Возмещение убытков, причиненных нарушениями антимонопольного законодательства, косвенными покупателями

Президиум Федеральной антимонопольной службы дал территориальным антимонопольным органам разъяснения относительно того, как определять размер убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства (разъяснения Президиума ФАС России от 16.10.2017 № 11).

Практическая ценность данных Разъяснений заключается в следующем:

  • помочь антимонопольным органам сформировать позицию, если соответствующее дело будет рассматриваться в суде;
  • использовать их при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства на предмет недопущения, ограничения или устранения конкуренции, установления ущемления интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей при злоупотреблении доминирующим положением;
  • использовать как рекомендации для территориальных органов ФАС России при определении размера ущерба, причиненного антимонопольными нарушениями, как отягчающего обстоятельства при привлечении к административной ответственности;
  • использовать как рекомендации для пострадавших лиц и самих нарушителей при определении размера убытков, причиненных антимонопольными нарушениями.

По сути, разъяснения обобщают существующие в российской и зарубежной практике методики определения убытков и носят информационно-рекомендательный характер.

Статья 15 ГК РФ и ч. 3 ст. 37 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее — Закон о защите конкуренции) позволяют пострадавшему от антимонопольного нарушения лицу взыскать как реальный ущерб, так и имущественную выгоду.

В качестве примеров реального ущерба ФАС России приводит уплату пострадавшим лицом необоснованно завышенной цены (необоснованное изъятие товара из обращения и др.) и несение пострадавшим лицом необоснованных расходов в связи с навязыванием нарушителем невыгодных условий договора или отказом от заключения договора и др.

Что касается определения упущенной выгоды, то здесь разъяснения говорят, во-первых, о неполученном доходе, на который увеличилась бы имущественная масса лица, право которого нарушили, если бы такого нарушения не было.

Во-вторых, под упущенной выгодой понимается неполученный доход, определяемый с учетом разумных затрат, которые лицо должно было понести для его извлечения (производственные, транспортные и иные расходы).

Иски о возмещении убытков, причиненных совершением  антиконкурентных действий (бездействий), заключением нарушающего законодательство о защите конкуренции   соглашения или участием в нем, принятием антиконкурентного  акта органа власти, может предъявить любое лицо, которое полагает, что ему в результате соответствующих действий (бездействия), соглашения, актов были причинены убытки.  

Так, косвенные покупатели продукции (товаров, работ, услуг) нарушителя также вправе требовать от него возмещения убытков. При этом «задвоения» взыскиваемых сумм не происходит: в части возросших издержек и первичный, и вторичный покупатели могут требовать возмещения убытков лишь применительно к издержкам, которые легли на них и не были перенесены ими далее, на собственных контрагентов.

Предмет доказывания по искам о взыскании убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, с учетом требований ст. 15 ГК РФ, а также с учетом специфики таких дел включает для истца следующие факты:

  • совершение конкретным лицом (лицами) противоречащего антимонопольному законодательству действия, бездействия, соглашения, акта;
  • наличие у истца убытков и их размер;
  • причинно-следственную связь между противоправным поведением и убытками истца.

При этом недоказанность одного из этих фактов ведет к невозможности взыскания убытков. Подобная позиция была высказана во многих судебных актах.  

На практике принято выделять два вида частных исков о взыскании убытков за нарушения антимонопольного законодательства:

  • иски, основанные на решении административного органа в сфере защиты конкуренции;
  • иски, по которым истец самостоятельно обосновывает и доказывает нарушение антимонопольного законодательства.

Действующее законодательство не указывает на наличие решения антимонопольного органа как на необходимое условие для подачи иска о взыскании убытков.

Возможность лица обратиться в суд с требованием о взыскании убытков в отсутствие решения антимонопольного органа, подтверждающего факт нарушения антимонопольного законодательства, в большинстве случаев признается судебной практикой, но количество таких исков крайне мало.

Это связано с тем, что в таких делах истец должен доказать и нарушение ответчиком законодательства о защите конкуренции, и причинение ему таким нарушением убытков. Как правило, у истцов не хватает возможностей и ресурсов для надлежащего доказывания сложных составов антимонопольных правонарушений и установления всех их элементов.

Анализ правоприменительной практики показывает, что практически во всех случаях иски о взыскании убытков (а также неосновательного обогащения) инициируются после того, как антимонопольный орган вынес решение о нарушении антимонопольного законодательства. Хотя наличие такого решения не является обязательным для удовлетворения иска об убытках, оно избавляет истца от необходимости доказывать, что нарушитель совершил противоречащие законодательству о защите конкуренции действия.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков антимонопольный орган может быть привлечен к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно  предмета спора по ходатайству стороны процесса или по инициативе суда.

При привлечении судом в качестве третьего лица представители антимонопольного органа предоставляют в материалы судебного дела письменную позицию  и копию решения о нарушении антимонопольного законодательства.

В случае обращения лица в суд о возмещении убытков в отсутствии установленного решением органа факта нарушения антимонопольного  законодательства, представитель антимонопольного органа предоставляет письменную позицию о наличии или отсутствии признаков нарушения антимонопольного  законодательства в рамках предмета заявленных исковых требований. При этом в случае наличия признаков нарушения, рассматривается вопрос о возбуждении  дела   о нарушении антимонопольного законодательства.

Пожалуй, самый сложный элемент доказывания в делах о взыскании убытков — наличие причинно-следственной связи.

В разъяснениях отмечается, что согласно сложившейся судебной практике прямая причинно-следственная связь существует тогда, когда в цепи последовательно развивающихся событий между противоправным поведением лица и убытками не существует каких-либо обстоятельств, имеющих значение для гражданско-правовой ответственности. Соответственно, истцу необходимо доказать причинно-следственную связь между противоправным поведением ответчика и заявленными убытками.

Кроме ключевых выводов правоприменительной практики, в разъяснениях описываются концептуальные подходы к расчету убытков.

В частности, ФАС России рассмотрела экономические принципы, используемые при расчете убытков, контрфактуальный анализ (как могли бы выглядеть рынок, конкурентная среда или финансовое положение хозяйствующего субъекта, если бы нарушения не было?), а также описала концептуальные подходы, составляющие базис для расчетов убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, и привела модельные примеры их расчета.

  • Разъяснения включают в себя, в числе прочего:
  • анализ правоприменительной практики;
  • перечень нарушений антимонопольного законодательства, дающих предпосылку для расчета убытков и иных финансовых потерь, подлежащих покрытию в порядке реституции;
  • общие экономические принципы, используемые при расчете убытков, контрфактуальный анализ (сравнительный экономический анализ, экономическое и финансовое моделирование);
  • описание концептуальных подходов, составляющих базис для расчетов убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства;
  • модельные примеры расчета убытков.
  • Разъяснения носят информационно-рекомендательный характер, ни один из приведенных методов расчета убытков не имеет заведомо приоритетного статуса, приоритетность методики диктуется обстоятельствами конкретного дела, количеством и характером располагаемых данных.

"Разъяснение N 6 Президиума ФАС России "Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства"

Утверждено

протоколом Президиума ФАС России

от 25.05.2016 N 7

  • РАЗЪЯСНЕНИЕ N 6
  • ПРЕЗИДИУМА ФАС РОССИИ
  • «ДОКАЗЫВАНИЕ И РАСЧЕТ УБЫТКОВ,
  • ПРИЧИНЕННЫХ НАРУШЕНИЕМ АНТИМОНОПОЛЬНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА»
  • Настоящие разъяснения определяют особенности доказывания и расчета убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства.
  • Настоящие разъяснения носят рекомендательный характер.
  • В соответствии с частью 3 статьи 37 Федерального закона «О защите конкуренции» лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу.
  • Обоснованный (в том числе документально) расчет убытков может быть предоставлен лицами, участвующими в деле о нарушении антимонопольного законодательства.
  • Согласно части 1 статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.
  • Гражданское законодательство подразделяет убытки на реальный ущерб и упущенную выгоду.

Принципиальное отличие реального ущерба от упущенной выгоды состоит в том, что первый представляет собой расходы на восстановление права, т.е. фактически понесенные затраты или затраты будущего периода, а второй — сумму дохода, который пострадавший субъект неминуемо должен был получить, но из-за противоправного поведения другого лица не получил.

Следует отметить, что реальный ущерб включает в себя как расходы, которые уже произведены пострадавшим лицом, так и расходы, которые такому лицу только предстоит произвести для восстановления нарушенного права. Такого рода предстоящие доходы следует отличать от упущенной выгоды.

При взыскании расходов, которые лицо должно будет понести для восстановления нарушенного права (будущих расходов), суды исходят из того, что необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета (калькуляция) затрат на устранение недостатков товаров, работ, услуг, договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательств, и т.п. Также следует отметить, что реальный ущерб может быть выражен в утрате имущества или в его повреждении (например, разрушение объекта капитального строительства в связи с воздействием температурно-влажностного режима по причине отказа теплосетевой организации в его подключении к системам теплоснабжения и др.).

Таким образом, ущерб (убытки) определяется исходя из характера последствий совершенного правонарушения, а не из его содержания.

Одно и то же нарушение (например, отказ в поставке товара, предоставлении услуги) может вызвать различные последствия (уменьшение объема производства, снижение качества продукции и др.).

Читайте также:  Односторонний отказ от агентского договора. Как условие о сроке влияет на возможность его расторжения

Для взыскания убытков с нарушителя антимонопольного законодательства истец должен доказать:

1. факт нарушения антимонопольного законодательства;

2. факт наличия убытков (включая их величину);

3. причинно-следственную связь между нарушением антимонопольного законодательства и причиненными убытками.

При этом отсутствие доказательств хотя бы по одному из названных обстоятельств может привести к отказу в удовлетворении иска.

Следует отметить, что важным вспомогательным инструментом в данном случае выступает решение антимонопольного органа по делу о нарушении антимонопольного законодательства, подтверждающее нарушение антимонопольного законодательства. Такое решение существенным образом облегчает бремя доказывания самого правонарушения , но не снижает требований к доказыванию истцом самого факта причинения убытков и наличия причинно-следственной связи.

———————————

См. напр.: постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 4 сентября 2013 г. по делу N А40-135137/2012.

  1. В правоприменительной практике используются различные экономические методики для расчета убытков, возникших вследствие нарушений антимонопольного законодательства.
  2. Так, в качестве примера целесообразно привести дело о взыскании упущенной выгоды, вызванной необоснованным прекращением ответчиком поставки сырья .
  3. ———————————

Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 сентября 2012 г. по делу N А40-118546/2010.

Факт нарушения антимонопольного законодательства был ранее подтвержден решением ФАС России, а в пользу истца было взыскано более 111 млн. руб. упущенной выгоды, рассчитанной на основании заключения судебной экспертизы.

По мнению судов, отказ ответчика в поставке сырья (белитового шлама) стал единственной причиной, воспрепятствовавшей истцу в производстве и реализации готовой продукции (цемент) и получении дохода.

Представляется целесообразным привести здесь отдельные вопросы, вынесенные судом и сторонами этого спора на исследование судебной экспертизы (полностью вопросы см. в определении Арбитражного суда города Москвы по указанному делу от 1 июля 2011 г.):

Антиконкурентные действия – повод для взыскания убытков

В связи с защитой прав пострадавших от нарушений антимонопольного законодательства возникает вопрос о компенсации их финансовых издержек. Один из основных способов – обращение в суд с иском о взыскании убытков.

Но такое средство защиты прав, несмотря на его привлекательность, относительно редко используется в российской практике. Представители ФАС России не раз обращали внимание на то, что гражданско-правовая ответственность может служить действенным инструментом восстановления прав.

На наш взгляд, она способствует не только восстановлению прав пострадавших, но и предупреждению подобных нарушений, так как может служить сдерживающим фактором в дополнение к административной ответственности.

Более широкое ее использование в совокупности с корректным развитием правоприменительной практики должно положительно отразиться на состоянии конкуренции.

В мае 2016 г. Президиум ФАС России принял Разъяснение № 6 «Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства» (далее – Разъяснение).

Рекомендации, данные в этом документе, имеют теоретический характер: антимонопольное ведомство напоминает об общих нормах, на которых базируется возможность взыскания убытков, а также об их составе (реальный ущерб и упущенная выгода).

Кроме того, обращается внимание на ключевые элементы, подлежащие доказыванию истцом по иску о взыскании убытков: наличие правонарушения, а также наличие собственно убытков и причинно-следственной связи между ними. Доказательство и обоснование последнего элемента зачастую вызывают наибольшие трудности: из-за специфики таких убытков прямая причинно-следственная связь не всегда очевидна.

Далее кратко проанализированы судебные решения, по мнению Президиума ФАС России, показательные с точки зрения расчета и доказывания убытков.

Они касаются различных составов правонарушений, ставших причиной возникновения финансовых издержек.

Это иллюстрирует возможность защитить гражданские права путем обращения в суд о взыскании убытков независимо от вида конкретного нарушения антимонопольного законодательства, совершенного ответчиком.

Однако описание нескольких случаев из судебной практики не носит исчерпывающего характера, а скорее знакомит с возможными моделями расчета и доказывания убытков. На это ведомство также обращает внимание и призывает участников антимонопольных дел активнее участвовать в процессе сбора доказательств, чтобы впоследствии повысить эффективность применения гражданско-правовой ответственности.

Таким образом, Разъяснение представляет собой не столько аналитический материал, выражающий позицию антимонопольного органа, сколько напоминание о проблемах взыскания убытков.

В частности, о том, что такое средство защиты прав доступно и применяется на практике, методы доказывания и расчета убытков многообразны, а также о том, что ФАС России рассматривает развитие правоприменительной практики в этой области как важное и перспективное направление.

Разъяснение не содержит экономического анализа порядка расчета убытков, ФАС России также не углубляется в детали доказывания убытков, спровоцированных различными нарушениями антимонопольного законодательства.

Как представляется, эту задачу должны решить Методические рекомендации по определению размера убытка в результате нарушения антимонопольного законодательства (далее – Рекомендации), проект которых подготовлен НП «Содействие развитию конкуренции» совместно с антимонопольным органом и размещен на официальном сайте ФАС России для ознакомления и обсуждения.

Проект Рекомендаций – детальное руководство по различным способам расчета убытков. Как и в Разъяснении, в этом документе суммирован эмпирический опыт взыскания убытков, возникающих вследствие антимонопольных нарушений.

Исходя из анализа судебной практики, авторы Рекомендаций предлагают практические решения, которые могут применяться при предварительной оценке возможности подачи иска о взыскании убытков, при их расчете, а также при сборе доказательств.

Разработчики проекта предприняли попытку рассмотреть особенности оценки убытков с точки зрения разных лиц, которые могут быть признаны пострадавшими от антиконкурентных действий, включая непосредственных контрагентов нарушителя, последующих покупателей его товара, а также существующих и потенциальных конкурентов.

Главным образом в фокусе Рекомендаций находятся разработка и экономическое моделирование возможных способов определения размера убытков. Издержки, возникающие вследствие нарушения антимонопольного законодательства, как правило, имеют косвенный характер, поэтому зачастую возникают трудности с их исчислением.

Более того, в подавляющем большинстве случаев их точный расчет невозможен, однако это не является непреодолимым препятствием для подачи соответствующего иска.

Недаром и в Разъяснении, и в Рекомендациях указывается на позицию Верховного Суда РФ по этому вопросу: размер убытков устанавливается с разумной степенью достоверности, а отсутствие или невозможность их точного расчета не является основанием для отказа в удовлетворении иска.

В Рекомендациях большое внимание уделяется концептуальным подходам и экономическим принципам, исходя из которых строятся аналитические методы расчета убытков. Проект этого документа разработан, в том числе на основе зарубежных практик.

Краеугольным камнем при расчете размера убытков служит так называемый контрфактуальный анализ – оценка существующих рыночных обстоятельств в условиях совершенного правонарушения в сравнении с моделируемой рыночной ситуацией, которая сложилась бы, если бы нарушения не произошли.

Рассматриваемый документ, если он будет принят, станет подспорьем как для потенциальных истцов, так и для судей, рассматривающих споры о взыскании убытков. Представители ФАС России выражали намерение внести Рекомендации в план законопроектной деятельности Правительства РФ на 2016 г.

Разъяснение и в особенности Рекомендации в случае их утверждения будут отвечать на важные вопросы, решение которых должно дать толчок развитию частноправовых исков, связанных с нарушениями антимонопольного законодательства. Однако на данном этапе развития практики взыскания соответствующих убытков по-прежнему остаются теоретические и практические проблемы. Рассмотрим некоторые из них подробнее.

Доказыванию для обоснования иска о взыскании убытков, повлеченных нарушением антимонопольного законодательства, подлежит, в частности, сам факт такого нарушения.

При обращении с подобным иском наличие решения антимонопольной службы, констатирующего нарушение, облегчает задачу суду, позволяя ему опираться на позицию уполномоченного органа. Это подчеркивают многие специалисты, а также авторы Разъяснения и Рекомендаций.

Более того, обстоятельства дела о нарушении антимонопольного законодательства, если они были рассмотрены другим судом (например, в рамках судебного процесса по обжалованию решения контролирующего органа), могут считаться имеющими преюдициальное значение при рассмотрении спора о взыскании убытков.

Это, конечно же, не отменяет возможности обращения в суд в отсутствие заключения ФАС России, выраженного в решении по делу. Но если выбран такой путь, задачи истца по доказыванию могут сильно усложниться.

Читайте также:  Обжалование решений налоговых инспекций. Практика применения обязательной досудебной процедуры

К ключевым аспектам доказывания убытков, на наш взгляд, относится проблема доступа к информации, содержащейся в материалах антимонопольного дела.

Участвующие в деле лица имеют законное право ознакомиться с материалами на любом этапе его рассмотрения и даже после вынесения контролирующим органом решения.

При определенных обстоятельствах даже конфиденциальная информация в материалах дела может быть доступна его участникам. Если же потенциальным истцом, планирующим взыскивать убытки, не является лицо, участвовавшее в деле, ситуация осложняется.

Многие сведения, имеющие значения для обоснования иска о взыскании убытков и их расчета, можно почерпнуть из самого решения антимонопольного органа, однако, представляется, что в определенных случаях этого объема информации может быть недостаточно.

На этапе подготовки к подаче иска о возмещении убытков доступ к такой информации отсутствует, что может затруднить формирование позиции, в особенности для лиц, не принимавших участие в рассмотрении дела ФАС России. После подачи иска истец может рассчитывать на помощь суда и процедуру истребования необходимых доказательств.

Большое значение при рассмотрении дела о возмещении убытков в суде и особенно применительно к оценке размера ущерба или упущенной выгоды может иметь проведение экспертизы.

На это указывается и в Разъяснении, где приводится пример возможных вопросов, которые могут быть поставлены перед экспертом со ссылкой на одно из судебных решений.

Следует согласиться с ФАС России, что своевременное инициирование проведения экспертизы и корректное формулирование вопросов могут сыграть ключевую роль при оценке судом доводов сторон.

«Программы лояльности» рассматриваются ФАС России как один из перспективных и действенных инструментов контроля и предотвращения нарушений антимонопольного законодательства. В настоящее время такие нормы применяются в отношении участия в соглашениях, ограничивающих конкуренцию.

Кодекс об административных правонарушениях РФ прямо предусматривает, что лицо, сообщившее о заключении антиконкурентного соглашения и отказавшееся от участия в нем, при определенных условиях может быть освобождено от административной ответственности.

Кроме того, есть дополнительные механизмы смягчения ответственности, перечень оснований для которых потенциально может быть расширен.

Таким образом, цели защиты конкуренции достигаются посредством поощрительных мер, направленных, в частности, на добровольное сообщение правонарушителями о совершенных ими антиконкурентных действиях.

В то же время развитие культуры частноправовых исков по возмещению убытков, повлеченных нарушением антимонопольного законодательства, потенциально может нанести удар по эффективности «программ лояльности».

Нарушитель, решая добровольно сообщить о заключении антиконкурентного соглашения в ФАС России, неизбежно вынужден будет взвешивать перспективы последующего взыскания с него убытков. 

Совершенствование средств и механизмов защиты прав пострадавших в результате нарушения антимонопольного законодательства может снизить эффективность поощрительных мер, смягчающих административную ответственность или освобождающих от нее в случае добровольного раскрытия информации о правонарушении. Представляется, что добровольные действия правонарушителя могут учитываться судом и при оценке размера убытков для того, чтобы угроза их потенциального взыскания не препятствовала стимулирующей функции поощрительных норм.

В то же время это было бы несправедливо по отношению к потерпевшему убытки лицу. В российском праве институт убытков опирается на принцип полного возмещения потерь пострадавшего лица и выполняет восстановительную компенсационную функцию, поэтому какое-либо снижение их размера в связи с поведением нарушителя представляется неразумным.

Возникает противоречие между целями, которые преследуются поощрительными нормами в отношении административной ответственности, и гарантиями гражданско-правовой защиты нарушенных прав. Можно возразить, что лицо, стремящееся поступить добросовестно и готовое признать за собой нарушение Закона о защите конкуренции, должно быть также готово возместить повлеченные им убытки.

Однако предположим, что на практике это может происходить не так.

Ряд действий, запреты на которые содержит антимонопольное законодательство, не могут быть совершены индивидуально. Так, антиконкурентное соглашение по своей природе может заключаться только коллективно. И административная ответственность за такие нарушения также является коллективной, в большинстве случаев к ней привлекаются все участники антиконкурентных действий, осуществленных совместно.

Возникает любопытный вопрос о возможности коллективной ответственности нарушителей в гражданско-правовом порядке. Логично предположить, что если картельное соглашение повлекло убытки для какого-то лица, то виновны в этом все участники картеля.

Это особенно проявляется, когда потерпевшая сторона не имела непосредственных договорных связей ни с одним из нарушителей. На сегодня проблема множественности нарушителей антимонопольного законодательства как потенциальных солидарных ответчиков по иску о взыскании убытков не находит отражения в практике.

Однако, на наш взгляд, она имеет прикладной характер, так как потенциальному истцу для достижения успеха в суде необходимо выбрать надлежащего ответчика.

***

Перспективы активного развития гражданско-правовой защиты прав пострадавших в результате нарушений антимонопольного законодательства, с нашей точки зрения, достаточно хорошие. Это подтверждается постепенно увеличивающимся объемом судебных решений, а также вниманием к проблематике ФАС России и юридического сообщества.

Источник — «Конкуренция и право»

Ответственность за нарушение антимонопольного законодательства: основания и виды

См. также Письмо ФАС России от 01.12.2017 N СП/84318/17 «О системе мер по участию ФАС России и ее территориальных органов в качестве третьих лиц в судах по частным искам о взыскании убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства»

Понятие ответственности за нарушение антимонопольного законодательства

Ст. 37 Федерального закона от 26 июля 2006 г. N 135-ФЗ «О защите конкуренции» устанавливает ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации, за нарушение антимонопольного законодательства.

    1. должностные лица федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления;
    2. должностные лица иных осуществляющих функции указанных органов органов или организаций, а также
    3. должностные лица государственных внебюджетных фондов;
    4. коммерческие и некоммерческие организации и их должностные лица;
    5. физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели.
    • нарушение антимонопольного законодательства.

Привлечение к ответственности лиц, указанных выше, не освобождает их от обязанности

    1. исполнять решения и предписания антимонопольного органа,
    2. представлять в антимонопольный орган ходатайства или уведомления для рассмотрения либо
    3. осуществлять иные предусмотренные антимонопольным законодательством действия.

Лица, права и интересы которых нарушены в результате нарушения антимонопольного законодательства, вправе обратиться в установленном порядке в суд, арбитражный суд с исками, в том числе с исками о восстановлении нарушенных прав, возмещении убытков, включая упущенную выгоду, возмещении вреда, причиненного имуществу.

Виды юридической ответственности за нарушения антимонопольного законодательства

    1. гражданско-правовая;
    2. административная;
    3. уголовная;
    4. дисциплинарная.

Гражданско-правовая ответственность за нарушения антимонопольного законодательства

  • Нарушение физическими или юридическими лицами антимонопольного законодательства Российской Федерации влечет за собой ответственность в соответствии с гражданским законодательством.
  • Лица, права и интересы которых нарушены, вправе обращаться в установленном порядке в суд или арбитражный суд, в том числе с исками о возмещении убытков, включая упущенную выгоду, о возмещении вреда, причиненного здоровью физических лиц и (или) имуществу физических или юридических лиц, о компенсации морального вреда, о публичном опровержении недостоверной информации.
  • Возмещение вреда, причиненного здоровью физических лиц и (или) имуществу физических и юридических лиц, регулируется главой 59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда».

Ст. 1095 ГК РФ устанавливает, что вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара, работы или услуги, а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Правила, предусмотренные настоящей статьей, применяются лишь в случаях приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги) в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности.

Административная ответственность за нарушения антимонопольного законодательства

В случае нарушения антимонопольного законодательства ФАС РФ либо его территориальные органы вправе в административном порядке налагать штрафы и выносить предупреждения в соответствии с законодательством. Исходя из существа административных правонарушений, совершаемых в области антимонопольного законодательства, их можно разделить на две категории:

1) допущенные при осуществлении субъектами правонарушений своей профессиональной деятельности:

    • злоупотребление доминирующим положением на товарном рынке (ст. 14.31, 14.31.1, 14.31.2),
    • заключение ограничивающих конкуренцию соглашений, осуществление согласованных действий, координация экономической деятельности (ст. 14.32), а также
    • недобросовестная конкуренция (ст. 14.33).

2) допущенные при взаимодействии хозяйствующих субъектов с антимонопольными органами:

    • невыполнение в срок законного предписания антимонопольного органа (ст. 19.5);
    • непредставление ходатайств, уведомлений (заявлений) и сведений (информации) в антимонопольный орган в установленный срок (ст. 19.8).
Читайте также:  О понятии контролирующего лица в ранее действовавших редакциях закона о банкротстве

Уголовная ответственность за нарушения антимонопольного законодательства

Уголовная ответственность за нарушение антимонопольного законодательства предусмотрена ст. 178 УК РФ («Недопущение, ограничение или устранение конкуренции»).

В соответствии с данной статьей недопущение, ограничение или устранение конкуренции путем заключения хозяйствующими субъектами-конкурентами ограничивающего конкуренцию соглашения (картеля), неоднократного злоупотребления доминирующим положением, выразившимся в установлении и (или) поддержании монопольно высокой или монопольно низкой цены товара, необоснованном отказе или уклонении от заключения договора, ограничении доступа на рынок, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо повлекли извлечение дохода в крупном размере, —

наказываются

    • штрафом в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо
    • принудительными работами на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до одного года или без такового, либо
    • лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью до одного года либо без такового.

Доходом в крупном размере признается доход, сумма которого превышает 50 миллионов рублей, а доходом в особо крупном размере — 250 миллионов рублей.

Крупным ущербом признается ущерб, сумма которого превышает 10 миллионов рублей, а особо крупным ущербом — 30 миллионов рублей.

Лицо, совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, освобождается от уголовной ответственности, если оно

    1. первым из числа соучастников преступления добровольно сообщило об этом преступлении,
    2. способствовало раскрытию этого преступления,
    3. возместило ущерб или
    4. иным образом загладило вред, причиненный в результате действий, предусмотренных настоящей статьей, и
    5. если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Разъяснение фас о взыскании убытков за нарушение антимонопольного законодательства. Понятие и виды монополистической деятельности на товарных рынках. Ограничение конкуренции органами власти Противоречащие антимонопольному законодательству действия бездейс

Сердцевина
российского антимонопольного
законодательства – Закон РСФСР «О
конкуренции и ограничении монополистической
деятельности на товарных рынках» от 22
марта 1991 года (далее – Закон).
Монополистической деятельностью,
согласно ст.

4 Закона, являются
противоречащие антимонопольному
законодательству действия (бездействие)
хозяйствующих субъектов или федеральных
органов исполнительной власти, органов
исполнительной власти субъектов
Российской Федерации и органов местного
самоуправления, направленные на
недопущение, ограничение или устранение
конкуренции.

Формам
монополистической деятельности посвящен
раздел II Закона.

Он состоит из пяти
статей, предусматривающих регулирование
злоупотребления доминирующим положением
на рынке, вертикальных и горизонтальных
(картельных) монополистических соглашений,
деятельности органов исполнительной
власти и местного самоуправления,
ограничивающих конкуренцию, а также
недопустимость участия в предпринимательской
деятельности должностных лиц органов
государственной власти и государственного
управления.

В
п.1 ст. 5 Закона закреплен общий запрет
злоупотребления хозяйствующим объектом
(группой лиц) доминирующим положением
на рынке. Этот запрет касается действий,
которые имеют либо могут иметь своим
результатом ограничение конкуренции
и (или) ущемление интересов других
хозяйствующих субъектов или физических
лиц.

Доминирующим признается положение
хозяйствующего субъекта, доля которого
на рынке определенного товара (т.е.

не
имеющего заменителя или взаимозаменяемых
товаров) составляет 65% и более, за
исключением тех случаев, когда
хозяйствующий субъект докажет, что,
несмотря на превышение указанной
величины, его положение на рынке не
является доминирующим.

  • Примерные
    формы проявления злоупотребления
    доминирующим положением, указанные в
    ст. 5 Закона о конкуренции, следующие:
  • Изъятие товаров из обращения, целью или
    результатом которого является создание
    или поддержание дефицита на рынке либо
    повышение цен;
  • Навязывание контрагенту условий
    договора, не выгодных для него или не
    относящихся к предмету договора
    (необоснованные требования передачи
    финансовых средств, иного имущества,
    имущественных прав, рабочей силы
    контрагента и др.);
  • Включение в договор дискриминирующих
    условий, которые ставят контрагента в
    неравное положение по сравнению с
    другими хозяйствующими субъектами;
  • Согласие заключить договор лишь при
    условии внесения в него положений,
    касающихся товаров, в которых контрагент
    (потребитель) не заинтересован;
  • Создание препятствий доступу на рынок
    (выход с рынка) другим хозяйствующим
    субъектам;
  • Нарушения установленного нормативными
    актами порядка ценообразования;
  • Установление монопольно высоких (низких)
    цен;
  • Сокращение или прекращение производства
    товаров, на которые имеются спрос или
    заказы потребителей при наличии
    безубыточной возможности их производства;
  • Необоснованный отказ от заключения
    договора с отдельными покупателями
    (заказчиками) при возможности производства
    или поставки соответствующего товара.

Согласно
ст. 6 Закона антиконкурентные соглашения
(согласованные действия) являются
наиболее опасной и часто встречающейся
формой монополистической деятельности
в условиях рыночной экономики.

Пункт
1 этой статьи касается так называемых
горизонтальных (картельных) соглашений,
т.е. соглашений между хозяйствующими
субъектами одного и того же уровня.

Так,
запрещаются и в установленном порядке
признаются недействительными полностью
или частично достигнутые в любой форме
соглашения (согласованные действия)
конкурирующих хозяйствующих субъектов
(потенциальных конкурентов), имеющих в
совокупности долю на рынке определенного
товара более 35%, если такие соглашения
могут иметь своим результатом ограничение
конкуренции.

Пункт
2 ст. 6 Закона посвящен вертикальным
антиконкурентным сговорам.

Так,
запрещаются достигнутые в любой форме
соглашения (согласованные действия)
неконкурирующих хозяйствующих субъектов,
один из которых занимает доминирующее
положение, а другой является, его
поставщиком или покупателем (заказчиком),
если такие соглашения (согласованные
действия) имеют либо могут иметь своим
результатом ограничение конкуренции.

Статьи
7 и 8 Закона направлены против
монополистической деятельности в сфере
управления экономикой на период перехода
от командно-административной системы
к рыночным отношениям. Следует отметить,
что указанные положения не присущи
законодательству промышленно развитых
стран; они больше свойственны странам
с переходной экономикой.

Согласно
п. 1 ст.

7 Закона федеральным органам
исполнительной власти, органам
исполнительной власти субъектов РФ и
органам местного самоуправления
запрещается принимать акты и (или)
совершать действия, которые ограничивают
самостоятельность хозяйствующих
субъектов, создают дискриминирующие
или, напротив, благоприятствующие
условия деятельности отдельных
хозяйствующих субъектов, если такие
акты или действия имеют либо могут иметь
своим результатом ограничение конкуренции
и (или) ущемление интересов хозяйствующий
субъектов или граждан.

При
слиянии, создании, присоединении
коммерческих организаций возможны
различные проявления антиконкурентных
последствий.

Статьи 17 и 18 Закона
регламентируют контроль следующих
видов экономической концентрации: 1)
создания, слияния и присоединения
объединений коммерческих организаций,
а также самих коммерческих организаций;
2) приобретения определенных пакетов
акций (вкладов, долей) в уставном
(складочном) капитале хозяйствующих
субъектов; 3) ликвидации и разделения
(выделения) государственных и муниципальных
унитарных предприятий (если это приводит
к появлению хозяйствующего субъекта,
доля которого на соответствующем
товарном рынке превышает 35%); 4) получения
в собственности или использования одним
хозяйствующим субъектом основных
производственных средств и нематериальных
активов другого хозяйствующего субъекта;
5) приобретение любым лицом прав,
позволяющих определять условия ведения
хозяйствующим субъектом его
предпринимательской деятельности; 6)
переплетения директоратов.

Необходимое
условие для обращения в антимонопольные
органы за получением согласия на
создание, реорганизацию и ликвидацию
коммерческих организаций – определенная
суммарная стоимость активов учредителей,
реорганизуемых и ликвидируемых
предприятий (более 100 000 МРОТ).

Утверждено протоколомПрезидиума ФАС России

от 11.10.2017 № 20

  1. Разъяснения по определению размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства (далее — Разъяснения), даны для территориальных органов ФАС России в целях формирования позиции антимонопольного органа по вопросам, связанным с определением размера убытков, причиненных в результате нарушения антимонопольного законодательства, в случае привлечения территориального органа к участию в деле, рассматриваемом в суде.
  2. Разъяснения могут также использоваться при рассмотрении дел о нарушении антимонопольного законодательства на предмет недопущения, ограничения, устранения конкуренции, установления ущемления интересов хозяйствующих субъектов в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей при злоупотреблении доминирующим положением.

Равным образом положения данных Разъяснений также могут быть использованы территориальными органами ФАС России в целях определения размера ущерба, причиненного нарушениями антимонопольного законодательства, как обстоятельства, отягчающего в установленных законом случаях административную ответственность (статьи 14.31, 14.31.2, 14.32, 14.33 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ)).

  • Кроме того, настоящие Разъяснения могут помочь пострадавшим лицам и нарушителям в определении убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства, при их взыскании в судебном порядке или урегулировании претензий без судебного разбирательства.
  • Настоящие Разъяснения обобщают большинство существующих методик определения убытков, сформированных по итогам исследования как российской правоприменительной практики, так и зарубежного опыта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *