются ЦФА и в ином виде не существуют) должен быть предусмотрен уставом непубличного АО (далее – «цифровое АО») при учреждении.

Цифровое АО не вправе:

  1. выпускать акции в ином виде, чем ЦФА;
  2. реорганизовываться с участием «обычных» АО, акции которых выпущены не в виде ЦФА;
  3. вносить в устав изменения, в результате которых АО становится публичным или «превращается» в «обычное» АО. 

Непубличное АО, которое было учреждено как «обычное», не вправе стать цифровым.Оператором информационной системы, в которой выпущены цифровые акции, может быть только лицо, имеющее лицензию на осуществление деятельности по ведению реестра владельцев ценных бумаг. Этот же оператор регистрирует выпуски цифровых акций.

Цифровая валюта – что это?Цифровая валюта – это совокупность электронных данных, содержащихся в информационной системе, которые «предлагаются и (или) могут быть приняты в качестве средства платежа … и (или) в качестве инвестиций», но при этом не являются денежной единицей РФ, иностранного государства или международной денежной/расчетной единицей.

Биткойн и иные электронные данные, подобные биткойну, с точки зрения Закона №259-ФЗ относятся к цифровой валюте.

  • Хотя Закон №259-ФЗ определяет цифровую валюту как нечто, что предлагается или может быть принято «в качестве средства платежа», этот же закон запрещает принимать цифровую валюту как средство платежа за товары, работы, услуги в пределах российской юрисдикции.
  • В соответствии со статьей 14 Закона №259-ФЗ российские юридические лица, филиалы, представительства и иные обособленные подразделения иностранных и международных структур, созданные на территории РФ, а также физические лица, находящиеся в РФ не менее 183 дней в течение 12 следующих подряд месяцев (далее – российские лица), «не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые ими (им) товары, выполняемые ими (им) работы, оказываемые ими (им) услуги или иного способа, позволяющего предполагать оплату цифровой валютой товаров (работ, услуг)».
  • Какие сделки все-таки разрешены с цифровой валютой?Примеры сделок с цифровой валютой, которые не указаны в Законе №259-ФЗ как запрещенные и, если следовать принципу «что не запрещено, то разрешено», являются законными для российских лиц: 
  1. передача цифровой валюты другому лицу за деньги или безвозмездно,
  2. обмен на другие активы, которые не являются товарами, работами или услугами (например, на другую цифровую валюту);
  3. предоставление в качестве обеспечения обязательств;
  4. оплата товаров, работ, услуг иностранным лицам, на которых статья 14 Закона №259-ФЗ не распространяется.

Конкретный или примерный перечень разрешенных сделок с цифровой валютой Законом №259-ФЗ не установлен.

Нужно ли подавать налоговую декларацию о факте владения цифровой валютой и как может быть организована судебная защита держателей цифровой валюты?Требования российских лиц, связанные с обладанием цифровой валютой, «подлежат судебной защите только при условии информирования ими о фактах обладания цифровой валютой и совершения гражданско-правовых сделок и (или) операций с цифровой валютой» в порядке, установленном налоговым законодательством РФ.

Вероятно, речь идет о том, что лицо, которое скрыло цифровую валюту от налогообложения и не указало ее в налоговой отчетности, будет лишено судебной защиты, и требования такого лица, связанные с цифровой валютой, не будут рассматриваться российскими судами по существу.

Цифровая валюта признается имуществом в целях Федеральных законов «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», «О несостоятельности (банкротстве)», «Об исполнительном производстве» и «О противодействии коррупции».

Например, в случае банкротства или возбуждения исполнительного производства цифровая валюта, принадлежащая должнику, должна быть включена в состав имущества, за счет которого формируется конкурсная масса и погашаются долги.

Вопрос о практической реализации этих законодательных нововведений (в частности, как заставить налогоплательщика или должника предоставить информацию о принадлежащей ему цифровой валюте налоговым органам и кредиторам) остается открытым.

Налогообложение  цифровых валют и цифровых финансовых активовВ Государственную Думу РФ внесен проект федерального закона «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации» (номер законопроекта — 1065710-7), который:

  1. предлагает признать цифровую валюту имуществом в целях Налогового кодекса РФ;
  2. предусматривает право налоговых органов истребовать у банков выписки по счетам физических лиц, которые использовались в связи с проведением операций с цифровой валютой, при установлении признаков, указывающих на возможное нарушение налогового законодательства;
  3. вводит обязанность для российских граждан и юридических лиц, а также иных лиц и структур в пределах российской юрисдикции**, «имеющих право распоряжаться цифровой валютой, учитываемой на кошельках», сообщать в налоговые органы , если сумма поступлений или списаний цифровой валюты за календарный год превышает сумму, эквивалентную 600 тысячам рублей. 
Читайте также:  Условия, ущемляющее права потребителей: законодательное регулирование

** распространяется на физических лиц-граждан Российской Федерации, а также постоянно проживающих в Российской Федерации на основании вида на жительство иностранных граждан и лиц без гражданства, российских организаций, филиалов и представительств юридических лиц, компаний и других корпоративных образований, обладающих гражданской правоспособностью, созданных в соответствии с законодательством иностранных государств, и международных организаций, созданных на территории Российской Федерации 

  1. устанавливает налоговую ответственность за неправомерное непредставление, (несвоевременное представление или представление отчета об операциях (гражданско-правовых сделках) с цифровой валютой и об остатках указанной цифровой валюты, содержащего недостоверные сведения.

[1] Выпуск утилитарных цифровых прав регулируется Федеральным законом от 02.08.2019 N 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Анализ: Что не так с законом «О цифровых финансовых активах»

1 января 2021 года в России вступит в силу закон «О цифровых финансовых активах» (ЦФА). Эксперты Moscow Digital School опубликовали подробный анализ федерального закона.

Пробелы в регулировании

Юристы Moscow Digital School отмечают, что многие термины, используемые криптосообществом, уже были изобретены и успешно используются в мировой практике. Однако в законе «О ЦФА» вместо них применяются собственные, которые вводят новые правовые институты и создают неопределенность.

В отличие от ряда зарубежных стран, в законе нет регулирования для некоторых типов токенов и криптовалют с разным функционалом и сущностью. При этом под определение цифровой валюты могут подпадать, например, бонусы, а также используемые в электронной коммерции сертификаты. За рамками понятий остались многие виды деятельности, прежде всего, майнинг. Эксперты Moscow Digital School пишут:

«Тогда как от закона ожидали введения единого аппарата и понятийной правовой базы для всего криптовалютного рынка в целом, в результате он стал основой исключительно для цифровизации российских активов, выпуска цифровых дубликатов ценных бумаг по российскому праву — которые сложно выводить на международный рынок».

Криптовалюта

В документе есть противоречащие друг другу нормы. Например, согласно определению, данному в законе «О ЦФА», цифровая валюта признается средством платежа и может быть инвестицией. Однако в соответствии со ст.

14, юридические и физические лица не вправе принимать цифровую валюту в качестве встречного предоставления за передаваемые товары, услуги или в качестве оплаты иным образом.

Это противоречит признанию криптовалюты средством платежа и значительно ограничивает ее использование на территории России, а также снижает экономическую целесообразность владения криптовалютой.

Эксперты уверены, что авторам закона так и не удалось выработать адекватное определение цифровой валюты. В документе говорится:

«Криптовалюта — это токены, по которым отсутствует обязанная сторона».

Такое определение от противного позволяет отнести к криптовалюте множество различных электронных записей (аккаунты, электронную валюту и так далее). Поэтому авторы законопроекта добавили, что криптовалюта — это не любые записи, а те, которые могут быть либо средством платежа, либо инвестирования.

По новому закону судебная защита прав на цифровую валюту возможна лишь в случае, если она специальным образом декларировалась и с нее выплачивались налоги (п. 6 ст. 14).

Непонятно, как это будет проверяться — в декларации доходы от продажи цифровой валюты могут указываться совершенно по-разному, а хранение цифровой валюты (без извлечения дохода) никогда не требовалось отдельно декларировать.

Вероятно, ФНС или Минфин позже дадут разъяснения по этому поводу. Аналитик Moscow Digital School пишут:

«Также, разумеется, чрезвычайно сомнительна сама идея, что для получения судебной защиты собственник цифровой валюты должен подтверждать выполнение неких публичных обязанностей — почему уплата или неуплата налогов влияет на наличие судебной защиты, то есть, по существу, на само право собственности?»

Майнинг

Сейчас в законе «О ЦФА» нет норм, посвященных майнингу. В конце августа Минфин разослан в профильные ведомства пакет законопроектов о внесении поправок в еще не вступивший в силу документ. В нем косвенно упоминается добыча криптовалюты и написание софта. Однако в том же пункте установлен запрет на получение оплаты за такие действия в цифровой валюте.

На практике майнеры, как правило, получают вознаграждение именно в виде криптовалюты. Если предлагаемый пакет законопроектов будет принят, российским предпринимателям, занимающимся добычей криптовалюты, придется искать обходные пути, чтобы не попасть под административную и уголовную ответственность, которую также предлагает ввести Минфин.

Биржи и обменники

Закон о цифровых финансовых активах вводит новый субъект российского крипторынка — операторы обмена цифровых финансовых активов.

По сути это криптобиржи, но только для обмена токенов, которые признаются по российскому законодательству цифровыми правами. На сегодняшний день такими специальными законами являются ФЗ об инвестиционных платформах и ФЗ о ЦФА.

Операторы обмена могут организовывать торговлю утилитарных цифровых прав и цифровых финансовых активов.

Существующие биржи, торгующие криптовалютами вроде биткоина и эфира, не подпадают под определение нового субъекта и остаются неурегулированными. Закон о ЦФА прямо допускает возможность организации на территории России площадки для обмена криптовалют.

Закон устанавливает требования «деловой репутации» к исполнительным органам информационной системы, оператора обмена ЦФА.

Такие требования включают отсутствие неснятой и непогашенной судимости, отсутствие за последние годы фактов привлечения к административной или уголовной ответственности в связи с банкротством, в связи с деятельностью финансовой организации, сведений о причастности лиц к экстремистской деятельности или терроризму и др.

Оператор обмена ЦФА обязан хранить информацию о сделках с ЦФА не менее пяти лет. Банк России вправе установить дополнительные требования к деятельности информационных систем и операторов обмена ЦФА, например, к операционной надежности и к предоставлению отчетности. Такие требования могут усилить транспарентность, а также повысить безопасность. Юристы пишут:

«Однако при установлении требований должен учитываться принцип технологической нейтральности, то есть возможность использовать любые технологии безопасности, а не только те, которые разработаны или установлены государством».

Реклама

Закон устанавливает требования к рекламе ЦФА, в частности, необходимость предупреждать инвесторов, что предлагаемые активы являются высокорисковыми, и их приобретение может привести к потере внесенных денежных средств в полном объеме. Такое требование о предупреждении инвесторов о возможных рисках покупки ЦФА распространено во многих странах (Франция, Швейцария, США).

Реклама не должна содержать обещание выплаты дохода по ЦФА, за исключением дохода, обязанность выплаты которого предусмотрена решением о выпуске. Также реклама не должна содержать прогнозы курсов выпускаемых ЦФА, что также призвано защитить от введения инвестора в заблуждение, чрезмерных ожиданий в отношении инвестиций и для обеспечения достоверной оценки инвестором таких инвестиций.

Налогообложение

Закон о ЦФА не регламентирует вопросы, связанные с налогообложением цифровых финансовых активов. Вопрос налоговых последствий совершения сделок с криптовалютой остается открытым. В мире вопросы налогообложения чаще всего решаются за счет профильных разъяснений органов налоговой службы по системам уплаты налогов с операций с цифровыми активами. Эксперты отмечают:

«Оборот криптоактивов будет подчиняться общим правилам налогообложения, что может привести к ряду затруднений и противоречий и, очевидно, будет работать против развития нового рынка».

В настоящее время в России не определен подход к косвенному налогообложению криптоактивов. В мае 2018 года Минфин выразил свое мнение о налогообложении криптовалютных операций для физических лиц:

«Особый порядок налогообложения доходов физлиц при совершении операций с криптовалютами не установлен, физические лица должны самостоятельно исчислить налог и подать декларацию в инспекцию; налоговая база по операциям купли-продажи криптовалют определяется в рублях как превышение общей суммы доходов от продажи криптовалюты над общей суммой документально подтвержденных расходов на ее приобретение; до законодательного урегулирования вопросов, связанных с обращением и налогообложением криптовалют, при определении налоговой базы необходимо исходить из ст. 220 НК РФ».

Касательно корпоративного налогообложения в Минфине подчеркивали, что согласно статье 247 НК РФ объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком, определяемая для российских организаций в общем случае как разница между полученными доходами и произведенными расходами, квалифицируемыми в соответствии с положениями главы 25 НК РФ. Представители Moscow Digital School пишут:

«Логика положений главы 25 НК РФ подразумевает налогообложение всех доходов, полученных налогоплательщиком при осуществлении деятельности, за исключением поименованных в ст. 251 НК РФ. При этом особый порядок налогообложения доходов при совершении операций с криптовалютой главой 25 НК РФ не установлен».

Перспективы

Вчера Министерство финансов России направило ведомствам новый пакет документов о регулировании криптовалют.

Минфин предлагает обязать физические и юридические лица отчитываться в налоговой в случае, если за календарный год они получили криптовалюту или цифровые активы на сумму более чем 100 тыс. рублей.

За отказ грозит штраф в размере 30% от активов, при этом не меньше 50 тыс. рублей.

Недекларирование суммы в более 1 млн рублей в год влечет уголовную ответственность до трех лет лишения свободы или принудительные работы. Речь идет о поправке в УК, УПК, КоАП, НК и закон о противодействии легализации (отмыванию) доходов. Соучредитель международной инвестиционной компании EXANTE Анатолий Князев говорит:

«Очень вероятно, что законодатели до сих пор не могут определиться, где поставить запятую во фразе „легализовать нельзя запретить“».

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *