Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально.

Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально!

Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально.

13.11.2018

[share-buttons]

Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально!

Людям в белых халатах доверяют самое ценное — здоровье. Однако, бездействие врачей может стоить пациенту самой жизни. Больной умер во время операции – причастность докторов очевидна.

Но, если смерть произошла в послеоперационный период? Когда Минздрав оправдывает коллег, судмедэкспертиза не учитывает очевидных фактов, а следствие закрывает уголовное дело, не вникая в подробности, рецензия на экспертизу становится единственным выходом.

17-летний Гриша Колибин (имя и фамилия изменены) страдал редким генетическим заболеванием, миопатией Дюшена. Когда его положили в хирургическое отделение городской больницы Новотроицка,  родители, давшие согласие на операцию, и предположить не могли, чем обернется их решение. Ведь думали они о спасении сына.

Гриша заканчивал школу. Мальчик рос активным и любознательным. Врожденная мышечная дистрофия (миопатия Дюшена) вовсе не помешала ему в 2013 году с отличием закончить 9 класс, и теперь, уже в 11-м, он готовился к предстоящему ЕГЭ.

Школьные учителя, знавшие Гришу с семи лет, отмечали его интерес к гуманитарным наукам и сообразительность. Болезнь дала о себе знать еще в 4 классе: к концу учебного года мальчик с трудом передвигался, а в дальнейшем – был переведен на надомное обучение.

Однако, на успеваемости это никак не отразилось, учился парень на «отлично». Преподаватели удивлялись, как он быстро передвигается в инвалидном кресле по квартире и как живо интересуется всем вокруг. Задания Гриша выполнял вовремя.

Несмотря на ограниченные возможности и слабеющий организм, он еще мог сидеть за столом, работал за компьютером и самостоятельно писал, хоть это и давалось ему все сложнее. Знакомые и родственники знали, что мальчик не только увлекается музыкой, но и сочиняет свою.

Однажды в апреле 2015 года Гриша поперхнулся во время еды и очень испугался. После этого, боясь задохнуться, он стал принимать только мягкую пищу. В мае – отказался и от этого, перешел только на жидкости. Но боялся и этого.

Врачи из московской клиники сказали, что проблема имеет скорее психологический характер, но родителям стоит на это обратить внимание. Когда мальчика госпитализировали в детскую больницу Новотроицка, его  вес составлял около 30 килограммов. Лечение длилось неделю, Грише, помимо других препаратов, вводились питательные смеси.

Врачи рекомендовали также спортивное белковое питание. Однако, боязнь приема пищи по-прежнему вызывала тревогу. С 15 по 26 мая того же года Гриша находился в неврологическом отделении Городской больницы №2.

Суточный рацион его питания состоял из 500 мл киселя, 500 мл бульона, 500 мл сладкого чая и, изредка,  стакана молочной смеси или молочного коктейля типа «Чудо». За время нахождения в больнице он потерял в весе около 1 килограмма.

Чтобы решить проблему, родители согласились на установку Грише назогастрального зонда, но медсестра, как ни пыталась, не смогла его установить. Врачей для этой цели почему-то  не приглашали.

По словам отца мальчика, 25 мая после осмотра состоялся консилиум, на котором определились, что ребенку необходима гастростома, а значит, нужно сделать небольшую эндоскопическую операцию.

На момент поступления в стационар хирургического отделения новотроицкой горбольницы №1, Гриша мог сидеть по 10-15 минут.

Выполненное перед операцией УЗИ и данные анализов показали, что никаких критических отклонений, препятствовавших проведению операции, у мальчика не было. Самочувствие было нормальным. Однако все, что случилось дальше — цепочка нелепых случайностей, а может, простое безразличие, которые привели к страшному исходу.

Гришу прооперировали 26 мая. Заведующий реанимационным отделением сказал родителям, что все прошло нормально. Правда, выяснилось, что сыну провели не эндоскопическую операцию, а полостную, с большим разрезом. В настоящее время, при установке гастростомы, такие операции уже почти не делают.

Но Гриша чувствовал себя хорошо, несмотря на обезвоживание организма. В первые два дня ему ставили капельницы, но препараты вводились очень медленно. До обеда 28 мая было подано всего 350 мл глюкозы и 250 мл физраствора.  В тот же день через гастростому стали вводить питание — 340мл.

В последующие дни общее количество пищи и жидкости начали доводить до 1200 мл. На вопрос, почему не вводится специальное питание, лечащий врач ответил, что домашняя пища лучше. К этому времени Гриша еще больше потерял в весе.

Врачи хотели его выписать, мальчик захотел остаться в больнице – боялся, что, если дома с ним что-нибудь случится, никто не сможет ему помочь. Мама, не отходившая от него все это время, обратила внимание, что мальчик по ночам почти не спит.

«Гриша жаловался после операции на то, что ему стало тяжелее дышать, плохо спит, боится заснуть, и мы связывали это с общим состоянием: практически три дня он ничего не ел. Мы надеялись, что, когда питание нормализуется, ему станет легче», — рассказывает отец пациента. К этому времени у парня начались галлюцинации, и он стал заговариваться.

Сердцебиение было учащенным. Однако лечащий врач сказал, что все хорошо. Гришина мама попросила, чтобы сына осмотрели другие врачи, а также взяли анализы, на что эскулап ответил: «В больнице отсутствуют необходимые для этого реактивы». Через 3 дня – на восьмой день после операции — к мальчику, наконец, пришел невролог. «Как зовут?..

Покажи язык», — попросил он пациента. По словам родителей, на этом осмотр был закончен. Состояние ребенка все ухудшалось, но никаких действий врачи не предпринимали. Разве что выписали «Фенозипам» и «Новопассит», но вскоре оба препарата были отменены. Анализы так и не взяли, правда, измерили давление один раз. Когда выяснилось, что оно выше нормы, предпринимать ничего не стали.

5 июня Грише сняли швы и снова предложили выписываться домой. Родители категорически отказались — усилившиеся галлюцинации, ещё большая утомляемость и  слабость вызывали тревогу.

На требование принять, наконец, какие-либо меры, начмед больницы пообещал собрать консилиум, но – лишь через два дня, в понедельник.

Тогда же, 5-го числа, Грише впервые за время нахождения в больнице поставили катетер и до вечера прокапали внутривенно 500 мл глюкозы и 400мл солевого раствора.

Лечащий врач, убеждал, что самочувствие мальчика – вполне нормальное для пациента после операции и отрицал ухудшение состояния. Он также заверил, что вызвал невролога, но тот так и не появился. Впрочем, больше не заходил и сам лечащий врач. Вечером пятницы сотрудники больницы разъехались по домам. А в ночь на 6 июня Гриша умер.

Согласно заключению патологоанатомической экспертизы, причиной смерти явилось основное заболевание – миопатия Дюшена, осложнением которого явилась сердечно-легочная недостаточность. Вскрытие показало атрофию мышц, участвующих в дыхании и сердечной деятельности. Минздрав Оренбургской области также сослался на некроз сердечной мышцы.

В июне 2015 года отец Гриши обратился в следственный отдел СУ СК РФ по Новотроицку с заявлением на действия врачей Городской больницы №1 и Городской больницы №2. В ходе следствия был опрошен медперсонал этих учреждений.

Однако, все показания сводились к одному: пациент умер от неизлечимой болезни, поступив в хирургическое отделение больницы уже в терминальной (последней) стадии заболевания; врачи приняли все необходимые меры, но ничего не помогло.

Лечащий врач в ходе следствия отрицал показания родителей мальчика, настаивая на том, что все анализы были сделаны сразу после операции, и необходимости в повторных анализах не было.

По его словам, постоперационный период протекал благополучно. Учащенный пульс, галлюцинации и затрудненное дыхание? Мальчика осмотрели кардиолог и невролог и дали рекомендации.

Отсутствие надлежащего контроля, необходимость перевода ребенка в другое отделение? Рекомендаций коллег на этот счет не было.

Невролог сообщил, что застал пациента в терминальном состоянии после операции, в присутствии матери исследовал черепно-мозговые нервы и реакции мальчика. Установил, что больной быстро истощается, но «команды выполняет».

Заведующий хирургическим отделением утверждал, что не было никаких осложнений, ни во время операции, ни после. Лечащий врач проводил все необходимые анализы и мероприятия, в соответствии с действующими медицинскими стандартами.

Жалобы мальчика вполне соответствовали диагнозу, и были нормой постоперационного состояния. Состояние пациента было настолько стабильным, что его можно было бы даже выписать, и 5 июня никакого ухудшения не было.

Вот только следующей ночью «наступила смерть от остановки дыхания», но ведь мальчик и болен был смертельно!

На основании показаний врачей была проведена судебно-медицинская экспертиза, выводы которой свелись к тому, что Гриша находился в терминальной стадии заболевания и на момент поступления в клинику не только не мог учиться, сидеть и принимать пищу, но был лежачим больным уже не первый год.

Согласно заключению экспертизы, между оказанием медицинской помощи Григорию Колибину и летальным исходом прямой причинно-следственной связи не имеется. «Неблагоприятный исход наступил при оказании своевременной и правильной медицинской помощи». Смерть не имеет криминального характера.

В результате – дело было закрыто за отсутствием состава преступления.

Однако, не согласившись с выводами экспертов и следствия, родители Гриши сделали рецензию на экспертизу. Выяснилось, что эксперты никак не учли факты, документы и показания свидетелей, которым противоречат показания врачей.

Кроме ссылки на неизлечимое заболевание, других объяснений по порядку оказания Грише медицинской помощи доктора не дали. Более того, пытаясь уйти от ответственности за свое бездействие, в своих показаниях и медицинских документах они исказили фактическое состояние пациента.

Было также установлено, что следствие запросило медицинские документы лишь через 4,5 месяца после начала проверки. За этот период в медицинскую карту пациента могли быть внесены дополнительные сведения, что является искажением фактов.

Выводы рецензии явились основанием для возобновления расследования и проведения повторной экспертизы.

Читайте также:  Запрос о предоставлении сведений из ЕГРП

Хотите получать интересные примеры из нашей практики?

Верховный суд защитил пациента от ошибки врачей — новости Право.ру

Как быть, если факт некачественного оказания медицинской услуги доказан, а причинно-следственная связь между ним и возникшими у пациента осложнениями – нет? Стоит ли разделять обязательства вследствие причинения вреда (гл. 59 ГК) и обязательства в связи с оказанием некачественной услуги (по закону о защите прав потребителей)? С такими вопросами столкнулись московские суды, но только Верховный суд смог найти на них правильные ответы.

Ирина Кузина* имела затруднённость носового дыхания, и чтобы исправить этот недуг, она с разницей в полгода перенесла две операции по выпрямлению носовой перегородки: в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б. В.

Петровского» и в Клинике эстетической хирургии и косметологии «БиКод» ООО «СпектрМед». Но операции не смогли решить ее проблему, а спустя некоторое время состояние Кузиной еще и ухудшилось.

Тогда пациентка обратилась в Клинический центр Первого Московского государственного медицинского университета им. И. М. Сеченова, где ее были вынуждены еще два раза прооперировать.

Кузина считает, что после первой операции ей не провели необходимые процедуры, из-за чего появились осложнения.

Вторая операция, по ее мнению, тоже прошла с нарушениями – без дооперационного обследования, при неполном диагнозе и в неполном объёме необходимого оперативного вмешательства.

Все это причинило вред её здоровью, нравственные и физические страдания, повлекло необходимость проведения третьей и четвёртой операций под общим наркозом.

Поэтому Кузина обратилась в суд с иском к ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б. В. Петровского» о возмещении материального ущерба в размере 237 378 руб. и компенсации морального вреда в сумме 420 000 руб.

, а также к ООО «СпектрМед» о компенсации морального вреда в сумме 170 000 руб. в связи с некачественным оказанием медицинских услуг – как платных, так и в рамках добровольного медицинского страхования.

Хамовнический районный суд г. Москвы и Московский городской суд отказали Кузиной в иске.

Они сослались на заключение комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» и судебно-медицинскую экспертизу Санкт-Петербургского ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы».

 Согласно этим документам, ухудшение здоровья Кузиной не обусловлено дефектами оказания медицинской помощи в ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б. В. Петровского» и в клинике «БиКод». Суды не усмотрели прямую причинно-следственную связь между проведёнными операциями и возникшим у истицы состоянием.

Тогда Кузина подала жалобу в Верховный суд. Тот обратил внимание на проверку, проведённую Управлением Росздравнадзора по г. Москве, согласно которой медицинская помощь была оказана Кузиной некачественно и не в полном объёме. Актом этой проверки установлен факт нарушения стандартов оказания медицинской помощи при проведении диагностики истицы, её оперативном и послеоперативном лечении.

Впоследствии Управление Росздравнадзора даже выдало предписание об устранении нарушений. Кроме того, из заключения комиссии экспертов ФГБНУ «Российский центр судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ» следовало: врачи обеих клиник поставили Кузиной неполный диагноз и не сделали нужные анализы, что привело к выбору нерационального и неэффективного оперативного лечения.

Все это означает, что медицинская помощь была оказана истице некачественно. Однако нижестоящие суды не дали этому факту никакой оценки, хотя на нем частично основывались требования о компенсации морального вреда и возмещении убытков.

ВС напомнил: медорганизации и медработники несут ответственность, в том числе по закону о защите прав потребителей, не только за причинение вреда жизни или здоровью при оказании гражданам медицинской помощи, но и за нарушение прав в сфере охраны здоровья (ч. 2 ст. 98 закона об основах охраны здоровья граждан, п. 8 ст. 84 закона о защите прав потребителей).

Поэтому коллегия ВС по гражданским делам отменила вынесенные по делу акты и направила дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ17-176). На сегодняшний день дело еще не назначено к рассмотрению.

Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально.

– Андрей Бежан, партнер, руководитель Арбитражной практики ALTHAUS Group

Юристы согласились с определением судебной коллегии ВС.

«Некачественное оказание медицинских услуг является основанием для взыскания с медицинской организации компенсации морального вреда и убытков, которые, в зависимости от обстоятельств дела, могут выражаться и в стоимости некачественно оказанных услуг», – отметила адвокат, советник КА «Муранов, Черняков и партнеры» Ольга Бенедская.

«Факт того, что услуга была оказана некачественно, установлен в ходе проведения трех экспертиз, и его проигнорировали нижестоящие суды. Следовательно, ВС верно определил основание исковых требований, делая упор на закон о защите прав потребителей», – добавила адвокат АК «Гражданские компенсации» Ирина Фаст.

«Определение даёт образцовое разъяснение по вопросу о том, как определить качество медицинской помощи», – уверен партнер КА г. Москвы «Ковалев, Тугуши и партнеры» Сергей Патракеев. «Считаю, что это определение не останется без внимания нижестоящих судов и послужит для них неким ориентиром при вынесении судебных решений», – сообщил юрисконсульт Лиги защиты медицинского права Алексей Койляк.

*Имя и фамилия изменены редакцией.

Как оспорить судебную медицинскую экспертизу?

Исход судебных разбирательств напрямую зависит от того, к каким выводам придет судебно-медицинская экспертиза. Многие люди думают, что решение СМЭ окончательное и оспорить его невозможно. На самом деле это совсем не так.

Для того чтобы обжаловать судебную медицинскую экспертизу, нужны веские основания.

Вопрос этот очень серьезный, так что, если вы столкнулись с судебной медицинской экспертизой, которую необходимо оспорить, лучше всего обратиться за помощью к профессионалу.

Оспорить СМЭ довольно сложно. Если вы решите делать это самостоятельно, то можете упустить важные нюансы и проиграть дело.

Мы поможем призвать на помощь юриста, который отлично разбирается в этом вопросе. На нашем сайте собраны лучшие проверенные компании. Вы ничем не рискуете — деньги, которые вы переведете за работу юриста, будут заморожены до того момента, как услуга будет выполнена. Вас не обманут и не поднимут цену.

Подобрать юриста очень легко. Оставьте заявку на сайте, и специалисты будут откликаться на нее сами. После этого вам останется лишь выбрать любого из них.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 26 юристов на RTIGER.com

Решить вопрос >

Когда можно оспорить судебную медицинскую экспертизу

Во время разбирательств в суде применяются различные виды исследований, среди которых есть экспертиза. Судебно-медицинская — одна из ее разновидностей. Медицинское исследование в судебном порядке назначают в следующих случаях:

  • непонятная смерть;
  • телесные повреждения;
  • выявление способа убийства.

Чаще всего судмедэкспертизу проводят с целью определения времени и причины смерти, просто так инициировать экспертизу не получится. Для этого должно быть предписание суда, прокуратуры или следственных органов. СМЭ проводят профильные эксперты с медицинским образованием, наделенные данными полномочиями. Полученные в результате сведения строго конфиденциальны. Их разглашение запрещено.

Для того чтобы оспорить СМЭ, возможны следующие основания:

  • вынесенное заключение необъективно;
  • у эксперта отсутствует достаточная квалификация.

В соответствии с российским законодательством, можно оспорить решение о назначении судебной медицинской экспертизы и заключение эксперта. Кроме того, опротестованию подлежат действия или бездействия участников СМЭ.

Заинтересованные лица обладают правом обратиться с жалобой, если у них возникли сомнения в правильности выбора методов и способов, которыми проводилось исследование. Для этого нужно во время судебного заседания подать ходатайство об отводе эксперта. В нем нужно выразить несогласие с решением о назначении данного лица и на основании этого оспорить экспертизу.

Советуем вызвать эксперта в судебное заседание, чтобы судья смог его допросить. Полученные разъяснения будут приняты во внимание другим экспертом, обладающим компетенцией в данной области, чтобы потом получилось их оспорить. Решение о проведении новой или дополнительной экспертизы будет выноситься с учетом всех полученных сведений.

Акт судмедэкспертизы

Заключение эксперта называется актом судебной медицинской экспертизы. Он должен составляться в соответствии со строгими требованиями. В нем обязательно должны быть:

  1. Вступительная часть.
  2. Исследовательская часть.
  3. Вывод.

Во вступлении описывают, когда и при каких условиях проводилось исследование. Уделяется внимание исследуемому объекту. Также здесь дается информация о самом эксперте и других участниках процесса. В конце вступительной части перечисляются вопросы, на которые должны быть найдены ответы во время исследования.

В исследовательской части идет подробное описание всех действий и применяемых методов. Описываются приметы потерпевшего или пострадавшего, повреждения и т.д.

В выводе даются четкие ответы на поставленные ранее вопросы. Они должны соответствовать тем, что были заявлены в постановлении на проведении СМЭ.

Во время заполнения СМЭ эксперт обязан руководствоваться только объективными фактами. Текст составляется четко, без ошибок. Он должен быть понятен людям, не имеющим специальных знаний. Акт экспертизы составляют в двух экземплярах. Один из них направляют по месту назначения исследования, второй — в архивный отдел.

Оспаривание заключения СМЭ

Если заинтересованные лица обнаружили несоответствие вынесенного заключения объективности или у них появились сомнения в квалификации эксперта, они могут обратиться с заявлением об обжаловании судебной медицинской экспертизы. На это дается 30 дней с момента получения заключения.

Читайте также:  15 оснований для изменения решений суда первой инстанции

Нельзя просто отменить судмедэкспертизу. По закону, вы можете потребовать проведение нового или дополнительного исследования. Для того чтобы эта экспертиза была назначена, необходимо предоставить аргументированные возражения.

Например, заключение по тем же вопросам, выполненное независимым экспертом. Сделать это можно самостоятельно. Доказательствами могут служить фото и видеоматериалы.

Всю доказательную базу нужно направить в судебный участок вместе с составленным ходатайством о назначении дополнительной или повторной экспертизы.

Отказ суда

Может так получиться, что суд откажет в проведении дополнительных исследований. В этом случае у сторон появляется возможность пользоваться услугами независимого эксперта. Они вправе потребовать заменить специалиста. Такое бывает актуально, например, если эксперт — заинтересованное лицо (друг, родственник одной из сторон и т.д.).

Процесс отвода эксперта нужно готовить очень тщательно. В жалобе не должно быть неточностей. Только так можно добиться нужного результата.

Необходимо отметить, что в каждом конкретном случае есть свои нюансы. Поэтому прежде чем составлять жалобу, получите профессиональную консультацию у юриста по аналогичным делам.

Вам помогут подобрать оптимальные решения и правильно составят документы. Даже малейшие ошибки могут определить исход судебного разбирательства не в вашу пользу.

Если вы считаете акт судебной медицинской экспертизы ошибочным, воспользуйтесь возможностью оспаривания и защитите свои интересы.

  1. Источники:
  2. О государственной судебно-медицинской деятельности
  3. О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ

Если экспертиза необъективна, есть ли выход?

Согласно данным о деятельности судов общей юрисдикции за 2013-2018 годы, размещенным на сайте www.garant.ru, ежегодно назначается около 300 тыс. судебных экспертиз, из них 64% направляется негосударственным судебно-экспертным учреждениям. Намного больше производится экспертиз досудебных, инициированных одной из сторон.

  • Сомнения в правильности и обоснованности выводов, полученных в результате экспертных заключений, являются основанием для назначения повторных экспертиз. 
  • По данным Минюста России, в 2018 году экспертные учреждения министерства провели 585 повторных экспертиз, и выводы по 77,6% из них не совпали с выводами первоначальных заключений экспертов.
  • Примерно такую же статистику можно увидеть на сайте консалтинговой компании в сфере экспертных услуг ООО «ЭКСПРУС» — в 82% представленных на анализ заключениях были выявлены нарушения.
  • Основные причины сомневаться в экспертизе:
  • Отсутствие должного образования и стажа у эксперта;
  • Неправильный выбор методики исследования;
  • Применение устаревшей или не указанной в методике литературы;
  • Нарушение последовательности проведения исследования;
  • Нарушение процедур отбора проб, подготовки и хранения материалов для экспертного исследования;
  • Отсутствие поверок используемого экспертами оборудования перед началом производства экспертизы;
  • Несоответствие выводов проведенному исследованию;
  • Недостаточная ясность, неполнота заключения эксперта;
  • Дача заключения экспертом, заинтересованным в определенном исходе дела.

Так как судья не обладает специальными познаниями в проведенном исследовании, он не может объективно оценить правильность выбора методик и расчетов, научную обоснованность выводов и т.п., и соответственно оценивает заключение эксперта по общим правилам (ст.67 ГПК РФ; ст.88 УПК РФ; ст.71 АПК РФ; ст. 26.11 КоАП РФ), как любое доказательство.

Кроме того, изначально суд исходит из того, что заключение эксперта получено с соблюдением процессуальных норм, компетенция эксперта подтверждена, он предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

Если получилось так, что именно вы не согласны с заключением эксперта, вам и необходимо обосновать назначение повторной экспертизы, привлекая к делу независимого эксперта — лица, обладающего специальными знаниями для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию (ст.188 ГПК РФ; ст.58 УК РФ; ст.55.1 АПК РФ). Разъяснения специалист дает в форме устных показаний или письменного заключения. При этом специалист не проводит исследование вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным перед ним сторонами.

Результатом этого процесса становится Заключение специалиста или рецензия.

Рецензия на судебную экспертизу изучает материалы дела и исходные данные, анализируются законодательство, методики исследования, соблюдение нормативных и процессуальных документов, достаточность материалов для исследования, полнота выводов и их соответствие проведенному исследованию, форма заключения и т.д. По сути рецензия — это экспертиза на экспертизу.

При наличии рецензии, в которой отражены нарушения, суду труднее мотивированно отказать в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, т.к. решение может быть отменено в суде апелляционной инстанции.

Верховный Суд РФ уже определил статус рецензии на судебную экспертизу. Он указал, что суды не вправе отказывать стороне в приобщении рецензии на судебную экспертизу к материалам дела, т.к. рецензия является таким же доказательством, как и все остальные.

Хотя законодательно понятие «рецензии» пока не закреплено.

Инициировать производство рецензии на заключение эксперта может любое лицо, принимающее участие в деле, в т.ч. адвокат (ст.6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

Важно отметить, что целью рецензии является объективная оценка проведенного экспертного заключения.

Если вы хотите подтвердить обоснованность экспертизы и настоять на необходимости отказа в удовлетворении ходатайства о назначении повторной экспертизы, а рецензент установил, что экспертное исследование соответствует относящимся к данной отрасли федеральным, муниципальным нормативным актам, методическим рекомендациям, руководящим документам, стандартам, правилам и может быть использовано по своему назначению — в этом случае может быть написана положительная рецензия.

Как оспорить медэкспертизу?

Обстоятельства, касающиеся вопросов здоровья человека и имеющие отношение к спору, устанавливаются специалистами в ходе проведения исследований.

Специалист выражает свое мнение по всем поставленным перед ним вопросам в акте, который оформляется по окончании судмедэкспертизы.

Но не все участники спора могут согласиться с выводами эксперта, вот тогда и возникает необходимость оспорить медэкспертизу.

Как и для чего назначается экспертиза

Если говорить об админпроступках, то в ходе производства по таким делам экспертиза назначается согласно ст. 26.4 КоАП РФ.

Должностное лицо, в чьем производстве находится дело, своим определением назначает экспертизу.

В этом же определении указываются причины, по которым необходимо мнение специалиста, а также перед экспертом ставятся конкретные вопросы, для чего ему передаются необходимые материалы по делу.

Эксперт в своем заключении обязан дать ответы на поставленные пред ним вопросы, если это находится в его компетенции, и сделать выводы по рассмотренным материалам.

Тут же должны указываться методы, которые использовались при исследовании материалов по делу.

Стоит отметить, что заключение эксперта может и не приниматься во внимание должностным лицом, в чьем производстве находится дело, но только если такое отношение будет мотивировано.     

В проведении экспертизы может быть заинтересован участник дела об административном правонарушении, и тогда он ходатайствует об этом, изложив свои обоснования.

Отвод эксперта

В КоАП РФ приведены обстоятельства, исключающие участие эксперта в производстве по делу. Сюда относятся такие случаи:

  • когда эксперт состоит в родственных отношениях с любым из участников производства;
  • когда эксперт уже был участником данного производства, но в ином качестве;
  • когда есть основания считать, что эксперт лично заинтересован в определенном исходе дела.

При выявлении подобных обстоятельств и наличии весомых этому доказательств, эксперту можно заявить отвод. Решение об отводе принимает должностное лицо, ведущее производство по делу.

В таком случае уже не нужно оспаривать медэкспертизу, которую проводило отстраненное от дела лицо.

Чтобы суд не перешел к рассмотрению результатов экспертизы, заявлять отвод нужно срочно, адвокат сделает это профессионально, качественно составив ходатайство. 

Оспаривание заключение медэксперта

Если заключение эксперта не устраивает участника дела об административном правонарушении, а поводов для отвода эксперта нет, тогда можно попытаться оспорить медэкспертизу, а для этого нужно найти весомые основания. Можно попытаться оспорить процессуальные моменты, например, то, как была назначена медэкспертиза.

А можно сделать ударение на неточности в выводах или не научности примененных методов исследования. Но тогда речь должна идти о назначении повторной медэкспертизы, если это еще возможно, или о перепроверке действий эксперта, чтобы установить, насколько можно доверять выводам в его заключении.

Привлеченный адвокат срочно организует участие нужных специалистов, чтобы обосновать позицию клиента по отношению к проведенной медэкспертизе.

Вернуться в раздел Возврат водительских прав по новым законам

Судебные споры с медицинскими организациями

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено статьей 41 Конституции Российской Федерации. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема.

При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни и здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных учреждений, относительно недавнего появления и развитии частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и прочее.

В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений в граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг. Количество исков по так называемым «врачебным делам» неуклонно растет. Только по Москве за период с 1999 года по 2021 год количество исков увеличилось в 12 раз.

Самыми распространенными являются споры, в которых потребитель медицинских услуг обращается в суд по вопросу нарушения качества оказания медицинских услуг.

Это касается как пациентов бесплатных учреждений, так и тех, кто получает медицинские услуги на платной основе.

Читайте также:  Позиция еспч, или когда судебные решения не исполняются в разумный срок

Это касается, к примеру, как стоматологических или косметологических услуг, так и медицинских услуг, влияющих на жизненно важные органы.

Среди проанализированных дел большую часть — 65%, составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и морального вреда, как в отношении муниципальных учреждений здравоохранения, так и в отношении частных медицинских учреждений. При этом доля исков к частным медицинским учреждением неуклонно растет.

Как указывают суды со ссылкой на статью 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возникновения обязательств по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя.

Конкретно вина работников медицинских учреждений по изученным делам заключалась в следующем: проведение недостаточного осмотра и обследования больных, влекущее установление неправильного диагноза; недооценка данных анамнеза и тяжести заболевания; нарушение общепринятой методики обследования; небрежность ведения медицинской документации; несвоевременное оказание медицинской помощи; нарушение правил по уходу за новорожденными; нарушение ведомственных нормативных актов в части преемственности в деятельности медицинских учреждений; отсутствие надлежащего контроля со стороны должностных лиц за соблюдениями норм; небрежность, невнимательность, недобросовестное отношение медицинского персонала к своим обязанностям.

Основные выводы из судебной практики по рассмотрению споров о качестве медицинских услуг

1. Важное значение в данных спорах имеет заключение судебного медицинского эксперта

В ходе судебного разбирательства, при установлении наличия или отсутствия какого-либо из перечисленных выше элементов, необходимы специальные познания в области медицины.

Обостряется ситуация тем, что ответчики по рассматриваемой категории дел, в отличии от истцов, обладают специальными познаниями, что может привести к уклонению медицинского учреждения от гражданско-правовой ответственности.

  • Таким образом, в ходе рассмотрения указанной категории дел определяющее значение для удовлетворения судами требований истцов отводится судебно-медицинской экспертизе.
  • Под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящем дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.  
  • Очевидно, что судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе назначается для разрешения вопросов, являющихся по своей сути медико-биологическими, или когда разрешение какого-либо вопроса может быть осуществлено при помощи методов, присущих судебной медицине.

Согласно статье 79 Гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации, судебная экспертиза назначается судом, в вышеописанных случаях. Для производства экспертизы судом принимается постановление в форме определения.

Сама экспертиза проводится сотрудниками экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений, в судебном заседании или вне заседания.

По результатам проведения экспертизы, экспертом составляется экспертное заключение, содержащее ответы на поставленные судом вопросы.

  1. При этом необходимо отметить, что хотя заключение эксперта и не является обязательным, иными словами не имеет заранее установленной силы и оценивается судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, по спорам, являющимся предметом рассмотрения настоящей статьи, именно экспертное заключение имеет решающее значение при рассмотрении требований к медицинским учреждениям, а в случае если иные доказательства ему прямо не противоречат, экспертное заключение может быть и само по себе положено в основу решения суда.
  2. Так, суды указывают на то, что помимо заключения судебно-медицинской экспертизы основными доказательствами, подтверждающими вину лечебно-профилактических заведений, могут являться также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внутренние приказы лечебно-профилактического учреждения.
  3. Однако, несмотря на всю очевидную важность результатов судебно-медицинской экспертизы, Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, указывает на недостатки и ошибки, допущенные судами при назначении судебных экспертиз и в частности судебно-медицинской экспертизы.
  4. Так, судами не указываются сведения, перечисленные в статьях 80 и 225 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, название экспертизы, протоколы судебных заседаний при разрешении вопросов о назначении экспертиз не соответствовали требованиям части 2 статьи 229 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, равно как и ошибки в поставленных вопросах, неверное определение предмета экспертизы, либо вида экспертизы.
  5. Причинами указанных ошибок в свою очередь является неудовлетворительный подход сторон к этапу назначения экспертизы.
  6. Наиболее распространенными ошибками при назначении судебно-медицинской экспертизы являются:
  • Несоблюдение процессуальных требований, предъявляемых к ходатайству о назначении судебно-медицинской экспертизы
  • Неправильное определение вида экспертизы, требующей проведения
  • Неправильное определение предмета экспертизы, и как следствие определение круга вопросов, не имеющих отношение к предмету доказывания
  • Ошибки в формулировании вопросов (технические, материально-правовое, процессуальные)
  • Ошибки определения достаточности доказательств, предоставляемых в распоряжение эксперта
  • Указанные ошибки, как правило приводят к таким негативным для истцов последствиям как отказу в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, к получению не объективного экспертного заключения, к необходимости в дальнейшем назначать дополнительные и повторные экспертизы, что влечет за собой необоснованное затягивание судебного процесса.
  • Вместе тем подобных проблем можно легко избежать, соблюдая процессуальные требования к форме и содержанию ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизе, соблюдая установленные методические рекомендации к вопросам поставленным для эксперта, равно как и осознавая место заключения судебно-медицинского эксперта в системе доказательств по делам о ненадлежащем оказании медицинских услуг и тактическую значимость экспертизы для успешного рассмотрения гражданского дела.

Понимание тактической значимости судебно-медицинского заключения становится еще более актуальным с учетом преобладающей позиции судов, в соответствии с которой по делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг не проводится анализ экспертного заключения, его последовательности и согласованности во всех его частях, не проверяются выводы экспертов на предмет достоверности, полноты и объективности. Так в судебных решениях не указывается, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на судебно-медицинскую экспертизу, и дан ли им соответствующий анализ.

Следовательно работа судебного представителя заключается не только в форматировании вопросов, подтверждающих правовую позицию истца, но и в правильной интерпретации выводов судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, поскольку судебно-медицинская экспертиза является основным доказательством вины медицинского учреждения в причинении вреда здоровью, либо имущественного и морального вреда гражданину, наиболее актуальной задачей судебного представителя является подготовка ходатайства о назначении экспертизы, которое по своей форме будет соответствовать требованиям законодательства, а по своему содержанию будет способствовать скорейшему и объективно правильному производству судебно-медицинской экспертизы.

2. Претензии по качеству медицинских услуг могут быть предъявлены как к медицинской организации, которая оказывает платные услуги, так и к государственной (муниципальной) больнице, предоставляющей бесплатную медицинскую помощь

Пациент может требовать возмещения причиненного ущерба, а также компенсации морального вреда при оказании ненадлежащих медицинских услуг как клиникой на возмездной основе, так и городской больницей в рамках ОМС.

3. При предъявлении иска в государственной (муниципальной) больнице о качестве услуг, оказанных в рамках ОМС, не подлежит взысканию «потребительский» штраф

15 июля 2019 года Верховный суд РФ вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента.

Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. Также ВС РФ поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем.

По мнению Верховного суда РФ судебные инстанции, взыскивая с больницы в пользу истца штраф, установленный Законом «О защите прав потребителей», положения приведенных норм материального права, определяющих основания применения к отношениям в области охраны здоровья граждан законодательства о защите прав потребителей, к спорным отношениям применили неправильно, вследствие чего не определили правовую природу отношений по поводу оказания истцу медицинской помощи и не установили, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи либо эта помощь, включая медицинские услуги, предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора. Тем самым ВС РФ в своем решении разъяснил, что штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за неудовлетворение в добровольном порядке его требований, может применяться к отношениям в сфере здравоохранения только при оказании гражданину платных медицинских услуг. На бесплатные услуги, оказываемые медицинскими организациями, данная норма права не распространяется.

4. Бремя доказывания отсутствия вины лежит на медицинском учреждении

ВС РФ своим Определением от 24 июня 2019 г.

№ 74-КГ19-5 отменил решения нижестоящих судов по делу ввиду того, что суды подошли к нему формально, возложив на истицу бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи и, как следствие, причинения вреда ее здоровью, в то время как именно на ответчике лежала обязанность доказывания своей невиновности. Кроме того, суды не приняли во внимание акт экспертизы качества медицинской помощи. Таким образом, дело было отправлено на новое рассмотрение.

Сравнивая с практикой прошлых лет, когда пациент должен был доказывать факт нарушения его прав, сейчас суды чаще возлагают бремя доказывания качества оказанных услуг именно на медицинские организации. Но при этом важным доказательством по-прежнему остается заключение эксперта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *