Они взыскали убытки от нарушений амз в больших размерах – сможете и вы!

Сегодня утром следственный комитет при поддержке ОМОНа провел обыски в домах владельцев компании «Премьер» — одного из лидеров на рынке продажи алкоголя Татарстана, — которым, по некоторым данным, принадлежит крупная сеть магазинов «Глобус-Маркет».

В отношении Эмиля Данилова и Рустема Давлетгараева возбуждены дела о неуплате налогов, но это, возможно, не главная их проблема. СКР пошел на беспрецедентные меры и «опечатал» 4 млн бутылок, которые хранятся на складе фирмы, их стоимость оценивают в 1 млрд рублей.

Чтобы вернуть к ним доступ, компании придется гасить налоговый ущерб на 283 млн рублей.

Они взыскали убытки от нарушений АМЗ в больших размерах – сможете и вы! В ООО «Премьер» снова постучались силовики «БИЗНЕС Online»

Утро для владельцев второго по величине доли алкодистрибьютора Татарстана — ООО «Премьер» — началось с дежавю. К ним снова, как и в августе, постучались силовики.

В ранний час сотрудники следственного комитета при силовой поддержке ОМОНа пришли с обысками на главный склад компании в поселке Константиновка — по адресу: пр. Хезмэт, 14, корп. 2.

А параллельно — в дома владельцев компании Эмиля Данилова и Рустема Давлетгараева, которые, кроме дистрибьюции по торговым точкам республики, по словам экспертов рынка, являются конечными бенефициарами алкомагазинов под брендом «Глобус-Маркет».

Впрочем, как сообщил представитель ООО «Глобус-Маркет», гендиректором этой компании является некий Владислав Павлов. И, по словам собеседника, Павлов не имеет никакого отношения к «Премьеру», и  уголовного преследования в его отношении на данный момент не ведется.

Как сообщили источники «БИЗНЕС Online», поводом для визита стали два свежих уголовных дела. Их сегодня утром возбудили в налоговом отделе СКР по Татарстану в отношении гендиректора «Премьера» Данилова — по ч. 2 ст.

199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов»). И по той же статье — в отношении Давлетгареева, до недавнего время он был соучредителем «Премьера», сейчас ему принадлежит входящая в орбиту империи ООО «Компания „Премьер“».

Со складов изъята многочисленная документация, компьютерная техника и базы данных. Но это не главное: по данным источников нашей газеты, следственный комитет арестовал 4 млн бутылок на складе «Премьера» — фактически это вся алкогольная продукция компании. В пересчете на фуры — это 267 машин, уточняют наши собеседники. Все это оценивается в 1 млрд рублей.

«Перед новогодними праздниками это смертельный удар для „Премьера“. Если арест не снимут в ближайшее время, то компания может и не выйти на рынок в 2022 году», — рассказывает один из собеседников нашей газеты, близкий к расследованию дела.

По данным «БИЗНЕС Online», продукция компании не изъята, она останется на складе «Премьера» на ответственном хранении. Торговать ею запрещено, за нарушение правил хранения организация будет нести уголовную ответственность.

Они взыскали убытки от нарушений АМЗ в больших размерах – сможете и вы! Следственный комитет арестовал 4 млн бутылок на складе «Премьера» — фактически это вся алкогольная продукция компании © Сергей Пивоваров, РИА «Новости»

Еще летом федеральная налоговая служба, ФСБ и СКР пристально изучали главных игроков алкогольного рынка республики. Определенные претензии были ко всей ключевой троице — компаниям «Саман», «Россич» и «Премьер». Однако до конкретных подозрений дошло только в последнем случае.

По версии следственного комитета, с 2017 по 2019 год ООО «Премьер» уклонился от уплаты двух видов налогов — на добавленную стоимость и прибыль. Следователи уверены, что в схеме использовались фиктивные договоры о взаимоотношениях с несколькими юрлицами.

В их числе 8 фирм: ООО «Казантранском Логистика», ООО «Казанская автотранспортная компания», ООО «Миланд-ТК», ООО «Международные рекламные системы», ООО «Бренд Солюшенс», ООО «Медиаметрика», ООО «Медиастра» и ООО «Мегаполис Медиа Групп».

Данные об отношениях с этими компаниями, которые СКР считает фиктивными, предоставлялись в межрайонную инспекцию №4 ФНС по Татарстану вплоть до марта 2020 года. Таким образом, считает следком, Данилов совершил тяжкое преступление — по ч. 2 ст.

199 УК РФ («Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере») с совокупным ущербом в 164,4 млн рублей.

Дело в отношении Давлетгараева, руководителя ООО «Компания „Премьер“», аналогичное. Только в схеме есть два новых юрлица. Это ООО «Мирвэй» и ООО «Практик», с которыми также заключались фиктивные, уверен следком, договоры об оказании услуг. По данному делу ущерб составил 119,5 млн рублей.

Наше издание попыталось связаться с Даниловым и Давлетгараевым. Первый несколько раз подряд сбрасывал трубку, а на сообщение не ответил. Второй оказался не в сети.

Максимальное наказание по статье, которая грозит Данилову и Давлетгараеву, — лишение свободы до 6 лет. Совокупная сумма ущерба по делам — 283,9 млн рублей. Информации о задержании фигурантов пока нет.

Они взыскали убытки от нарушений АМЗ в больших размерах – сможете и вы! Главная розничная сеть «Премьера» — «Глобус-Маркет». Филиалы магазина расположены в Казани, Набережных Челнах, Зеленодольске, Нижнекамске, Альметьевске, Лениногорске, Атне, Дрожжаном, Елабуге и так далее «БИЗНЕС Online»

Доля ООО «Премьер» на рынке оптовых алкогольных поставок в Татарстане по некоторым данным, сейчас составляет около 16%. Это позволяет «Премьеру» входить в тройку крупнейших дистрибьютеров на местном рынке наряду с «Саманом» и «Россичем». А по объемам торговли алкоголем в РТ компания уверенно занимает второе место — ее выручка за прошлый год превысила 2 млрд рублей, рост составил 9%.

Полновластным директором фирмы, по данным сервиса «Контур.Фокус», является Данилов. При этом ранее в число учредителей входил и Давлетгараев. Но его из списка доли уставного капитала предприятия вычеркнули еще в 2013 году. За ним остался контроль за другой фирмой — ООО «Компания „Премьер“». Данилов же стал единоличным владельцем ООО «Премьер».

К последнему якобы относится главная розничная сеть «Премьера» — «Глобус-Маркет». По данным системы «Контур.Фокус», сеть алкомаркетов «Глобус-Маркет» и «Премьер» никак не связаны напрямую по учредителям и своей истории.

Но опрошенные на алкорынке эксперты утверждают, что это лишь одна формальная сторона медали — мол, конечными бенефициарами популярной сети алкомаркетов все же являются Данилов и Давлетгараев. Но «бумажных» подтверждений этому нет.

Филиалы «Глобуса» расположены в Казани, Набережных Челнах, Зеленодольске, Нижнекамске, Альметьевске, Лениногорске, Атне, Дрожжаном, Елабуге и так далее.

Давлетгараев и Данилов также контролируют совместно фирмы ООО «Компания „Премьер Челны“» и ООО «Кантина».

Последняя организация владеет сетью бутиков элитного алкоголя «Галерея вин», которые ранее принадлежали Якову Цейнштейну.

Данилов же параллельно имеет долю и в других компаниях, например ООО «Максим», ООО «Торговый союз „Зай“». Причем все фирмы так или иначе занимаются продажей алкоголя.

Баланс ООО «Премьер» на конец 2020 года составлял 2,3 млрд рублей. Офис компании расположен в Больших Ключах Зеленодольского района.

Как мы отбились от взыскания убытков в 57 млн — Игумнов Групп

Они взыскали убытки от нарушений АМЗ в больших размерах – сможете и вы!

Разбор кейса по защите фин. директора от взыскания убытков в банкротстве

О «Верхневолжском кирпичном заводе» («ВВКЗ») мало кто слышал. Он расположен в Тверской области и в свое время входил в группу компаний «Мастер Групп», реальным бенефициаром которой считается печально известный банкир Бажанов Феликс Викторович и его банк «Мастер-Капитал». Несмотря на скромное название, завод имел существенные масштабы деятельности. Одних только активов у предприятия числилось почти на 5 млрд рублей. Но постепенно сумма заемных средств приблизилась к 8 млрд и заводу пришлось уйти в банкротство. Одним из кредиторов стал налоговой орган. В результате выездной проверки были обнаружены сделки, с помощью которых была занижена налоговая база и получены необоснованные вычеты. По итогу компании доначислили 44 млн, с которыми налоговая включилась в реестр требований кредиторов. Первое, за что взялся конкурсный управляющий — вменение убытков генеральным директорам, в чей период совершались данные сделки. Фактура для этого имелась: решение налоговой по итогам выездной проверки уже вступило в законную силу и установленные в нем обстоятельства имеют преюдициальное значение. Юристом, защищавшим одного из директоров, была яркая и активная женщина. Чтоб вы понимали — такому человеку дай серп после судебного заседания и он нажнет травы на всех парнокопытных Тверской области. Продолжая двигаться просто по инерции. Вот сколько у человека энергии! И стратегия защиты ею была выбрана соответствующая. Сначала по ее ходатайству суд вызвал кучу народа в качестве свидетелей. А потом она решила размазать убытки тонким слоем и заявила топ-менеджеров в качестве солидарных ответчиков. Что-что? Ответчик просит о привлечении соответчиков?! Учитывая, что таким правом наделен только заявитель по иску, суд запросил мнение конкурсного управляющего. На что тот ответил: «На усмотрение суда». И вот, с молчаливого согласия КУ, вместо 2 человек убытки стали взыскивать с 6. Среди них был и Владимир. До 2016 года он занимал позицию финансового директора завода и еще вчера давал показания по этому делу в качестве свидетеля. Владимир поискал юристов в Твери, в Москве и среди знакомых. А потом наткнулся на сайт «Игумнов Групп», увидел результаты наших дел, впечатлился, обратился. И это был самый правильный ход. Интересно, что Владимир даже не стал приезжать к нам в офис, чтобы убедиться, что мы «реально настолько круты, как про себя пишем». Просто позадавал вопросы по телефону и принял решение запускать работу.

Плюсы

Начало проекта Мы вступили в дело, как только суд привлек Владимира в качестве соответчика. С его стороны не было ни отзывов, ни пояснений. Значит, мы могли строить свою позицию с нуля.

Один стейкхолдер Не было риска, что мы забыли учесть чьи-то интересы или не услышали чьи-то слова. Кроме того, легче решался вопрос согласований и принятия решений.

Отсутствие презумпций С нашего клиента взыскивали убытки, и в сравнении с субсидиаркой здесь 2 приятных момента. Второстепенный: суммы требований меньше, оттого клиентам дышится чуть легче (но это неточно). Основной: нет такого количества презумпций, которые вменяются по умолчанию и которые устанешь опровергать.

Знакомая тема Мы практикуем убытки/субсидиарку много лет и уже давно перешли от общего понимания норм закона к ювелирной шлифовке мелких деталей.

Минусы

Налоговая Убытки вменялись за неуплату налогов. Если вы еще не поняли из наших статей, еще раз напомним: налоговая, АСВ и другие госструктуры — самые свирепые оппоненты.

Показания главного бухгалтера Юрист гендира успела побеседовать с главным бухгалтером и вызвала ее в качестве свидетеля. Та под присягой дала показания против финдиректора. Так выглядела ситуация на первый взгляд, но нам еще предстояло с ней поработать.

Все против всех Формат работы «все мочат всех» — не самый легкий путь к победе: вскрывается слишком много нюансов и приходится тратить время и нервы не только на прямых оппонентов, но и на успокоение соседей по скамейке. Хоть навыков работать в таких условиях нам и не занимать, проект это проще не делало.

Фактические обязанности Оппоненты давили на то, что наш доверитель совмещал работу финансового директора с участием в совете директоров — а значит, «знал и одобрял». Кроме того, в длительные  периоды отсутствия гендира он исполнял его обязанности, таким образом, принимая на себя всю ответственность КДЛ.

Анализ дела

Позиция конкурсного управляющего по взысканию убытков в части Владимира опиралась на следующие тезисы:

  1. Сделками по уклонению от уплаты налогов был причинен ущерб кредиторам. Сделки с неблагонадежными контрагентами стали причиной недополученных бюджетом денежных средств. Эти обстоятельства были исследованы в рамках выездной проверки. Как итог, вынесенное решение вступило в законную силу и имело преюдициальное значение. Преюдициальное — значит, установленные обстоятельства не подлежат повторному исследованию и принимаются судом как доказанные.
  2. Финансовый директор входил в Совет директоров. Значит, мог принимать решения по заключению сделок, результатом которых стал причиненный кредиторам ущерб. Значит — ответственность за эти сделки можно перевесить на финдира.
  3. Замещение генерального директора.
Читайте также:  Актуальный крой. Как понять, что силуэт костюма пахнет нафталином

Вс объяснил, кто должен платить за выбоины на дороге

Верховный суд (ВС) РФ поддержал автомобилистов в спорах с компаниями, которые несут ответственность за состояние дорог: высшая инстанция разъяснила, что причинённый машинам ущерб из-за некачественного покрытия трасс должны возмещать как раз эти организации. Также именно на них возлагается обязанность доказывать, что водитель действовал намеренно либо проявил грубую неосторожность при происшествиях, связанных с состоянием дорог, поясняет ВС РФ. 

Ущерб от ям и выбоин 

В обзоре судебной практики суд ссылается на иск автомобилиста, попавшего в выбоину на проезжей части дороги, что привело к значительным механическим повреждениям автомобиля. Водитель обратился в суд с иском к управлению автомобильных дорог о возмещении ущерба, сославшись на то, что ответчик в нарушение требований закона не обеспечил безопасность дорожного движения на трассе. 

Однако суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении иска отказали.

В частности, апелляционная инстанция сослалась на статью 1083 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не подлежит возмещению вред, возникший вследствие умысла потерпевшего. Также она регламентирует, что если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, то размер компенсации должен быть уменьшен.

  • При этом суд возложил обязанность на водителя доказывать, что он ненамеренно попал в дорожную выбоину или вел себя за рулём с грубой неосторожностью из-за чего и угодил в яму.  
  • Верховный суд РФ с таким взглядом на подобные ситуации категорически не согласился. 
  • Позиция ВС 

Высшая инстанция напоминает, что вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред (пункт 1 статьи 1064 ГК РФ). Лицо, причинившее вред, освобождается от выплаты компенсации, если докажет, что ущерб причинен не по его вине (пункт 2 статьи 1064 ГК РФ).

  1. В спорном случае апелляционная инстанция установила, что дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца и, соответственно, причинение ущерба возникло в связи с наездом машины на выбоину в дорожном покрытии с размерами, превышающими предельно допустимые: длина повреждения составляет 15,3 м, ширина — 1,8 м, глубина — 0,26 м.
  2. При этом ГОСТ устанавливает, что покрытие проезжей части не должно иметь просадок, выбоин и иных повреждений, затрудняющих движение транспортных средств с разрешенной Правилами дорожного движения скоростью, а предельные размеры ям составляют по длине 15 см, по ширине — 60 см, по глубине — 5 см.
  3. В рассматриваемом деле инспектор ДПС установил нарушение требований ГОСТ: он составил схему места происшествия с указанием повреждения покрытия и приложил к материалам фотографию выбоины. 

Также управление автомобильных дорог признано виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного статье 12.34 КоАП РФ, и ему назначено административное взыскание в виде административного штрафа. Данное постановление ответчиком не обжаловалось и вступило в законную силу.

«Указанные факты были установлены судом и свидетельствуют о ненадлежащем содержании дороги ответчиком.

Таким образом, суд второй инстанции установил наличие всех обстоятельств, совокупность которых предполагает возложение на ответчика обязанности возместить причиненный вред истцу», — считает ВС. 

Между тем суд почему-то решил применить статью 1083 ГК РФ для отказа во взыскании ущерба. По нормам этой статьи, если потерпевший действовал умышленно, то возмещение ему ущерба не положено. 

При этом по смыслу приведенной правовой нормы, обязанность по доказыванию в действиях потерпевшего умысла или грубой неосторожности, содействовавших возникновению или уменьшению ущерба, возлагается на причинителя вреда. В данном деле — на управление автомобильных дорог.

  • Однако в нарушение положений статьи 56 ГПК РФ суд возложил обязанность доказать отсутствие виновных действий на истца, чем было допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое повлияло на исход дела, и без устранения которого невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов, отмечает ВС РФ. 
  • В связи с чем судебная коллегия отменила решение суда и отправила дело на новое рассмотрение в апелляционной инстанции. 
  • Алиса Фокс 

Все ниже, и ниже, и ниже. Как уменьшить компенсацию за нарушение исключительных прав? — Сфера

Компенсация — возмещение потерь правообладателя из-за незаконного использования его объектов интеллектуальных прав, рассказывает юрист Gowling WLG Александр Довгалюк. При этом, подчеркивает эксперт, при взыскании доказывать свои убытки потерпевшая сторона не обязана.

В российском законе установлено три вида компенсации для товарных знаков и патентов:

  • Расчетная компенсация от 10 000 до 5 миллионов рублей, которая полностью устанавливается на усмотрение суда. Конечно, он учитывает требования разумности и справедливости, однако, по словам юриста, на практике никогда невозможно предугадать, какую реальную сумму взыщут с ответчика
  • Компенсация в двукратном размере стоимости права использования товарного знака. Она доступна для правообладателей патентных прав и товарных знаков.
  • Компенсация в двукратном размере стоимости товаров распространяется только на правообладателей товарных знаков. «При этом одни из самых серьезных нарушений в области интеллектуальной собственности совершаются как раз в области патентных прав, и суммы убытков в таких делах часто бывают намного выше, чем потери правообладателей товарных знаков», – уточняет Александр Довгалюк.

Одним из главных вопросов, с которыми сталкивается правовое сообщество и правообладатели, – можно ли взыскать компенсацию в большем размере, чем установлено в законе, или, наоборот, снизить ее размер вопреки установленному пределу?

Конституционный Суд РФ в 2016 году издал Постановление (от 13.12.2016 №26П), в рамках которого рассмотрел «звездное» дело о нарушении исключительных прав.

Правообладатели взыскали с индивидуального предпринимателя компенсацию в размере около 900 тысяч рублей за продажу одного контрафактного диска, на котором были записаны песни артиста Стаса Михайлова.

Компенсация была рассчитана в размере 10 тысяч рублей за каждую композицию.

КС в первую очередь уточнил правовую природу компенсации. Согласно заключениям служителей фемиды, данный конкретный случай подразумевает и штрафную, и компенсационную меру ответственности. В деле сочетаются оба этих начала, хотя, как подчеркивает Александр Довгалюк, вопрос, в каком отношении они присутствуют в компенсации, все еще не решен.

«Убытки правообладателя оценить трудно, так каждый объект интеллектуальных прав будет иметь разную стоимость. Поскольку их легко использовать незаконно, то меры ответственности должны обеспечивать общую превенцию нарушений.

В этом смысле возможность взыскания компенсации, которая будет превышать убытки, соответствует Конституции. Это очень важная мысль. Можно взыскивать компенсацию, которая будет носить в себе штрафной элемент», — поясняет юрист.

Тем не менее, в ряде случаев компенсацию можно «срезать». Это касается, в том числе, случая со сборником популярного артиста.

«Песен там было около 100 штук. Даже хардкорным правообладателям и их представителям очевидно, что 900 тысяч рублей за один контрафактный диск, — это очень много. Это крайне возбудило КС», — поясняет эксперт.   

Конституционный Суд РФ указал, что максимальный размер компенсации допустим, когда нарушение носит грубый характер, либо когда размер взыскиваемой компенсации сопоставим с размером причиненных убытков. При этом КС также выделил условия, при которых можно снижать компенсацию:

  • нарушение ИП при осуществлении предпринимательской деятельности;
  • размер компенсации многократно превышает причиненные правообладателю убытки;
  • правонарушение совершено ИП впервые;
  • нарушение прав не являлось существенной частью его предпринимательской деятельности и не носило грубый характер;
  • одновременное нарушение исключительных прав на несколько объектов интеллектуальной собственности.

«Это постановление сначала вызвало шок в юридическом сообществе среди специалистов в области интеллектуальной собственности. Все сразу же почувствовали, и не зря, что оно будет использоваться во всех делах», – рассказывает эксперт.   

В скором времени Верховный Суд РФ (определение судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 25.04.2017 №305-ЭС16-13233) распространил это положение на юридических лиц. При этом суд самостоятельно не вправе принимать такое решение — такой исход дела возможен, если ответчик предоставил обоснованное заявление.

 «То есть ответчик не может рассчитывать на то, что суд сам во всем разберется, посчитает, как нарушителю выгодно, и снизит сумму до минимального возможного предела», — подчеркивает Александр Довгалюк.  

Со временем практика выявила у этого подхода свои изъяны. Так, одно из главных условий для применения постановления КС РФ для снижения компенсации заключалось в том, чтобы нарушитель одновременно нарушил права сразу на несколько объектов интеллектуальных прав.

Конечно, на практике такое происходит не всегда.

«Нередко нарушители оказывались на скамье подсудимых впервые, продажа контрафакта не являлась существенной, убытки правообладателя были минимальны…Однако во всех случаях право нарушалось всего лишь на один товарный знак, поэтому суды все равно отказывались идти навстречу ответчикам», — говорит юрист.  

Подобные дела привели к опубликованию еще одного Постановления от Конституционного Суда от 24.07.2020 №40-П.

«Конечно, КС сначала сделал реверанс в пользу правообладателей и подтвердил все предыдущие выводы о взыскании компенсацию выше реальных убытков, о том, что она носит штрафной характер и должна стимулировать третьи лица к мирному урегулированию вопросов. Однако это не должно привести к необоснованному чрезмерному обогащению за счет нарушителей», — подчеркивает Александр Довгалюк.

Суд подтвердил — даже если права нарушены всего лишь на один товарный знак, компенсацию все равно можно снизить.

При этом КС РФ сделал оговорку, что, если на лицо явное несоответствие суммы взыскиваемой компенсации и убытков для правообладателя, суды могут в любых обстоятельствах взыскивать компенсацию ниже существующего предела. Вместе с тем, размер такого возмещения можно уменьшить не более чем вдвое, подытоживает эксперт.

Читайте также:  Вновь открывшиеся обстоятельства. Как отличить их от новых доказательств, которые не были известны сторонам

Каковы критерии для расчета компенсации, какие существуют проблемы взыскания убытков за нарушение исключительных прав и как пресекать подобные нарушения — в вебинаре Александра Довгалюка «Средства защиты исключительных прав на товарные знаки и патенты».

Источник изображения: pixabay.com 

Взыскание убытков, если их размер больше неустойки

  • Ермоленкова Ирина Валерьевна,
    главный советник главного правового управления
    Секретариата Палаты представителей
    Национального собрания Республики Беларусь,
    старший преподаватель кафедры финансового права
    и правового регулирования хозяйственной деятельности
  • юридического факультета БГУ

Вопрос: Факт причинения убытков нарушением договора и их размер доказан кредитором. Неустойка, рассчитанная за аналогичное нарушение договора (по аналогичным условиям) в сумме, превышающей размер заявленных ко взысканию убытков, должником в пользу кредитора добровольно не уплачивалась и на основании судебного постановления с должника в пользу кредитора не взыскивалась.

  1. Подлежат ли взысканию убытки за ненадлежащее исполнение договора должником в заявленном кредитором размере?
  2. Ответ: Кредитор вправе взыскать с должника убытки, если их размер превышает размер неустойки за несоблюдение договорных обязательств.
  3. Обоснование: Если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой .

Ни в указанной норме, ни в иных положениях ГК, содержащих понятия «покрытие» и «покрытый» , определение данных терминов не раскрывается. Буквальный и системный анализ ч. 1 п. 1 ст.

365 ГК позволяет сделать вывод, что для применения зачетного характера неустойки при рассмотрении требования о взыскании убытков необходимо, чтобы соответствующее «покрытие» неустойкой уже имело место на момент вынесения судебного постановления по иску о взыскании убытков.

То есть на момент вынесения судебного решения неустойка должна быть добровольно уплачена кредитором или взыскана с должника в пользу кредитора вступившим в законную силу судебным постановлением.

У суда не имеется правовых оснований для полного либо частичного отказа в иске о взыскании убытков на основании гипотетически рассчитанной сторонами или судом неустойки, которая исходя из условий вопроса ко взысканию не заявляется и которая при последующем рассмотрении отдельного иска о взыскании таковой может быть уменьшена судом (например, на основании ст. 314 ГК) либо во взыскании которой может быть полностью отказано (например, за истечением срока исковой давности или вследствие просрочки исполнения обязательства на стороне кредитора).

При предъявлении кредитором в последующем требования о взыскании неустойки, основанного на том же факте неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обязательства, который, в свою очередь, был положен в основание иска о взыскании убытков, суд обязан учесть уже взысканную сумму убытков, применив при этом зачетный метод, с тем, чтобы общая взысканная с должника в пользу кредитора в рамках двух исков сумма не превышала пределов, установленных ч. 1 п. 1 ст. 365 ГК.

Вс рф. взыскание ущерба за повреждение автомобиля упавшим деревом — кс цитадель

Владелец транспортного средства обратился в суд с иском к управляющей организации о  взыскании стоимости восстановительного ремонта транспортного средства в размере 132 666, 16 рубля, неустойки в размере 179 099, 32 рубля, компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей, возмещении расходов на проведение оценки ущерба в размере 6 000 рублей, расходов на оплату юридических услуг в размере 30 000 рублей, расходов на оформление нотариальной доверенности в размере 1 700 рублей.

Свои требования истица связала с тем, что принадлежащий ей автомобиль, находившийся во дворе многоквартирного жилого дома, в результате падения на него дерева получил механические повреждения.

По мнению истицы, ущерб автомобилю причинён вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком возложенных на него обязанностей по содержанию зеленых насаждений на придомовой территории указанного многоквартирного жилого дома.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично. С управляющей организации в пользу истицы взысканы: ущерб 132 666, 16 рубля, расходы на оценку 6 000 рублей, расходы на оплату юридической помощи 25 000 рублей, расходы на оформление доверенности 1 700 рублей, расходы на проведение дендрологического исследования 24 200 рублей.

Однако Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда решение суда первой инстанции отменено и по делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано.

Проверяя законность и обоснованность постановленного судом первой инстанции решения, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу об отсутствии оснований для вывода о ненадлежащем исполнении ответчиком обязанностей по вырубке аварийного дерева, поскольку упавшее дерево имело развитую зелёную крону и не имело видимых признаков аварийности и сухости. Кроме того, поскольку на момент причинения ущерба по сведениям Росгидромета имели место неблагоприятные метеорологические явления, способные повлечь повреждение зелёных насаждений, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что падение дерева на автомобиль истицы произошло по причине данных природных явлений, в связи с чем отменил решение суда первой инстанции с постановлением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

  • Однако с таким выводом не согласилась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
  • Своим определением высшая судебная инстанция от 06 августа 2019 года № 5-КГ19-104 отменила апелляционное определение и направила гражданское дело на новое апелляционное рассмотрение.
  • Отменяя апелляционный судебный акт Верховный суд указал следующее:
  • не получили оценки суда следующие обстоятельств, установленные в заключении специалиста в области дендрологических исследований из которых следует, что физически и с точки зрения лесопатологии (фитопатологии) и иммунитета растений исследуемое дерево представляло собой абсолютно неустойчивую конструкцию. Ствол дерева изза хрупкости древесины в основании способен обрушиться самостоятельно в любой момент без внешних влияний из-за недоразвития корневой системы в результате проведённых строительных земляных работ. Исследуемое дерево не подлежало вырубке, но подлежало кронированию и обрезке (омолаживающей и санитарной), которые не были своевременно сделаны обслуживающей организацией. Если бы было установлено, что данные мероприятия не помогли, то надо было бы в режиме фитосанитарной рубки оперативно удалять данный древостой, что также не было сделано обслуживающей организацией, хотя к этому были все показания. Первичной (основной) причиной падения данного дерева являлся его ограниченно качественный статус и прогрессирующие дефекты корневой системы в результате нарушения нормативного расстояния СНиП III-10-75. Ветер послужил дополнительным фактором падения дерева, но не его прямой причиной;
  • по смыслу пункта 1 статьи 1064 и пункта 1 ст. 401 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена презумпция вины причинителя вреда, который может быть освобожден от ответственности лишь в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине, однако таких доказательств в материалах гражданского дела нет;
  • ветер, скорость которого не превышает указанную величину, не может быть отнесен к чрезвычайной ситуации. В то же время, суд апелляционной инстанции в обоснование вывода об отсутствии вины ответчика и падении дерева в результате сильного ветра сослался на представленную в суд апелляционной инстанции справку Росгидромета, согласно которой в день падения дерева скорость ветра составляла до 24 м/с, что меньше установленных нормативными актами величин.

Взыскание убытков | юристы | БОЛЬШОЕ ДЕЛО

Взыскать убытки бывает сложнее, чем кажется. Для этого нужно доказать совокупность из 4-х факторов (подробнее об этом ниже), но юристам с небольшим опытом работы не всегда удаётся это сделать. В таком случае суд по взысканию убытков будет проигран, а оппонент сможет взыскать судебные расходы. Поэтому, придя в суд взыскивать убытки, есть риск остаться должным.

Перед тем, как начинать дело по взысканию убытков, надо очень точно рассчитать перспективу. У нас есть опыт взыскания убытков, и в этой статье мы делимся с вами информацией, как это сделать и что надо предусмотреть, перед тем, как начинать суд по убыткам.

Что такое убытки? Это:

  • реальный ущерб: 1. расходы, которые контрагенту-нарушителю придётся понести, чтобы восстановить ситуацию такой, какой она была до убытков. А также это расходы, которые уже пришлось понести; 2. стоимость утраты или повреждения имущества. Например, Ромашка перевозила транспортом товар Лютика, но не довезла его, а разбила и испортила. Ромашке придётся возместить Лютику стоимость товара. А если Ромашка откажется это сделать добровольно, и Лютику придётся идти в суд, то Ромашке придётся возмещать еще и траты, связанные с судом — экспертизу, сбор доказательств, работу юристов и т.д.
  • упущенная выгода — это доходы, которые истец получил бы, если бы не «косяк» контрагента.

Ущерб — это не только про взаимоотношения компаний. «Внутри» одной компании тоже может возникнуть ущерб. Например, директор может нанести его фирме, которой руководит.

В нашей практике был случай, когда директор принял на работу иностранных граждан, но не уведомил об этом Федеральную миграционную службу, хотя должен был. Иностранцы какое-то время отработали, а потом уволились. После этого пришла проверка, которая и обнаружила нарушение. Компания получила штраф — 800 тыс руб и уплатила его.

А потом владельцы компании предъявили иск директору о взыскании убытков, ведь это по его вине компанию оштрафовали. Суд решил, что владельцы компании правы и убытки с директора взыскал.

Четыре условия для взыскания убытков

Просто так убытки не взыщешь. Надо, чтобы выполнялись 4 условия:

  • причинитель убытков допустил правонарушение или нарушил право. Возвращаясь к примеру про директора — правонарушение заключалось в том, что он обязан был уведомить ФМС о том, что принял на работу иностранцев, а после того, как они уволились, уведомить и об этом факте, но не сделал этого;
  • есть вина в действии или бездействии: директор должен был совершить действие (уведомить ФМС), но не совершил его;
  • есть последствия в виде убытков, и размер убытков точно известен. Пример выше соответствует этому требованию: и убытки есть (штраф), и размер известен — 800 тыс руб;
  • есть причинно-следственная связь между нарушением права лицом и убытками. Все верно — компании прилетел штраф только потому, что директор нарушил закон.
Читайте также:  Болезнь и другие причины, которые суды признают неуважительными для отложения судебного заседания

Если бы одного из пунктов выше не было, то взыскать с директора убытков не удалось бы. Для взыскания нужно, чтобы чётко выполнялись все 4 пункта, иначе ничего не выйдет.

Например, предприниматель арендовал у фирмы киоск для торговли одеждой. По договору ИП должен возместить фирме материальный ущерб, который возникает по вине ИП или его сотрудников. Киоск сгорел.

И фирма обратилась в суд, требуя взыскать убытки с предпринимателя, но суд отказал, т.к. вина предпринимателя в пожаре не доказана. То есть нет одного из пунктов выше. Дело №А01-261/2012, №А01-2064/11.

А что с упущенной выгодой?

Когда ООО «Ромашка» нарушила договор с ООО «Лютик» (не поставила товар, например, или поставила, но не того качества и т.д.) Лютик упускает выгоду. Ведь он продал бы этот товар и заработал, а так не вышло.

Можно ли получить с Ромашки упущенную выгоду? Можно. Но сложно. Уж очень хитро надо доказывать размер упущенной выгоды. А делать это обязан всецело истец. Он должен привести все расчёты упущенной выгоды (и убытков других видов тоже).

В другой нашей статье вы можете прочитать практические рекомендации о том, как доказывать в судах размер упущенной выгоды.

Почему доказать причинение убытков на практике сложно?

Представим ситуацию: компания «Строитель» строит коттеджи. Компания «Поставщик» привозит Строителю стройматериалы для этих коттеджей.

Однажды Поставщик привёз Строителю цемент хуже, чем надо было. Что в таком случае должен сделать приемщик стройматериалов или прораб со стороны Строителя?

Он должен заметить, что качество цемента ниже оговоренного и отправить претензию Поставщику с требованием поставить хороший цемент. Можно ещё расторгнуть договор, конечно, но это уже не в компетенции прораба.

А что произойдет, если никто не заметит, что цемент плохой, и этот цемент будет использован при строительстве? Взыскать убытки будет уже практически невозможно, ведь цемент будет принят Строителем, оплачен и использован. И это не все, с чем может столкнуться данная компания.

Если сотрудник Строителя заметит, что цемент хуже, чем прописано в договоре и предъявит претензию, то Поставщик может начать отнекиваться или тянуть время. А у Строителя-то сроки сдачи коттеджей. Из-за спора между Поставщиком и Строителем последний может сорвать сроки сдачи, ему могут «прилететь» претензии покупателей, он не получит выгоду, на которую рассчитывал.

Тут уже получается упущенная выгода. Но взыскать её ещё сложнее, чем убытки, потому что необходимо просчитать массы переменных — какие затраты пришлось бы понести Строителю, чтобы получить прибыль, почему Строитель заявляет, что рассчитывал получить именно такую прибыль, а не меньше или больше и т.д. Судебная практика подтверждает, что убедить судей в размере упущенной выгоды непросто.

Предприниматель требовал от крестьянского (фермерского хозяйства) взыскание долга, процентов за пользование его деньгами, упущенную выгоду, оплату услуг адвоката. Дело было в том, что предприниматель сделал хозяйству предоплату за свёклу, но что-то пошло не так, и свёклу предприниматель не получил.

Отсюда и требования. Суды решили, что предприниматель должен получить все, что требует, кроме упущенной выгоды.

Почему? Потому, что когда ИП считал, сколько денег он недополучил (466 тыс руб), он забыл учесть: — транспортные расходы на перевозку свёклы и сахара, который он планировал получить из свёклы; — налоги;

— зарплату работникам.

Дело №А01-814/2010.

Выше мы писали про качество цемента. Но где прописано это качество? На каком основании Строитель может требовать цемент определённого качества?

Оно прописано в договоре поставки или спецификациях. Вернее, должно быть прописано.

А если не прописано? Как Строитель может заявлять, что Поставщик привез плохой цемент, если непонятно, какой цемент необходимо привезти?

Как на практике рассчитать убытки?

Иногда размер убытков понятен, и рассчитывать ничего не приходится.

Например, водитель-сотрудник ООО выпил и устроил ДТП на служебной машине. ГИБДД привлекло его в административной ответственности (вина есть). Правонарушение есть (нарушены ПДД).

Убыток тоже есть — это стоимость ремонта авто, которая подтверждается документами с СТО с указанием стоимости ремонта.

Но что, если ситуация сложнее, и требуется расчёт убытков? Или ООО сначала хочет взыскать убытки с водителя, а только потом заниматься ремонтом авто (то есть на момент взыскания убытков они ещё не понесены)?

Убытки считают специально обученные люди — оценщики. Если нанесён реальный ущерб или вред имуществу, оценщик приезжает, все фотографирует, считает амортизацию, износ, стоимость восстановительного ремонта и т.д.

Но контрагент всегда хочет занизить размер убытков. Как с этим бороться? У нас есть средство борьбы: мы контролируем действия оценщиков (которые работают с нашей стороны и со стороны оппонента). Поэтому мы всегда готовы:

  • отстаивать в суде оценку, которую представим мы;
  • опровергать позицию «враждебного» оценщика.

Когда мы идём в суд, мы прикладываем к иску документы, подтверждающие ущерб (или документы, которые подтверждают уже понесённые траты или оценку, которая показывает, сколько денег придётся потратить в будущем). Поэтому позиция наших клиентов в судах по убыткам — сильная.

Другая сторона в таких делах может или ничего не делать (для вас это хорошо) или активно сопротивляться (это хуже). Если оппонент ничего не делает, то мы все взыскиваем без проблем. А что, если другая сторона провела «свою» оценку, где размер убытков серьёзно занижен или добилась, чтобы суд назначил судебную экспертизу? Мы умеем с этим бороться.

Пример из нашей практики: управляющая компания сбивала зимой наледь с крыши дома. Наледь упала и повредила вывеску магазина, а также разбила ступеньки его крыльца. Магазин обратился к нам, оценщики по нашему поручению провели оценку ущерба (вывеска + ступеньки). Мы пошли в суд за взысканием убытков.

Но УК с нашими расчётами не согласилась и добилась проведения судебно-технической экспертизы. Эксперт решил, что никакой связи между падением наледи и ущербом для ступенек нет. Якобы ступеньки износились от времени (физический износ). А значит, УК тут вообще ни при чём.

Эксперта вызвали в судебное заседание. Наш юрист задала ему несколько вопросов, от которых эксперт «сел в лужу», а его выводы стали выглядеть очень бледно. Выяснилось, это эксперт:

  • не может назвать марку бетона, из которого были сделаны ступеньки. Хотя он обязан был выяснить марку, проводя экспертизу;
  • не изучил траекторию падения наледи. На каком основании он в таком случае вообще утверждает, что ступеньки повредились не наледью?

А на вопрос юриста «как Вы определили, что износ ступенек — физический?» он вообще ответил: — Я строитель, я так считаю.

Такие смехотворные ответы нас, конечно, не устроили, и мы ходатайствовали о проведении повторной экспертизы. Суд согласился.

Мы добились проведения повторной экспертизы потому, что были готовы задать эксперту оппонента вопросы, на которые он не смог ответить. Ведь мы заблаговременно изучили материалы его экспертизы. Юристы нашей компании всегда готовятся к судебным заседаниям. Благодаря этому мы находим слабые стороны у оппонентов и максимально используем их.

Ещё пара дел, доказывающих, что при взыскании убытков не все так однозначно

Предпринимательница заказала у предпринимателя печать 2000 календарей с рекламой её салона штор. Печатали в два подхода — сначала 1000 штук и потом ещё 1000 штук. Предпринимательница приняла календарики, а потом выкатила иск предпринимателю, ведь в календарях были ошибки в нумерации дней недели.

Но суды ей отказали, ведь она приняла и оплатила календари. Раз приняла и оплатила, то нечего теперь… Тем более, когда она смотрела первую партию календарей, она могла заметить ошибку, но не заметила. Дело №А01-189/2011. У пристава лежал исполнительный лист, согласно которому кооператив должен был получить с компании 1,8 млн руб.

Но пристав ничего не делал, чтобы взыскать с компании эти 1,8 млн руб, хотя по р/с компании проходили куда более значительные суммы. А потом компания обанкротилась, и исполнительный лист превратился в бумажку, ведь теперь взыскивать по нему было не с кого. Кооператив обратился в суд, требуя взыскать с приставов убытки — 1,8 млн руб.

Суд согласился, что требование обоснованно и взыскал убытки. Дело №А01-296/2011.

Выводы

Убытки — это реальный ущерб (расходы и стоимость утраты или повреждений) и упущенная выгода. Доказывать упущенную выгоды сложнее, чем ущерб, потому что приходится доказывать, какую прибыль истец получил бы в будущем (то есть надо доказывать факт, который мог бы произойти, но не произошёл) и что истец не смог получить эту прибыль именно по вине ответчика.

Чтобы взыскать убытки, надо доказать правонарушение или нарушение права, вину, последствия в виду убытков и причинно-следственную связь.

На практика взыскание убытков — сложное и в чём-то даже коварное дело, к которому надо готовиться и все просчитывать. Взыскание убытков начинается с точного и грамотного договора.

Другая сторона может «ставить палки в колёса» и заявлять свою оценку или экспертизы, занижая тем самым размер убытков. Мы знаем, какие меры надо принимать, чтобы суд согласился с нами относительно размера убытков.

Автор публикации: Юлия Огуреева

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *