Суд: госзаказчик и ФАС законность лицензии не проверяют

Суд: госзаказчик и ФАС законность лицензии не проверяют

Администрация муниципального образования разместила на официальном сайте ЕИС извещение о проведении электронного аукциона на оказание услуг по проведению периодического медицинского осмотра работников. По результатам рассмотрения вторых частей заявок аукционная комиссия признала не соответствующими требованиям п. 1 ч. 6 ст. 69 Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – Закон № 44-ФЗ) все заявки участников, кроме одной, в связи с чем электронный аукцион признан несостоявшимся (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 10 августа 2018 г. № 301-КГ18-2640).

Один из участников электронного аукциона обжаловал действия аукционной комиссии по одобрению заявки в антимонопольный орган, который, в свою очередь, признал жалобу обоснованной и выдал предписание об отмене протокола подведения итогов электронного аукциона.

По мнению антимонопольного органа участник аукциона, заявка которого была принята комиссией, документально не подтвердил возможность осуществления медицинской деятельности по адресу, установленному в извещении о закупке и документации об электронном аукционе, поскольку представленная им лицензия предусматривает осуществление лицензируемого вида деятельности в другом городе. Возможности оказания медицинских услуг на иной территории лицензия не предусматривает.

Не согласившись с решением антимонопольного органа администрация обратилась в арбитражный суд с соответствующим заявлением.

Суды трех инстанций встали на сторону истца указав, что вторая часть принятой заявки не противоречит требованиям аукционной документации, обязанность по представлению соответствующей лицензии исполнена, а отсутствие в лицензии указания на требуемое место осуществления деятельности не противоречит требованиям аукционной документации и не исключает переоформления лицензии либо привлечение соисполнителей.

Между тем Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации не согласилась с позицией судов.

Так, судьи указали, что возможность переоформления лицензии в случае изменения адреса места осуществления лицензируемого вида деятельности означает, что получив лицензию, лицензиат не обязан ее получать вновь при изменении места осуществления деятельности.

При этом до переоформления лицензии лицензиат не вправе осуществлять лицензируемый вид деятельности по адресу, не указанному в лицензии, а сроки переоформления лицензии могут превышать срок оказания услуг, предусмотренный контрактом.

Также судьи отметили, что ч. 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ установлены требования к участникам закупки, а не к соисполнителям.

Следовательно, возможность привлечения соисполнителя определяется на стадии исполнения контракта, в связи с чем выводы судов о возможном привлечении соисполнителей не подтверждают соответствие заявки участника требованиям аукционной документации и возможность его участия в аукционе.

Таким образом, Судебная коллегия признала выводы антимонопольного органа о непредставлении участником документов, подтверждающих его соответствие требованиям законодательства о лицензировании и требованиям п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона № 44-ФЗ, правомерными. И согласилась, что это являлось основанием для отстранения участника от участия в электронном аукционе.

Суд отменил решения нижестоящих судов и отказал в удовлетворении иска о признании недействительным решения антимонопольного органа.

Прокурорский надзор за государственными закупками

Из нашей статьи вы узнаете:

Проверкой заказчиков на наличие противоправной деятельности занимается Генеральная прокуратура. Проверку проводят досконально: нарушение на любом этапе начиная с составления плана и заканчивая исполнением контракта, может привести к административной и уголовной ответственности.

В этой статье мы подробно рассмотрим, как проходят прокурорские проверки, узнаем, что в них нового и расскажем, как к ним подготовиться.

Что из себя представляют проверки

Прокуратура контролирует исполнение законов во всех сферах общественной жизни. В её юрисдикцию входят также и проверки заказчиков в сфере государственных закупок. Проверяют заказчиков как по 44-ФЗ, так и по 223-ФЗ.

Порядок проверки подробно описан в методических рекомендациях, его составила Генпрокуратура для прокуроров субъектов РФ. Основная цель проверок — выявление нарушений. Если таковые находятся, то заказчика, который их допустил, могут привлечь к административной ответственности.

Контрольные мероприятия проводят по плану и вне плана, если есть основания (о них мы подробнее остановимся в разделе «Основания для проведения проверки»). Также они могут быть выездными (например, при выезде сотрудников на юридический адрес заказчика) и документарными, когда для проверки к прокурору вызывают нужных ему лиц либо присылают нужные документы.

Что нового в прокурорском надзоре над закупками

14 января 2021 Генеральная прокуратура выпустила Приказ, целью которого стало утверждение дополнительных мер по контролю в сфере закупок.

Как было сказано в самом документе, новые правила необходимы, так как случаи нарушения закона в этой сфере до сих пор многочисленны.

Участники уклоняются от проведения торгов, исполнения контрактов, несвоевременно оплачивают услуги, работы или товары и т.д. Отчасти это связано и с тем, что прокуроры не полностью соблюдали предписания по проверке заказчиков.

Генеральный прокурор в документе выдал приказания, исполнение которых должно значительно уменьшить количество нарушений. Вот лишь некоторые:

  1. Усилить надзор за исполнением законов.
  2. При осуществлении проверок обязательно проверять законность закупок.
  3. Обеспечить действенный надзор за исполнением законов на сайте «zakupki.gov.ru».
  4. Проверять соблюдение требований к ценообразованию и нормированию товаров, работ и услуг.
  5. Принимать исчерпывающие меры реагирования.

С полным списком вы можете ознакомиться в тексте документа «Об организации прокурорского надзора за исполнением законодательства в сфере закупок».

Основание контроля прокуратурой области закупок

Прокуратура — это система государственных органов, которые осуществляют контроль исполнения Конституции РФ (ст. 1 Федерального закона «О прокуратуре РФ»). Надзор за исполнением положений 44-ФЗ и 223-ФЗ входит в юрисдикцию прокуратуры.

Профилактика правонарушений — одно из основных обязанностей прокуратуры. В законе «Об основах системы профилактики правонарушений в РФ» утверждены некоторые из полномочий государственного органа.

Прокуратура может использовать различные средства для исполнения обязанностей, в том числе проводить мониторинг, выявлять лиц, склонных к нарушениям, а также выявлять и устранять причины и условия, приводящие к правонарушениям.

Полный список изложен в ст. 6 Федерального закона N 182-ФЗ.

Когда дело касается сферы закупок, средствами получения информации для прокуратуры являются: официальный сайт «zakupki.gov.ru», публикации в СМИ, обращения, базы данных и т.д.

Но главным источником достоверной информации об участниках являются контрольные мероприятия.

Именно во время их проведения, прокурор может получить наиболее полные сведения о заказчике и удостовериться, что он соблюдает законы.

Основания для проведения проверки

Как уже было сказано, прокуратура может проводить плановые и внеплановые проверки. Плановые проверки проводят в соответствии с составленным заранее графиком. С внеплановыми проверками сложнее: их могут провести в любой момент, если есть основания для такой проверки.

Основания для проведения внеплановой проверки — это жалобы на заказчиков, соответствующие обращения или информация о неправомерных действиях, полученная любым другим путём. Такую информацию обычно предоставляют поставщики, которые столкнулись с недобросовестными заказчиками.

Контрольное мероприятие может проходить в двух форматах: выездном или документарном.

Выездная проверка подразумевает, что сотрудники прокуратуры выезжают на место, где и проводят проверку. Обычно так поступают, когда установить все обстоятельства невозможно на основе одних только документов.

Документарную проверку проводят в органах прокуратуры, при этом документы могут запросить как в бумажном, так и в электронном формате.

Электронный документооборот — обязательный атрибут любого бизнеса, так как отправка некоторых сведений в контролирующие органы должна быть исключительно в электронном виде. «Астрал.ЭДО» — онлайн-сервис для организации внутреннего и внешнего юридически значимого электронного документооборота.

Осуществлять контрольное мероприятие прокурор может как единолично, так и с группой специалистов. В некоторых случаях в группу объединяются несколько прокуроров. Проверки также можно разделить на первичные, повторные и контрольные.

Вторая нужна для того, чтобы установить влияние первой проверки, а контрольная помогает определить качество и полноту проведённых ранее проверок.

Другими словами, вторая и третья прокурорская проверка нужны для того, чтобы выяснить, устранены ли нарушения.

Обобщим: внеплановый контроль могут проводить, когда есть основания — жалобы, обращения или любая другая информация.

Как подготовится к проверке по 44-ФЗ и 223-ФЗ со стороны прокуратуры

Заказчики должны быть всегда готовы к контрольным мероприятиям, чтобы они не застали врасплох. Для этого в первую очередь, всегда нужно помнить о возможной внеплановой проверке прокуратуры.

Если вести деятельность в соответствии с законом, тогда специально подготавливаться к проверкам не придётся.

Однако есть определённые моменты, на которые прокуратура обращает особенное внимание, и о них следует помнить.

Важно: информация о плановых и внеплановых проверках содержится в ФГИС ЕРП — «Едином реестре проверок». Правила формирования и ведения ФГИС ЕРП утверждены в соответствующем постановлении.

Как уже было сказано, во время проведения проверки сотрудники прокуратуры ориентируются на методические рекомендации. Из них можно почерпнуть полезную информацию, в частности, в п. 3 содержится информация об аспектах деятельности заказчика, на которые нужно обращать пристальное внимание. Сотрудники будут проверять факты:

  • ненадлежащего правового сопровождения закупок;
  • принятия незаконных правовых актов;
  • нарушения требований по принятию, установлению сроков и содержания планов закупок;
  • заключения контрактов с единственным поставщиком в обход конкурсов;
  • отсутствия расчёта и обоснования начальной цены контракта;
  • дробления контракта;
  • заключения контрактов на условиях, отличных от установленных в документации;
  • нарушений при определении победителей и выборе исполнителей.

Это малая часть того, что проверяют сотрудники прокуратуры. Именно поэтому заказчику рекомендуется изучить документ, разработанный Генпрокуратурой.

Проверяющие не выходят за рамки установленных для них рекомендаций, поэтому, если внимательно изучать данный документ, можно узнать, какие именно нарушения (если они есть) заказчику нужно устранить.

Полезно также пользоваться официальным порталом ФГИС ЕРП.

«Астрал.Тендер» — комплекс услуг для участия в торгах и госзакупках, одним из которых является тендерное сопровождение. Вам помогут найти подходящую закупку и подготовиться к ней, а также принять участие в торгах за вас.

Читайте также:  Тарифы за нотариальные действия. Как бороться с произволом частных нотариусов

Как проводится прокурорская проверка

Внеплановая прокурорская проверка проводится в несколько этапов, рассмотрим каждый из них.

  1. Прокуратура получает информацию, которая является поводом для проведения проверки.
  2. Документально оформляется решение о проведении контрольного мероприятия. В документе обязательно содержаться сроки, предмет и цели проверки.
  3. Прокуратура запрашивает у заказчика те или иные документы, тот, в свою очередь, представляет их.
  4. Сотрудники прокуратуры проверяют документы, представленные организацией и, если выявляют нарушения, фиксируют его и начинают расследование.
  5. В ходе расследования прокуратура тщательно проверяет все факты, а по окончании составляет акт проверки и применяет меры реагирования.

Задача заказчика — устранить выявленные нарушения, потому как за первичной проверкой последуют повторные.

Подведение итогов проверки

Итогом проведения проверки является акт, который составляет прокурор, а затем направляет его проверяемому. Если в ходе проверки нарушение выявлено не было, то этот акт составляется в течение десяти дней. Если же нарушение всё-таки обнаружили, то прокуратура прибегает к мерам реагирования.

Меры зависят от того, какое именно было допущено нарушение. Прокурор может:

  1. Принести протест на противоречащий закону акт (ст. 23 закона «О прокуратуре»). После получения такого протеста, проверяемое лицо должно рассмотреть изданный правовой акт в течение десяти дней, после чего результат нужно сообщить прокурору. В исключительных случаях этот срок может быть уменьшен.
  2. Внести представление об устранении нарушений (ст. 24 закона «О прокуратуре»). Если проверяемый допустил какое-то нарушение, то, в соответствии с вышеуказанным представлением, он должен его исправить. На это у него есть месяц, после чего о результатах нужно сообщить прокурору.
  3. Суд: госзаказчик и ФАС законность лицензии не проверяют

  4. Вынести постановление о возбуждении дела (ст. 25 закона «О прокуратуре»). Прокуратура может вынести данное постановление, но применять меры наказания не вправе. Поэтому документ направляется уполномоченным органам.
  5. Направить предостережение о недопустимости нарушения закона (ст. 25.1 закона «О прокуратуре»). Оно способствует предотвращению нарушения, которое ещё не совершено. Направляется такое предостережение, когда есть сведения о готовящихся противоправных действиях.

Обжалование итогов проверки

Любой из вышеперечисленных документов можно обжаловать. Это можно сделать как в прокуратуре (вышестоящему прокурору), так и в суде. В первом случае проверяемому нужно обратиться в городскую или областную прокуратуру, именно там можно будет обжаловать действия сотрудников районного отделения. Подать заявление можно и на «Госуслугах».

Жалоба должна содержать все основные сведения о задействованных лицах, суть претензии и желаемые требования. Если же прокурор вынес постановление о возбуждении дела и вынес его в суд, а тот, в свою очередь, вынес решение против проверяемого, заказчик имеет право подать апелляцию.

Прокуратура делает проверки с ещё одной целью — это профилактика нарушений, а не только их выявление. Знание о возможных проверках останавливает заказчиков перед совершением противоправных действий. Информацию о проведении проверок всегда может предоставить официальный портал ФГИС ЕРП.

Требования к участникам закупок в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 31 закона О контрактной системе

Законом о контрактной системе установлены единые требования к участникам закупок. С большинством из них у заказчиков не возникает проблем. Требования чаще всего в неизменном виде переносятся из Закона в документацию о закупке, а участники закупок декларируют соответствие этим требованиям.

Причем в электронных процедурах участникам для этого ничего особенного делать не надо.

Текст декларации, как правило, уже включен в состав заявки и в зависимости от функционала площадки либо автоматически прилагается к ней, либо для включения декларации в заявку участнику достаточно проставить галочку в нужной графе.

Сложнее обстоят дела с требованием п. 1 ч. 1 ст. 31 Закона о контрактной системе, согласно которому участник закупки должен соответствовать требованиям, установленным в соответствии с законодательством РФ к лицам, осуществляющим поставку товара, выполнение работы, оказание услуги, являющихся объектом закупки.

Если таким объектом является деятельность, для которой необходимо соответствовать вышеуказанным специальным требованиям, заказчик должен конкретизировать, каким документом участник подтверждает соответствие им.

Это вытекает из норм, регламентирующих содержание конкурсной и аукционной документации и состав заявки на участие в соответствующих процедурах: п. 4 ч. 1 ст. 54.3, п. 3 ч. 6 ст. 54.4, п. 2 ч. 1 ст. 64, п. 2 ч. 5 ст. 66 Закона о контрактной системе.

Такие документы нужно будет требовать и по новому порядку проведения электронного запроса котировок, вступление которого в силу уже не раз переносилось (п. 16 ст. 1 Федерального закона от 27.12.2019 N 449-ФЗ).

Как раз с конкретизацией требований к подтверждающим документам и возникают проблемы. На этом этапе заказчику необходимо ответить на вопросы:

  • предъявляются ли требования для этого объекта закупки;
  • какой документ подтверждает соответствие требованиям;
  • какие существуют требования к этому документу;
  • должен ли участник представлять документ, если специальные требования предусмотрены только для части работ.

Для удобства рассмотрения проблемы разделим требования и документы на четыре группы. Объект закупки может относиться к деятельности, требующей:

  1. государственной лицензии. Такие лицензии выдаются в соответствии с Федеральным законом от 04.05.2011 N 99-ФЗ и другими Федеральными законами, регулирующими лицензирование деятельности в отдельных отраслях;
  2. членства в саморегулируемой организации (СРО). Оно необходимо для ряда работ в градостроительной области: инженерных изысканий, проектирования, строительства, капремонта, сноса объектов капстроительства. Также членство в СРО предусмотрено в других сферах, например энергосбережении, оценочной деятельности, аудите, сфере финансового рынка;
  3. обязательной аккредитации либо иного допуска к определенной деятельности. Например, аккредитация необходима для органов по сертификации, испытательных лабораторий, операторов техосмотра транспортных средств. Также для деятельности по специальной оценке условий труда необходимо отвечать определенным требованиям и быть включенным в специальный реестр таких организаций;
  4. разрешения правообладателя результата интеллектуальной деятельности (РИД). Это требование вытекает из п. 1 ст. 1229 ГК РФ, устанавливающего, что правообладатель может по своему усмотрению разрешить или запретить другим лицам использование РИД. Например, разрешение необходимо для оказания некоторых услуг в отношении программного обеспечения, баз данных и других РИД, исключительные права на которые не принадлежат заказчику, а также для оказания услуг с использованием определенного программного обеспечения, баз данных и иных РИД.

В настоящей статье рассмотрим особенности применения заказчиками указанных требований. Разберем возможные варианты сочетания этих требований и действия заказчиков, не установивших требования в документах закупки.

Особенности установления требования о наличии государственной лицензии

Правоприменительная практика отмены результатов закупки

При выявлении нарушений в области государственных закупок контрольными органами налагаются штрафные санкции, выписывается предписание об устранении нарушения, а также отменяются результаты закупок.

Возможными последствиями нарушений при осуществлении закупок являются отмена их результатов, наложение штрафа, а также предписание об устранении нарушения.

Если причиной наложения штрафных санкций является факт нарушения, но он не связан с предписанием о его устранении, то предписание об устранении, которое стало причиной отмены закупки, и сама отмена закупки могут содержаться в одном документе.

Крайняя мера обеспечения законности проведения закупки – это отмена ее результатов.

Спецификой данной меры является крайняя степень неблагоприятности как для заказчика, так и для самого участника закупки, который был первоначально объявлен победителем торгов.

Если даже объявлена заново та же закупка, включая закупки на основании распоряжений Федеральной антимонопольной службы России об их возврате на стадию приёма заявки, то бывший победитель и заказчик теряют время, а поставка может сорваться.

Если же в качестве обеспечения заявок внесены средства, то отрицательные последствия затронут всех участников торгов.

Именно поэтому аннулирование итогов закупки должно быть использовано только как исключительная, экстраординарная мера.

Она уместна лишь при нарушениях, извращающих правовую суть закупочных правоотношений, не позволяя считать эту процедуру конкурентной закупкой, которая проводится на основании действующего российского законодательства.

Такие нарушения условно делятся на две группы: нарушения, касающиеся выбора метода закупки, и нарушения честной конкуренции при государственной закупке.

При выявлении грубых нарушений обеих категорий закупка отменяется. В данной статье как подтверждение основных ключевых тезисов приводятся моменты, касающиеся оспаривания государственных закупок в соответствии с Законом № 44, однако регулятивные подходы имеют немалое значение, чтобы прогнозировать последствия подобных нарушений при осуществлении закупок, которые регулирует Закон № 223.

Какие нарушения могут стать достаточным основанием, чтобы отменить результаты закупки?

Нарушения, касающиеся выбора способа закупки

Одно из оснований аннулирования закупочной процедуры с предоставлением контрольным органом предписания – это неправильный выбор способа осуществления конкурентной процедуры, при котором заказчик, к примеру, проводит конкурс вместо электронного аукциона.

Для муниципальных и государственных заказчиков выбор способа закупки жёстко регламентируется. Для каждой из категории товаров (услуг, работ) предусмотрен один способ или электронный аукцион (по выбору заказчика).

Электронный аукцион может быть использован заказчиком в ходе закупки любых товаров.

В отношениях, которые регулируются Законом № 223, в качестве таких же императивных норм, регулирующих определение формы и способа закупки, выступает требование Правительства России о закупке отдельной продукции электронным способом и нормы положения о проведении закупок.

В соответствии со ст.24 ч.5 Закона «О контрактной системе», заказчик вправе выбирать метод определения поставщика, исполнителя либо подрядчика.

Как пример решения, неблагоприятного для заказчика, которое стало следствием нарушения данных правил, приведем Решение ФАС Российской Федерации по делу № ВП-538/16 от 15 ноября 2016 г.

, где было оспорено избрание в качестве способа государственной закупки вместо электронного аукциона конкурса. По мнению поставщика, этим были нарушены его законные интересы и права.

Согласно ст. 48 ч. 2 Закона Российской Федерации «О контрактной системе», заказчику во всех случаях необходимо осуществлять закупку методом проведения открытого конкурса (исключение составляют случаи, которые предусмотрены статьями 56-57, 59, 72, 83-84 и 93 этого Закона).

Данные нормы регламентируют проведение закупки иными способами определения поставщика (кроме открытого конкурса). Помимо этого, правительственным распоряжением № 471 от 21 марта 2016 г.

установлен перечень товаров (услуг, работ), для закупки которых заказчик обязан проводить электронный аукцион.

Читайте также:  Фас применяет антикоррупционные нормы и устанавливает сговор на торгах

Словом, при избрании метода закупки определяющий фактор – это предмет госконтракта, который должен соответствовать позициям ОКПД (коду ОКПД). Ошибки в выборе метода закупки случаются по причине неправильного выбора кода ОКПД: из практики видно, именно это нарушение чаще всего допускают заказчики.

Выбирая неверный код по ОКПД, устанавливается неправильный способ определения поставщика, тем самым госзаказчик ограничивает круг участников закупки, так как участники, которые специализируются на предоставлении входящих в предмет госконтракта услуг, не имеют информации о проведении государственной закупки.

Таким образом, при неверном выборе способа осуществления закупки (к примеру, проведении вместо аукциона конкурса) конкурентность данной процедуры снижается Если способ закупки устанавливается с нарушением требований законов о контрактной системе, ее результаты нелегитимны, так как, по мнению антимонопольной службы, такое нарушение ограничивает количество потенциальных участников. Это приводит к тому, что антимонопольный орган выносит предписание об аннулировании закупки.

Чтобы правильно определять соответствующий код ОКПД, заказчики должны руководствоваться не только названием предмета закупки, но и смотреть на работы, предусмотренные Техническим заданием.

А комплексные (многокомпонентные) услуги, классифицировать которые не представляется возможным на основании одного кода ОКДП, следует классифицировать по той их части, которая более полно характеризует наиболее специфическую или большую часть их компонентов.

Заказчикам необходимо внимательно оценивать группу и подгруппу кода ОКПД, поскольку из практики можно утверждать, что выбранный код не всегда соответствует требуемому разряду и классу. Так, в Московском Арбитражном суде рассматривалось дело от 21 июля 2015 г.

№ А40-52067/15, касающееся оспаривания предписания антимонопольного органа, в соответствии с которым заказчику аннулировали закупку по причине неверного выбора кода ОКПД.

Решение признали соответствующим закону, доводы же заказчика о несоответствии функционала торговой площадки новому ОКПД судом отклонены, так как по указанию суда это обстоятельство не может освобождать заказчика от обязанности выбора правильного кода ОКПД.

Такая практика подтверждается решениями Московского Арбитражного суда и вышестоящими актами по делу от 06 июля 2016 г. № А40-7884/16.

Нарушение честной конкуренции при проведении закупки

Если вышеуказанное нарушение касается оформления закупки, то нечестная конкуренция относится к её содержанию.

Оно может выражаться в установлении необоснованных, излишних требований к отдельным участникам закупки (а это искусственно ограничивает круг потенциальных поставщиков) или в несоблюдении правил выбора победителя.

Отметим, что в рамках запроса котировок и конкурса победители определяются способом закупки, однако критерии определения более предпочтительных условий устанавливает заказчик в закупочной документации.

Аналогично в области действия Закона № 223 параметры соответствия поставщиков потребностям данной конкретной закупки могут определяться самим заказчиком на основании требований, предусмотренных в их положениях о закупках.

Требования к участникам должны обуславливаться обеспечением качества поставки товаров, оказания услуг и выполнения работ.

Для муниципальных и государственных заказчиков перечень требований к участникам закупки устанавливается законодательно.

Так, в Московском Арбитражном суде по делу от 05 октября 2016 г. № А40-171178/16 оспаривались решение УФАС г. Москвы, по которому в действиях заказчика было установлено нарушение Закона РФ «О контрактной системе».

Оно выражалась в том, что было установлено необоснованное требование, которое ограничивало конкуренцию при осуществлении закупки.

Документация содержала обязанность участников представить документы, которые не были предусмотрены в Постановлении Правительства Российской Федервции № 99 от 04 февраля 2015 г.

Управлением Федеральной антимонопольной службы было предписано заказчику привести закупочные документы в соответствие с Законом и снова представить извещение о проведении электронных торгов. Инициатором судебного процесса был участник закупки, претендовавший на заключение госконтракта, а не заказчик.

В требованиях, в которых заявитель обосновывал необходимость признания недействительным решения антимонопольной службы, он ссылался на то, что не было отклоненных заявок по причине представления неправомерно установленных документов. Это обстоятельство указывало на то, что каких-либо правовых оснований для выдачи предписания не было, так как выявленное нарушение не повлияло на итоги закупки.

Так что вопрос о необходимости выдавать предписания, которые отменяют результаты закупки, на практике рассматривается исходя из обстоятельств дела.

В постановлении АС Северо-Западного округа N А05-4450/2012 от 12 декабря 2012 г. указывалось, что контроль над размещением заказов должен давать гарантию достижения значимых целей путем всестороннего, объективного и полного выяснения обстоятельств и решения вопросов о придании законного начала, развития и итогового результата процедуре торгов.

Поэтому свои полномочия контролирующие органы реализуют, опираясь на установленные обстоятельства дела, а не на абстрактное право. При этом конечной целью проверки не может быть формальная констатация нарушения торговой процедуры.

Нужно сопоставлять нарушения с возможными или действительными негативными последствиями, чтобы выбрать адекватную меру контрольного реагирования.

Оказало ли влияние установленное нарушение на законные интересы и права других участников закупки, на права лиц, отказавшихся от участия в торгах по причине невозможности их соответствия всем требованиям документации, необходимо оценивать контролирующим органом в каждом деле. Поэтому вопрос о балансе публичных и частных интересов будет неминуемо дискутироваться, становясь предметом разбирательств в суде.

В вышеупомянутом нами решении от 05 октября 2016 г. № А40-171178/16 акты УФАС г. Москвы признаны законными, а интересы и права заявителя ненарушенными, так как суд расценил возможное ограничение числа участников закупки нарушением. Такой же подход был применен и Московским Арбитражным судом по делу от 14 ноября 2016 г. № А40-176132/16.

Аналогичные последствия по возможному ограничению числа участников закупки выявила комиссия Федеральной антимонопольной службы России при рассмотрении распространённой ситуации по необоснованному требованию к участнику о предоставлении им свидетельства СРО, хотя такого указания в законодательстве нет. Необоснованность такого требования была отражена, к примеру, в решении Федеральной антимонопольной службы Российской Федерации № К-1984/16 от 14 декабря 2016 г.

Немного более сложной была ситуация с описанием объекта закупки, который в обиходе называют «заточкой» в документации под определенного поставщика. Конечно, в этих условиях закупка не представляется конкурентной, потому она должна быть аннулирована.

К примеру, решением УФАС г. Нижний Новгород N 2196-ФАС52-КТ-33-09/11-16 (780-ДР) от 24 ноября 2016 г.

подтверждалось, что установленные в аукционных документах требования к товарам приводят к ограничению числа участников закупки, когда описание закупочного объекта носит необъективный характер, исключая возможность поставки товара, имеющего близкие значения характеристик.

Подчеркнем, что такое нарушение считается ограничением конкуренции только в случае, если товары, имеющие близкие значения характеристик, дают возможность заказчику удовлетворить свою потребность, которая стала основанием для закупки, настолько же, насколько товары, указанные им в аукционных документах.

Если заказчик может объяснить, почему в данной ситуации нужно указывать именно специфические характеристики, то аналогичные условия закупочной документации надо будет признать стремлением к обеспечению качества, а не «заточкой».

Схожую позицию изложили в решении Управления Федеральной антимонопольной службы по г. Краснодару N ЭА-1921/2016 от 05 декабря 2016 г. Особенность этого дела в том, что показатели, установленные заказчиком, можно было определить лишь по результатам проведенных испытаний.

Это явное нарушение Закона Российской Федераци «О контрактной системе», поэтому комиссия УФАС вынуждена была констатировать, что требования к товарам, установленные заказчиком, необъективны.

Но производственные процессы заказчиков, которые регулируются Законом № 223, намного сложнее, потому несложно вообразить ситуацию, при которой такие испытания действительно необходимы, – только при этом в документах по закупке надо предусмотреть равный для каждого из участников государственной закупки доступ к подобным испытаниям, причём проводить их надо до выбора победителя.

Еще один пример нарушения, который ограничивает конкуренцию, – это требование заказчика не допускать к закупке юридических лиц, зарегистрированных в ЕГРЮЛ меньше трех лет назад. Антимонопольной службой это требование признано незаконным, заказчику же выдали предписание отменить протоколы, вносящие изменения в закупочную документацию.

В процессе обжалования этого предписания Московский Арбитражный суд по делу от 28 октября 2015 г. № А40-100624/2015 постановил, что оспариваемый ненормативный правовой акт антимонопольной службы – законный. Суд указал, что при установлении срока давности регистрации существенно ограничивается конкуренция.

Это требование не дает возможности установить участника закупки, исполнение контракта которым будет в наибольшей степени эффективным. Кроме того, оно не обеспечит справедливости, равноправия, приведет к необоснованным ограничениям конкуренции по отношению ко всем участникам закупки. Словом, приведет к нарушениям ст. 17 ч.

1 Закона Российской Федерации «О защите конкуренции».

Разумеется, что все категории нарушений, которые могут создавать риск ограничения конкуренции, не представляется возможным перечислить. Но при их рассмотрении в контексте темы аннулирования итогов государственных закупок очень важно не забывать о том, что перечень антиконкурентных нарушений, который установлен ст.

17 Закона РФ «О защите конкуренции», отнюдь не является полностью исчерпывающим.

Чтобы квалифицировать действия по организации, а также проведению закупок как нарушающих требования антимонопольных законов, необходимо установить и оценить последствия разного рода нарушений с точки зрения их возможного или фактического воздействия на конкурентную среду, причем в каждом конкретном случае.

Крайняя степень нарушений, допускаемых при проведении государственных закупок, как правило, приводит к применению крайней степени наказания. Иначе говоря, закупку могут отменить, если допущены серьезные нарушения: к примеру, в выборе победителя торгов, либо имеющиеся ошибки способствовали созданию высокого риска такого нарушения.

Настолько же серьезным основанием, чтобы отменить закупочную процедуру, является выявление антимонопольной службой в действиях заказчика нарушений, которые приводят к ограничению конкуренции при осуществлении государственных закупок (например, отстранение от участия в торгах потенциальных поставщиков, способных в полной мере удовлетворить потребности заказчиков в товарах, услугах, работах не хуже лиц, которые признаны участниками государственной закупки).

Читайте также:  Выводы судебной практики по делам о защите прав и интересов потребителей за iii квартал 2019

Федеральная антимонопольная служба отслеживает также соблюдение заказчиками правил выбора метода закупки. Это, на первый взгляд, невинное и единичное нарушение в случае систематического повторения вполне может создать настоящий хаос в сфере государственных закупок, при котором будет невозможно говорить о честной конкуренции.

И в заключение стоит подчеркнуть, что антимонопольная служба выдаёт предписание об отмене закупки только в случае, когда контракт ещё не подписан.

Как только он заключен, закупочные отношения переходят к принципиально новой стадии, на которой неуместно будет говорить о конкурентной борьбе между несколькими поставщиками, а также корректности метода выбора победителя.

Оспорить же соответствующие нарушения на этом этапе, а тем более доказать то, что они послужили причиной нелегальности подписания контракта, возможно только в судебном порядке.

Теги: Закупки, торги, отмена результатов закупки,

Количество просмотров: 24367

Пожалуйста, оцените, насколько был полезен данный материал

Обзор судебной практики. Топ антимонопольных споров. Выпуск № 1/2021

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 16.11.2020 по делу № А40-189755/2019 (решение в пользу антимонопольного органа) 

Участники дела

Прокуратура Московской области против ФАС России 

Резюме эксперта

ВС РФ и ФАС России напомнили, что никто не должен подвергаться наказанию дважды за одно и то же нарушение. Служба привлекла хозсубъект к ответственности за совершение правонарушения в период с 25 мая 2018 г.

по 29 мая 2019 г. Аналогичное нарушение в это же время не образует отличную объективную сторону деяния, не формирует множественность однородных административных правонарушений, а значит, за него нельзя наказать согласно ч. 5 ст.

4.1 КоАП РФ. 

Обстоятельства дела

Исполнитель по договорам гособоронзаказа ООО «СнабСтройТех» нарушил требования закона – не вел раздельный учет результатов хоздеятельности за период с 25 сентября 2018 г. по 29 мая 2019 г. 

В связи с этим прокуратура возбудила дело по ч. 1 ст. 15.

37 КоАП РФ и направила его в ФАС России для рассмотрения по существу. Регулятор установил, что ранее компанию уже привлекали к административной ответственности за аналогичное нарушение (за период с 25 мая 2018 г. по 29 мая 2019 г.).

Поскольку лицо не может быть дважды наказано за одно и то же правонарушение, производство по делу было прекращено на основании п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ. 

Прокуратура обжаловала постановление ФАС России в суде. Первая и апелляционная инстанции в удовлетворении требований отказали. 

Кассация отменила акты судов и поддержала прокуратуру, разъяснив:

  • период неведения раздельного учета результатов хоздеятельности по разным договорам не имеет значения для квалификации действий по ч. 1 ст. 15.37 КоАП РФ, поскольку каждое из совершенных деяний, несмотря на идентичность квалификации, содержит самостоятельный оконченный состав правонарушения в связи с разностью их объективной стороны;
  • различие объективной стороны деяний формирует в данном случае множественность однородных административных правонарушений, что не говорит о повторности привлечения к ответственности. 

ФАС России обратилась в ВС РФ. 

Решение ВС РФ и его обоснование

СКЭС не согласилась с выводами кассации и отметила следующее.

  1. КС РФ указывает, что одна из задач законодательства об административных правонарушениях – их предупреждение, а цель административного наказания – предупреждение совершения новых нарушений (Определение от 27.02.2020 № 497-О).

    Реализацию этой цели в аспекте общей и частной превенции обеспечивают неотвратимость наказания и введение соразмерных и справедливых мер юридической ответственности, позволяющих стимулировать участников отношений к правомерному поведению.

  2. Никто не может нести административную ответственность дважды за одно и то же правонарушение (ч.

    5 ст. 4.1 КоАП РФ). А позиция прокуратуры предполагает многократное применение наказания за любые отдельные нарушения исполнителем правил раздельного учета результатов хоздеятельности в рамках исполнения госконтрактов. Такой подход не отвечает требованиям соразмерности и справедливости наказания.

Постановление кассационного суда отменено, решения нижестоящих судов оставлены в силе. 

Участники дела

Гражданин против Московского УФАС России 

Резюме эксперта

Обжаловать бездействие УФАС (непроведение проверки соблюдения хозсубъектом требований антимонопольного законодательства) следует в рамках рассмотрения административного искового заявления в порядке, закрепленном КАС РФ. ВС РФ разъяснил, что подобные заявления не относятся к подведомственности арбитражных судов, поскольку бездействие регулятора в этих случаях не является ни решением, ни предписанием, которые оспариваются в арбитраже. 

Обстоятельства дела

Гражданин сообщил УФАС о наличии в действиях АО «Мособлгаз» нарушения ст. 10 и 14.2 Закона о защите конкуренции. Он просил провести проверку компании, истребовать необходимые документы и привлечь «Мособлгаз» к административной ответственности.

 

Не получив ответа на заявление, гражданин обратился в районный суд с административным исковым заявлением о признании незаконным бездействия начальника отдела антимонопольного контроля УФАС и возложении на УФАС обязанности провести проверку.

 

Суд вернул заявление в связи с неподсудностью. Апелляция и кассация также отказали в принятии административного иска. 

Первая инстанция, ссылаясь на ст. 52 Закона о защите конкуренции, заключила, что решения и предписания антимонопольного органа могут быть обжалованы только в арбитражном суде.

Кассация пришла к выводу, что требования об оспаривании бездействия должностного лица УФАС в рамках административного дела не относятся к делам, вытекающим из публичных правоотношений, и не подлежат рассмотрению в порядке административного судопроизводства. 

Гражданин подал кассационную жалобу в ВС РФ. 

Решение ВС РФ и его обоснование

ВС РФ признал подходы судов неверными и указал на следующее.

  1. Гражданин оспаривал бездействие антимонопольного органа, не связанное с прекращением производства по делу в отношении «Мособлгаза». Он не требовал признать незаконным постановление УФАС о прекращении производства или иные решения, принятые в рамках административного дела.

  2. В суде можно оспорить бездействие административного ответчика путем уклонения от принятия решений либо совершения действий в рамках возложенных на него обязанностей (п. 4 ч. 2 ст. 220 КАС РФ).

    Закон о защите конкуренции обязывает антимонопольный орган обеспечивать контроль за соблюдением антимонопольного законодательства хозсубъектами, выявлять соответствующие нарушения, принимать меры по их прекращению и привлечению виновных в их совершении лиц к ответственности. Заявление физлица – одно из оснований для возбуждения и рассмотрения регулятором антимонопольного дела (п.

    1 и 2 ст. 22, п. 11 ст. 23, п. 2 ч. 2 ст. 39 Закона).

  3. Исходя из предмета иска и с учетом приведенных норм законодательства, выводы судов о рассмотрении требований гражданина в порядке, предусмотренном КоАП РФ, несостоятельны.

    Глава 30 КоАП РФ не предполагает возможность обжаловать иные решения и действия, кроме постановлений по административному делу и определения об отказе в его возбуждении. Также как не устанавливает правила обжалования бездействия должностных лиц в ходе производства по административному делу, тем более после его прекращения.

    Статья 52 Закона о защите конкуренции спорные отношения также не регулирует. А значит, требования гражданина не могут быть отнесены к подведомственности арбитражного суда.

ВС РФ направил дело в районный суд для рассмотрения со стадии принятия административного иска к производству.

 

Суд расценил это как понуждение поставщика продолжать договорные отношения на ранее согласованных условиях, что невыгодно для поставщика и создает конкурентные преимущества для сети. При этом суд счел условие договора, позволяющее поставщику не поставлять товар, если ретейлер не принял предложение об изменении цены, как создающее угрозу прекращения договора и наступления иных негативных для поставщика последствий. Это обстоятельство, по мнению суда, также подтверждает нарушение торговой сетью закона. 

Обстоятельства дела

Затраты АО «Нижнеломовский хлебокомбинат» на производство хлебобулочных изделий увеличились, для внесения изменений в договор поставки компания направила «Тандеру» письмо о повышении отпускных цен.

Торговая сеть оставила это обращение без рассмотрения и продолжила приобретать товар по старым ценам, которые были ниже отпускных и меньше, чем для иных контрагентов.

 

УФАС признало отказ принять предложение о повышении цен на продукцию нарушением подп. «г» п. 4 ч. 1 ст. 13 Закона о торговле. 

«Тандер» обжаловал решение антимонопольного органа в суде. Две инстанции встали на сторону ретейлера, посчитав, что его бездействие не является нарушением. 

УФАС подало кассационную жалобу. Суд округа удовлетворил жалобу, разъяснив несколько моментов.

  1. По договору между «Тандером» и хлебокомбинатом при отказе последнего от поставки товара существовала реальная угроза прекращения договорных отношений. Доля «Тандера» в объеме всех реализованных продтоваров на территории района более чем в два раза больше в сравнении с объемом реализации таких товаров другими торговыми сетями. Поэтому поставщик заинтересован в реализации товара через магазины «Тандера».
  2. Для продолжения сотрудничества с «Тандером» комбинат вынужден был поставлять товар по невыгодным для него ценам. Наличие угрозы прекращения договора свидетельствует о том, что торговая сеть навязывает поставщику невыгодные условия.
  3. Розничные цены в магазинах «Тандера» на хлебобулочные изделия в проверяемый период были ниже, чем отпускные цены поставщика другим контрагентам. Это создавало для ретейлера конкурентные преимущества. При этом суды не учли, что запрет навязывать условия о снижении цены непосредственно связан с установленной минимальной ценой товаров при их продаже хозсубъектами, ведущими аналогичную деятельность.
  4. В данном случае важно, что отпускная цена товаров для одних контрагентов выше, чем для «Тандера», который продолжил получать товар из-за непринятия повышения цен, что создало неравные конкурентные условия на рынке. Между тем суды не исследовали, каким образом «Тандер» воспользовался своим рыночным положением, чтобы принудить поставщика продолжить договорные отношения на невыгодных условиях.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *