Практика ведения судебных тяжб по кадровым вопросам

Если при заключении дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении должностного оклада руководитель организации допустил злоупотребление правом, суд может признать сделку недействительной по заявлению кредиторов организации в рамках процедуры банкротства. К такому выводу пришел Верховный суд РФ.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) коммерческой организации конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным дополнительного соглашения к трудовому договору об увеличении должностного оклада, заключенному организацией-должником с руководителем организации, и применении последствий недействительности сделки.

Суды двух инстанций признали заключенное допсоглашение об увеличении должностного оклада директора неправомерным. Верховный суд РФ в определении от 5 мая 2017 г. N 307-ЭС17-491(2) с выводами коллег согласился.

Судьи указали, что, признавая соглашение недействительной сделкой и поддерживая данный вывод, они исходили из того, что существенное увеличение должностного оклада было произведено в течение недели до отзыва у должника лицензии на осуществление банковских операций.

При этом надлежащее нормативно-правовое и экономическое обоснование такого шага отсутствовало, а установленный для руководителя повышенный размер заработной платы не соответствовал действовавшей системе оплаты работников должника. Суд также указал на злоупотребление правом при совершении оспариваемой сделки.

2. Для увольнения за дисциплинарный проступок нужно письменное объяснение

Если работник организации совершил нарушение трудовой дисциплины, за которое в качестве наказания предусмотрено увольнение, работодатель должен попросить сотрудника предоставить объяснения.

Если увольнение было выполнено без таких объяснений, то был нарушен порядок, установленный трудовым законодательством, а значит, увольнение за неоднократное неисполнение обязанностей может быть признанно незаконным.

Так решил Свердловский областной суд.

Гражданин обратился в суд с иском к организации-работодателю о признании незаконными приказов о наложении на него дисциплинарного взыскания и увольнения, а также изменении формулировки основания увольнения. Он указал, что работал в организации на основании трудового договора. В связи с неисполнением должностных обязанностей директором организации ему был объявлен выговор. Позднее, в связи с нарушением п. 5.1. Правил внутреннего трудового распорядка организации, истец получил от работодателя замечание, а третьим приказом он был уволен на основании пункта 5 статьи 81 Трудового кодекса РФ за ненадлежащее исполнение должностного регламента. Истец считает, что в его действиях нет состава данного дисциплинарного правонарушения.

Решением суда первой инстанции исковые требования бывшего работника были удовлетворены частично. Суд признал незаконным приказ организации о наложении на истца дисциплинарного взыскания в виде увольнения и обязал ответчика изменить формулировку и основание увольнения с п. 5 статьи 81 ТК РФ «неоднократное неисполнение работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если он имеет дисциплинарное взыскание» на п. 3 статьи 77 ТК РФ «по инициативе работника». Смоленский областной суд в апелляционном определении от 14 февраля 2017 г. по делу N 33-2561/2017 поддержал позицию коллег и оставил решение суда первой инстанции без изменения. Судьи указали, что нормами статьи 193 ТК РФ на работодателя императивно возложена обязанность по истребованию от работника письменного объяснения по факту совершения дисциплинарного проступка. Поэтому дисциплинарное взыскание, в том числе в виде увольнения, может быть применено к работнику только после получения от него объяснения в письменной форме либо после непредставления работником такого объяснения (отказа предоставить объяснение) по истечении двух рабочих дней со дня его затребования. В спорной ситуации по последнему проступку истца, который и привел к его увольнению, до издания приказа о привлечении к дисциплинарной ответственности работодатель не затребовал объяснение по всем фактам нарушений, послуживших основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности. Тем самым организация нарушила предусмотренный трудовым законодательством порядок. Право работника на предоставление работодателю объяснения было нарушено, а значит, и увольнение было незаконным.

3. Без заключения трудового договора нельзя внести запись в трудовую книжку

Если гражданин оказывал услуги органам внутренних дел, не заключая при этом контракта и трудового договора, он не может рассчитывать на запись в трудовой книжке, поскольку по закону не выполнил всех условий, предусмотренных в статье 15 Трудового кодекса РФ. Так решил Верховный суд РФ.

Министерство внутренних дел привлекало к оперативно-розыскной работе гражданина на договорной основе. Всего с гражданином было заключено 16 контрактов, на основании которых он сотрудничал с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Последний заключенный контракт от 1 августа 2013 года был расторгнут 31 марта 2014 года.

Поскольку все правоотношения между внутренними органами и их сотрудниками регулируются Федеральным законом от 30 ноября 2011 г.

N 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», а в статье 89 данного закона предусмотрена обязанность уполномоченного руководителя или уполномоченного им лица выдать сотруднику в последний день службы трудовую книжку и произвести окончательный расчет, то гражданин счел, что работодатель не выполнил данную обязанность и не внес в трудовую книжку запись, которая подтверждала бы его трудовой стаж. Однако Управление Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Ульяновску, которому оказывал услуги гражданин, указало, что фактически гражданин службу в органах внутренних дел не проходил, в трудовых отношениях с Управлением Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Ульяновску не состоял, трудовой договор с ним не заключался, трудовая книжка не оформлялась в связи с отсутствием к тому оснований.

Решением Ульяновского областного суда в удовлетворении заявленных гражданином исковых требований было отказано. Верховный суд РФ оставил это решение без изменений. В апелляционном определении Верховного Суда РФ от 10.11.

2014 N 80-АПГ14-8 судьи указали, что конфиденциальное сотрудничество по контракту с органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не основывается на нормах трудового законодательства. Ответчик работодателем истца не являлся, поскольку тот не состоял в штате у ответчика. В частности, ответчик не производил за него уплату страховых взносов в Пенсионный фонд РФ.

Поэтому оснований для внесения в трудовую книжку истца записи о периоде его сотрудничества на контрактной основе с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, не имеется. Такая позиция суда подтверждается нормой из части 1 статьи 17 Федерального закона от 12 августа 1995 г.

N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой отдельные лица могут с их согласия привлекаться к подготовке или проведению оперативно-розыскных мероприятий с сохранением по их желанию конфиденциальности содействия органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в том числе по контракту. При этом в статье 18 Федерального закона от 12 августа 1995 г.

N 144-ФЗ предусмотрено, что период сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в качестве основного рода занятий включается в трудовой стаж граждан. Указанные лица имеют право на пенсионное обеспечение в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Кроме того, в соответствии с нормами статьи 15 Трудового кодекса РФ, трудовые отношения — это отношения, основанные на соглашении между работником и работодателем о личном выполнении работником за плату трудовой функции.

В такие функции входит: работа по должности в соответствии со штатным расписанием, профессии, специальности с указанием квалификации, а также подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка при обеспечении работодателем условий труда, предусмотренных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором. В спорной ситуации истец не проходил службу по контракту в соответствии со штатным расписанием ответчика, а также с ним не заключался трудовой договор о выполнении им какой-либо трудовой функции по должности в соответствии со штатным расписанием ответчика и с соблюдением всех условий, предусмотренных частью 1 статьи 15 Трудового кодекса РФ. Кроме того, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, не выступает в рамках спорных правоотношений в качестве работодателя потому, что не обеспечивает постоянную занятость гражданина и его зачисление в штат. При этом возможность включения периода сотрудничества граждан по контракту с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, в трудовой стаж предусмотрена лишь в отношении ограниченного круга лиц, для которых такое сотрудничество выступает в качестве основного рода занятий.

4. Причина увольнения в трудовой книжке должно соответствовать трудовому законодательству

Работодатель обязан выдать трудовую книжку при увольнении работника в установленный Трудовым кодексом РФ срок. Причина увольнения, о которой может быть сделана запись в трудовой книжке, также должна быть предусмотрена Трудовым кодексом РФ. Так решил Саратовский областной суд.

Обзор судебной практики по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по результатам аттестации (пункт 3 части 1 статьи 81 ТК РФ) от 18 февраля 2015

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

По правилам п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае несоответствия работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п.31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», в силу п.3 ч.1 и п.3 ч.2 ст.81 Трудового кодекса РФ увольнение по п.3 ч.1 ст.

81 Трудового кодекса РФ допустимо при условии, что несоответствие работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие его недостаточной квалификации подтверждено результатами аттестации, проведенной в порядке, установленном трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения представительного органа работников.

Учитывая это, работодатель не вправе расторгнуть трудовой договор с работником по названному основанию, если в отношении этого работника аттестация не проводилась либо аттестационная комиссия пришла к выводу о соответствии работника занимаемой должности или выполняемой работе. При этом выводы аттестационной комиссии о деловых качествах работника подлежат оценке в совокупности с другими доказательствами по делу.

Если же работник был все-таки уволен по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ, то работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о несоответствии работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

Читайте также:  ФАС отсрочивает и рассрочивает административные штрафы

Кроме того, увольнение по п.3 ст.

81 Трудового кодекса РФ допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. Также работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

При увольнении работодателю важно учитывать, что в силу отдельных норм законодательства, а также сложившейся судебной практики не каждого работника работодатель вправе уволить по п.3 ст.81 Трудового кодекса РФ. В частности, работодатель не вправе уволить:

  • — беременную женщину;
  • — женщину, которая находится в отпуске по беременности и родам и в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет;
  • — одинокую мать или отца, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет или ребенка-инвалида в возрасте до 18 лет;
  • — родителя или опекуна, который является единственным кормильцем ребенка до 3 лет в семье с тремя и более детьми до 14 лет или ребенка-инвалида до 18 лет, если другой родитель или опекун или попечитель не работает;
  • — работника, проработавшего в занимаемой должности менее одного года;
  • — работника, не достигшего возраста 18 лет;
  • — работника, находящегося в отпуске;
  • — работника в период его временной нетрудоспособности;
  • — представителя работника в период ведения коллективных переговоров;
  • —  работника, являющегося членом профсоюза;
  • — представителя работника, участвующего в разрешении коллективного трудового спора;
  • — работника, участвующего в коллективном трудовом споре или в забастовке;
  • — работника, избранного в состав комиссий по трудовым спорам;
  • — руководителя (или его заместителя) выборных коллегиальных органов первичных профсоюзных организаций, выборных коллегиальных органов профсоюзных организаций структурных подразделений организаций (не ниже цеховых и приравненных к ним), не освобожденные от основной работы.

Ниже приводится обзор выводов судов, изложенных в решениях конкретных дел, по спорным вопросам при рассмотрении судами дел о признании незаконным увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ.

1. Суды удовлетворили иск работника

1.1. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Карелия от 02.09.2014 N 33-3122/2014

Исковые требования:

Г.К.С. обратился в суд с исковым заявлением о признании протокола квалификационной комиссии незаконным, восстановлении на работе, взыскании выплат, причитающихся работнику, компенсации морального вреда.

Решение суда:

Решение суда первой инстанции об отказе в удовлетворении иска отменил, заявленные исковые требования удовлетворил частично.

Суд обязал восстановить Г.К.С. на работе, взыскать с войсковой части ФКУ «Объединенное стратегическое командование Западного военного округа» в пользу Г.К.С.

заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, в остальной части исковых требований и в иске к ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по г.

Санкт-Петербургу, Ленинградской области и Республике Карелия» отказал.

Позиция суда:

Поскольку решение квалификационной комиссии о проведении аттестации в отношении Г.К.С. признано незаконным, оснований для увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ не имелось, в силу ч.1 ст.394 Трудового кодекса РФ истец подлежит восстановлению на работе в прежней должности.

    Как разъяснил суд, порядок проведения аттестации (зачета) по специальному индивидуальному обучению личного состава пожарной команды, утвержденного приказом начальника арсенала войсковой части, в силу ст.

8 Трудового кодекса РФ не может рассматриваться как локальный нормативный акт, содержащий нормы трудового права, принятый работодателем в пределах своей компетенции в соответствии с трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, соглашениями.

Возможность принятия локального нормативного акта начальником арсенала войсковой части не предусмотрена Положением об арсенале (ракетного и артиллерийского вооружения), утвержденного командиром войсковой части.

    Доводы стороны ответчика о том, что Г.К.С. подлежал аттестации в силу п.9 Положения о пожарной охране в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ, не могут быть приняты во внимание, поскольку указанный пункт предусматривает аттестацию в отношение лиц, осуществляющих ведомственный пожарный надзор, тогда как истец таковым не является.

    Рассматривая в целом аттестацию как процедуру, которая может повлечь увольнение работника в связи с несоответствием занимаемой им должности, судебная коллегия также учитывает, что в данном случае имел место непродолжительный период с даты издания приказа об аттестации до времени проведения данной аттестации, также суду не был представлен предусмотренный Порядком и необходимый для проведения аттестации отчет о выполнении плана аттестации в отношении истца, который подлежал приобщению к материалам его личного дела; кроме того, состав квалификационной комиссии не соответствует приказу начальника арсенала, которым был утвержден состав данной комиссии.

    Учитывая изложенное, принимая во внимание отсутствие принятого на уровне Министерства обороны РФ положения о порядке проведения аттестации гражданского персонала, в том числе личного состава подразделений пожарной охраны, также локального нормативного акта об аттестации работников арсенала, судебная коллегия полагает, что неудовлетворительный результат зачета Г.К.С. по специальному индивидуальному обучению в данном случае не является основанием для его увольнения по п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ в связи с несоответствием данного работника занимаемой должности или выполняемой работе вследствие недостаточной квалификации, подтвержденной результатами аттестации.

    Кроме того, как видно из материалов дела, приказ об увольнении истца подписан начальником арсенала войсковой части, между тем арсенал войсковой части юридическим лицом не является.

Положение об арсенале не предусматривает право начальника арсенала на заключение и расторжение трудового договора с работниками.

Представленная в материалы дела доверенность, в соответствии с которой командир войсковой части уполномочивает начальника арсенала заключать и расторгать трудовые договоры, издавать локальные нормативные акты, по мнению судебной коллегии, не может быть принята во внимание, поскольку командир войсковой части полномочиями по выдаче такой доверенности в силу п.3 ст.55 Гражданского кодекса РФ не имеет. Таким образом, представленными доказательствами не подтверждаются полномочия начальника арсенала на увольнение истца и подписание соответствующего приказа.

    Учитывая изложенное, решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований законным и обоснованным признать нельзя, в соответствии с п.3 и п.4 ст.330 ГПК РФ оно подлежит отмене, с вынесением по делу нового решения о частичном удовлетворении исковых требований.

1.2. Определение Судебной коллегии по гражданским делам суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 05.06.2014 N 33-1144/2014

Исковые требования:

С.В. обратился в суд с исковым заявлением к администрации муниципального образования о признании результатов аттестации незаконными, отмене приказа, восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов.

Решение суда:

Суд частично удовлетворил заявленные С.В. исковые требования.

Суд признал результаты аттестационной комиссии администрации муниципального образования незаконными, приказ отменил, обязал восстановить С.В. в должности начальника отдела жилищной политики администрации муниципального образования, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, судебные расходы, в остальной части иска отказал.

Позиция суда:

Как установил суд, суд первой инстанции подробно изучил и проанализировал положения действующего законодательства, регулирующего вопросы аттестации муниципальных служащих, в том числе и Положения о проведении аттестации муниципальных служащих муниципального образования, утвержденного постановлением Главы поселка, и пришел к обоснованному выводу о допущенных работодателем нарушений как при формировании аттестационной комиссии, так и в деятельности самой аттестационной комиссии.

    Согласно должностной инструкции основные вопросы, в решении которых обязана принимать участие С.В., связаны с реализацией жилищных прав граждан, проживающих на территории муниципального образования. Как следует из аттестационного листа С.В.

, аттестационной комиссией ей было задано 5 вопросов, большая часть которых по законодательству о муниципальной службе. Ответы С.В. комиссией были оценены как неправильные и неполные, в связи с чем аттестационная комиссия пришла к выводу о несоответствии С.В. занимаемой должности, ограничившись оглашением предоставленным в отношении С.

В. отзывом, без обсуждения ее профессиональных и личностных качеств применительно к ее профессиональной служебной деятельности, сложности выполняемой ею работы, ее эффективности и результативности, без учета результатов исполнения должностной инструкции, профессиональных знаний и опыта работы, соблюдения ею ограничений, отсутствия нарушений запретов, выполнения требований к служебному поведению и обязательств.

    Данные обстоятельства также подтверждаются объяснениями членов аттестационной комиссии, допрошенных судом первой инстанции в ходе рассмотрения дела.

    При этом ссылка в аттестационном листе С.В. о ее конфликтности ничем не подтверждается. С результатами аттестации С.В. не согласилась, однако ее возражения не были приняты, не проверялись на предмет обоснованности и не обсуждались.

Фактически аттестационная комиссия ограничилась оценкой ответов на заданные С.В. вопросы, не оценивая ее профессиональные качества. Между тем судом установлено и представителями ответчика не отрицалось, что с перечнем вопросов, на которые нужно было отвечать при аттестации, С.В.

ознакомлена не была, вопросы составлены произвольно, с ее должностными обязанностями напрямую не связаны.

1.3. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 04.07.2014 N 33-20940/2014

Читайте также:  Книги о рекламе

Исковые требования:

Ш.

обратилась в суд с иском о признании незаконным протокола заседания аттестационной комиссии, признании приказа о прекращении (расторжении) трудового договора незаконным, изменении формулировки увольнения на увольнение по собственному желанию и дату увольнения на 29 октября 2013 г., взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с 14 октября 2013 года по 29 октября 2013 года, взыскании компенсации морального вреда и внесении изменения в причину увольнения в трудовой книжке, взыскании судебных расходов.

Решение суда:

Суд решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании увольнения незаконным, изменении формулировки и даты увольнения, взыскании заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, судебных расходов отменил и постановил в данной части новое решение.

Суд признал приказ об увольнении истца незаконным, изменил формулировку увольнения Ш. с п.3 ч.1 ст.81 Трудового кодекса РФ на увольнение в порядке п.3 ч.1 ст.

77 Трудового кодекса РФ — расторжение трудового договора по инициативе работника, изменил дату увольнения истца с 14 октября 2013 года на 29 октября 2013 года, обязал бывшего работодателя внести изменения в трудовую книжку истца, взыскал заработную плату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда, расходы на оплату услуг представителя в размере. В остальной части решение суда первой инстанции оставил без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Позиция суда:

Из материалов дела следует, что приказом от 9 августа 2013 года назначено проведение плановой аттестации в отношении медицинского директора Ш.

, в то время как согласно приказу от 1 ноября 2012 года истец назначена на должность медицинского директора с 1 ноября 2012 года, таким образом, проведение аттестации в отношении истца 11 октября 2013 года является преждевременным, поскольку согласно п.1.

4 Положения о проведении аттестации ежегодной аттестации не подлежат работники, проработавшие в занимаемой должности менее одного года.

  1.     Кроме этого, ответчиком не представлены доказательства, подтверждающие то, что истцу предлагались имеющиеся вакантные у ответчика должности, в то время как истец утверждает, что ей не предлагались вакантные должности.
  2.     Вместе с этим судебная коллегия не может согласиться с выводами суда о злоупотреблении истцом своими правами в связи с обращением в медицинское учреждение после уведомления о результатах проведенной в отношении нее аттестации и увольнении в связи с несоответствием занимаемой должности.
  3.     Копией листка нетрудоспособности подтверждается, что с 14 октября 2013 года по 29 октября 2013 года истец отсутствовала на рабочем месте в связи с тем, что болела и имела освобождение от работы.
  4.     Доказательств о времени и дате ознакомления истца с приказом об увольнении в материалах дела не имеется, а из представленных в суд апелляционной инстанции доказательств следует, что 14 октября 2013 года была нетрудоспособна.

Обзор судебной практики

Ключевую роль в повседневной трудовой деятельности юриста по гражданским спорам (адвоката по гражданским делам), руководителя предприятия, играет обзор судебной практики по гражданским делам.

История судебных прецедентов по гражданским делам, решения суда по гражданским вопросам позволяют сформулировать позицию государственных структур в сфере законодательства по гражданским делам.

Предоставляют возможность спроектировать различные варианты судебного постановления по гражданским делам, в случае спорного инцидента по гражданским вопросам с государством.

Обзор судебной практики по гражданским делам

Сегодня законодательство РФ функционирует в рамках традиционной законодательной системы по гражданским делам. Она утверждает закон как фундаментальную основу, благодаря которой разрешаются все спорные вопросы по гражданским делам.

Европейская альтернатива решений по гражданским юридическим вопросам (гражданским делам) представлена англо – саксонской системой по гражданским взаимоотношениям. Постановления ВС РФ по гражданским делам основываются на прецедентах.

Классическая система законотворчества по гражданским вопросам индифферентна к прецедентам по гражданским делам. Тем не менее, законодательство РФ по гражданским взаимоотношениям учитывает данные судебной практики по гражданским делам. Существует современная классификация судебной практики по гражданским вопросам:

  • постановления ВС РФ, в основе которых лежит толкование отдельных нормативов по гражданским делам;
  • обобщение решений ВС РФ по гражданским делам.
  • полный комплекс вердиктов суда по гражданским делам.

Обзор судебной практики по гражданским делам – удобный аналитический инструмент использования правовых норм по гражданским взаимоотношениям. Он позволяет систематизировать деятельность суда по гражданским делам, проводить анализ решений по гражданским делам.

Традиционно выделяют следующие виды обобщения по гражданским делам:

  1. Официальное обобщение информации по гражданским спорам – централизованная деятельность, учитывающая вердикты суда, по гражданским делам.
  2. Частное обобщение информации по гражданским спорам — зачастую специалисту в области юриспруденции по гражданским делам приходится обращаться к вердиктам суда, вынесенным по гражданским делам, имеющим много общего.

Особенное значение приобретает обобщение по исключительным гражданским делам, не получившим резонанса. Если обстоятельства по гражданским, уголовным делам имеют много общего, вердикт суда опирается на коллегиальный опыт решения вопросов по гражданским делам.

Многократное вынесение идентичных вердиктов по гражданским делам позволяет официально закрепить их в Постановлениях Пленума ВС РФ. Анализ судопроизводства документально разъясняет, каким образом применять закон в процессе судопроизводства по гражданским делам. Вердикт суда по гражданским искам учитывает постановления по гражданским делам, принятые ранее.

Гражданским взаимоотношениям уделено пристальное внимание специалистов в сфере суда по гражданским делам. Судопроизводство решает споры по гражданским искам (гражданским делам), особенно часто.

Анализ судебных процессов по гражданским делам (гражданским искам) является доказательной базой того, что спорным моментом по гражданским делам становится материальная, имущественная составляющая, невыполнение условий по кредитным договорам.

Анализ судебной статистики позволяет специалисту в юриспруденции по гражданским вопросам узреть перспективу, выстраивать защитную стратегию, проводить уверенную тактику по гражданским делам.

Опытные специалисты по гражданским вопросам понимают, что в результате судопроизводства по гражданским искам даже в рамках одного суда нередко выносятся идентичные вердикты по аналогичным гражданским делам.

Статистика по гражданским взаимоотношениям помогает просчитать вердикт по гражданским искам, подготовить оптимальную стратегию защиты по гражданским процессам.

Обзор судебной практики по кредитным договорам

Верховный Суд РФ провел фундаментальное исследование, посвященное гражданским взаимоотношениям в области устранения спорных прецедентов по кредитным договорам. Наблюдается стойкая тенденция учащения споров по гражданским делам, основаниям для которых служат невыполнения обязательств по кредитным соглашениям.

Гражданским спорам по кредитным договорам сопутствуют следующие требования:

  • взыскать задолженность с поручителя, заемщика по кредитным договорам;
  • взыскать имущество по кредитным договорам;
  • признать недействительность отдельных пунктов по кредитным соглашениям;
  • аннулировать залог, поручительство по кредитным договорам.

Анализ деятельности суда по гражданским делам целенаправленно изучает практические возможности законодательных нормативов по гражданским вопросам, регулирующих взаимоотношения банковских структур, кредитных организаций, частных лиц. Позволяет составить объективную картину судопроизводства по гражданским искам, касающихся невыполнения соглашений по кредитным договорам.

Обзор судебной практики Верховного суда РФ

Во втором за текущий год выпуске Обзора практики Верховного Суда РФ, собраны все правовые области по гражданским взаимоотношениям:

  • споры по гражданским вопросам. Категория споров по гражданским искам выделяется особо ввиду многочисленности таких дел;
  • споры по кредитным договорам;
  • по трудовым, жилищным, ведомственным делам;
  • социальные, семейные правовые нарушения;
  • по налоговым, таможенным, гражданским преступлениям;
  • уголовные, процессуальные споры;
  • общемировая практика, в том числе по гражданским процессам.

Каждая рассматриваемая правовая отрасль отражает позицию суда по гражданским, уголовным делам, связанным с отказом выполнять обязательства по кредитным договорам.

Анализ судебной практики, наработанной Верховным Судом по гражданским делам приводит показательные примеры, являющиеся отправной точкой в принятии решений суда по гражданским делам, связанным с неисполнением обязательств по кредитным соглашениям. 

Обзор судебной практики по уголовным делам

Данный раздел представляет постановления суда, вынесенные согласно УК РФ:

  • уголовным делам о мошенничестве;
  • преступлениям о кражах, разбое;
  •  делам о вынесении уголовной ответственности для лиц, не достигших совершеннолетнего возраста;
  • преступлениям о клевете;
  • делам по самоуправству;
  • преступлениям о побоях,
  • преступлениям о злоупотреблении должностными полномочиями, коммерческом подкупе;
  • прочим преступлениям.

Судебная практика по уголовным и гражданским делам учитывается при разработке законов, поправок к ним. В законодательстве РФ обзор решений суда по гражданским делам лишён обязательного характера, поэтому к его применению в области решения вопросов по гражданским делам стоит относиться с долей скептицизма.

Судебные споры с медицинскими организациями

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено статьей 41 Конституции Российской Федерации. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема.

При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни и здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных учреждений, относительно недавнего появления и развитии частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и прочее.

В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений в граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг. Количество исков по так называемым «врачебным делам» неуклонно растет. Только по Москве за период с 1999 года по 2021 год количество исков увеличилось в 12 раз.

Самыми распространенными являются споры, в которых потребитель медицинских услуг обращается в суд по вопросу нарушения качества оказания медицинских услуг.

Это касается как пациентов бесплатных учреждений, так и тех, кто получает медицинские услуги на платной основе.

Читайте также:  Как президиумы фас и сип от «неуполномоченного» расследования уберегли

Это касается, к примеру, как стоматологических или косметологических услуг, так и медицинских услуг, влияющих на жизненно важные органы.

Среди проанализированных дел большую часть — 65%, составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и морального вреда, как в отношении муниципальных учреждений здравоохранения, так и в отношении частных медицинских учреждений. При этом доля исков к частным медицинским учреждением неуклонно растет.

Как указывают суды со ссылкой на статью 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возникновения обязательств по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя.

Конкретно вина работников медицинских учреждений по изученным делам заключалась в следующем: проведение недостаточного осмотра и обследования больных, влекущее установление неправильного диагноза; недооценка данных анамнеза и тяжести заболевания; нарушение общепринятой методики обследования; небрежность ведения медицинской документации; несвоевременное оказание медицинской помощи; нарушение правил по уходу за новорожденными; нарушение ведомственных нормативных актов в части преемственности в деятельности медицинских учреждений; отсутствие надлежащего контроля со стороны должностных лиц за соблюдениями норм; небрежность, невнимательность, недобросовестное отношение медицинского персонала к своим обязанностям.

Основные выводы из судебной практики по рассмотрению споров о качестве медицинских услуг

1. Важное значение в данных спорах имеет заключение судебного медицинского эксперта

В ходе судебного разбирательства, при установлении наличия или отсутствия какого-либо из перечисленных выше элементов, необходимы специальные познания в области медицины.

Обостряется ситуация тем, что ответчики по рассматриваемой категории дел, в отличии от истцов, обладают специальными познаниями, что может привести к уклонению медицинского учреждения от гражданско-правовой ответственности.

  • Таким образом, в ходе рассмотрения указанной категории дел определяющее значение для удовлетворения судами требований истцов отводится судебно-медицинской экспертизе.
  • Под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящем дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.  
  • Очевидно, что судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе назначается для разрешения вопросов, являющихся по своей сути медико-биологическими, или когда разрешение какого-либо вопроса может быть осуществлено при помощи методов, присущих судебной медицине.

Согласно статье 79 Гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации, судебная экспертиза назначается судом, в вышеописанных случаях. Для производства экспертизы судом принимается постановление в форме определения.

Сама экспертиза проводится сотрудниками экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений, в судебном заседании или вне заседания.

По результатам проведения экспертизы, экспертом составляется экспертное заключение, содержащее ответы на поставленные судом вопросы.

  1. При этом необходимо отметить, что хотя заключение эксперта и не является обязательным, иными словами не имеет заранее установленной силы и оценивается судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, по спорам, являющимся предметом рассмотрения настоящей статьи, именно экспертное заключение имеет решающее значение при рассмотрении требований к медицинским учреждениям, а в случае если иные доказательства ему прямо не противоречат, экспертное заключение может быть и само по себе положено в основу решения суда.
  2. Так, суды указывают на то, что помимо заключения судебно-медицинской экспертизы основными доказательствами, подтверждающими вину лечебно-профилактических заведений, могут являться также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внутренние приказы лечебно-профилактического учреждения.
  3. Однако, несмотря на всю очевидную важность результатов судебно-медицинской экспертизы, Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, указывает на недостатки и ошибки, допущенные судами при назначении судебных экспертиз и в частности судебно-медицинской экспертизы.
  4. Так, судами не указываются сведения, перечисленные в статьях 80 и 225 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, название экспертизы, протоколы судебных заседаний при разрешении вопросов о назначении экспертиз не соответствовали требованиям части 2 статьи 229 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, равно как и ошибки в поставленных вопросах, неверное определение предмета экспертизы, либо вида экспертизы.
  5. Причинами указанных ошибок в свою очередь является неудовлетворительный подход сторон к этапу назначения экспертизы.
  6. Наиболее распространенными ошибками при назначении судебно-медицинской экспертизы являются:
  • Несоблюдение процессуальных требований, предъявляемых к ходатайству о назначении судебно-медицинской экспертизы
  • Неправильное определение вида экспертизы, требующей проведения
  • Неправильное определение предмета экспертизы, и как следствие определение круга вопросов, не имеющих отношение к предмету доказывания
  • Ошибки в формулировании вопросов (технические, материально-правовое, процессуальные)
  • Ошибки определения достаточности доказательств, предоставляемых в распоряжение эксперта
  • Указанные ошибки, как правило приводят к таким негативным для истцов последствиям как отказу в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, к получению не объективного экспертного заключения, к необходимости в дальнейшем назначать дополнительные и повторные экспертизы, что влечет за собой необоснованное затягивание судебного процесса.
  • Вместе тем подобных проблем можно легко избежать, соблюдая процессуальные требования к форме и содержанию ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизе, соблюдая установленные методические рекомендации к вопросам поставленным для эксперта, равно как и осознавая место заключения судебно-медицинского эксперта в системе доказательств по делам о ненадлежащем оказании медицинских услуг и тактическую значимость экспертизы для успешного рассмотрения гражданского дела.

Понимание тактической значимости судебно-медицинского заключения становится еще более актуальным с учетом преобладающей позиции судов, в соответствии с которой по делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг не проводится анализ экспертного заключения, его последовательности и согласованности во всех его частях, не проверяются выводы экспертов на предмет достоверности, полноты и объективности. Так в судебных решениях не указывается, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на судебно-медицинскую экспертизу, и дан ли им соответствующий анализ.

Следовательно работа судебного представителя заключается не только в форматировании вопросов, подтверждающих правовую позицию истца, но и в правильной интерпретации выводов судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, поскольку судебно-медицинская экспертиза является основным доказательством вины медицинского учреждения в причинении вреда здоровью, либо имущественного и морального вреда гражданину, наиболее актуальной задачей судебного представителя является подготовка ходатайства о назначении экспертизы, которое по своей форме будет соответствовать требованиям законодательства, а по своему содержанию будет способствовать скорейшему и объективно правильному производству судебно-медицинской экспертизы.

2. Претензии по качеству медицинских услуг могут быть предъявлены как к медицинской организации, которая оказывает платные услуги, так и к государственной (муниципальной) больнице, предоставляющей бесплатную медицинскую помощь

Пациент может требовать возмещения причиненного ущерба, а также компенсации морального вреда при оказании ненадлежащих медицинских услуг как клиникой на возмездной основе, так и городской больницей в рамках ОМС.

3. При предъявлении иска в государственной (муниципальной) больнице о качестве услуг, оказанных в рамках ОМС, не подлежит взысканию «потребительский» штраф

15 июля 2019 года Верховный суд РФ вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента.

Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. Также ВС РФ поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем.

По мнению Верховного суда РФ судебные инстанции, взыскивая с больницы в пользу истца штраф, установленный Законом «О защите прав потребителей», положения приведенных норм материального права, определяющих основания применения к отношениям в области охраны здоровья граждан законодательства о защите прав потребителей, к спорным отношениям применили неправильно, вследствие чего не определили правовую природу отношений по поводу оказания истцу медицинской помощи и не установили, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи либо эта помощь, включая медицинские услуги, предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора. Тем самым ВС РФ в своем решении разъяснил, что штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за неудовлетворение в добровольном порядке его требований, может применяться к отношениям в сфере здравоохранения только при оказании гражданину платных медицинских услуг. На бесплатные услуги, оказываемые медицинскими организациями, данная норма права не распространяется.

4. Бремя доказывания отсутствия вины лежит на медицинском учреждении

ВС РФ своим Определением от 24 июня 2019 г.

№ 74-КГ19-5 отменил решения нижестоящих судов по делу ввиду того, что суды подошли к нему формально, возложив на истицу бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи и, как следствие, причинения вреда ее здоровью, в то время как именно на ответчике лежала обязанность доказывания своей невиновности. Кроме того, суды не приняли во внимание акт экспертизы качества медицинской помощи. Таким образом, дело было отправлено на новое рассмотрение.

Сравнивая с практикой прошлых лет, когда пациент должен был доказывать факт нарушения его прав, сейчас суды чаще возлагают бремя доказывания качества оказанных услуг именно на медицинские организации. Но при этом важным доказательством по-прежнему остается заключение эксперта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *