Неверное определение границ товарного рынка – основание для признания решения антимонопольного органа незаконным

Банковская деятельность в силу своей детальной урегулированности, казалось бы, лишена такой опасности. На деле все оказывается не совсем так.

Динамика изменения антимонопольного законодательства (на слуху очередные инициативы ФАС России по введению правил недискриминационного доступа, компенсации за нарушение антимонопольного законодательства, коллективные иски) и прецедентная правоприменительная практика (например, дело «Аргус-Спектра» по «рейдам на рассвете») свидетельствуют о том, что правила игры постоянно меняются, и банки, как и другие участники оборота, должны за ними успевать. Ярким примером непредсказуемости антимонопольных правил для банков является дело, рассмотрение которого завершилось в июле этого года. Автору довелось быть его участником. В нем Управление ФАС России по Ростовской области предъявило претензии к ОАО «Сбербанк России» в части навязывание аннуитетного способа погашения кредита. Аннуитетные платежи уже были объектом пристального внимания со стороны госорганов — в п. 5 Информационного письма от 13.09.2011 № 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре» Президиум ВАС РФ уже подпортил репутацию аннуитетным платежам, после чего возник новый пласт судебной практики по взысканию с банков излишне уплаченных процентов при погашении аннуитетными платежами. В этот же раз уже антимонопольный орган, отчасти опираясь на позицию Президиума ВАС РФ, решил поставить точку в этом вопросе, провозгласив незаконность кредитов с аннуитетным способом погашения. Возвращаясь к тезису о непредсказуемости антимонопольных запретов, стоит отметить, что вряд ли подавляющее число банков при введении кредитных продуктов с аннуитетным способом погашения кредита могли предполагать, что такое поведение нарушает антимонопольное законодательство. Коротко о претензиях антимонопольного органа. Ростовское УФАС посчитало, что банк, включая в свои типовые кредитные договоры условие о погашении кредита аннуитетными платежами, навязывает заемщикам невыгодные условия, что запрещено п. 3 ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции». Невыгодность аннуитетов, по мнению антимонопольного органа, проявляется в двух аспектах. Первый и основной аспект — несение заемщиком больших затрат на обслуживание кредита при аннуитетном способе, чем при дифференцированном. Второй аспект, факультативный, связан со спецификой исчисления процентов, что дало повод суду первой инстанции сделать вывод об уплате в начале периода кредитования процентов за будущие периоды, т. е. то, о чем говорит Президиум в п. 5 Информационного письма № 147 . Как итог было выдано предписание предлагать кредит как с аннуитетным способом погашения, так и с дифференцированным, а заемщикам по уже заключенным кредитным договорам с аннуитетным способом погашения предложить изменить способ погашения. В ходе рассмотрения этого дела были обозначены ключевые проблемы для антимонопольных разбирательств с участием банков.

Проблема невыгодности

Говоря об этой проблеме, необходимо отметить отсутствие единого подхода не только к определению, но и пониманию судами порядка определения невыгодности договорного условия.

Применительно к сфере кредитования эта проблема вскрыла еще один свой аспект: можно ли говорить о навязывании договорного условия, когда это условие определяет характеристики кредитного продукта? Ведь, например, способ погашения кредита прямо связан с другими характеристиками кредита (например, срок кредита и процентная ставка).

Однако в рамках судебного разбирательства этот вопрос в силу его специфики и невосприимчивости российских судей не стал ключевым, хотя, очевидно, заслуживал более пристального внимания. Запрет на злоупотребление доминирующим положением в том виде, как он сформулирован в ч. 1 ст.

10 ФЗ «О защите конкуренции», позволяет антимонопольному органу любое подозрительное, на его взгляд, поведение признавать антимонопольным нарушением.

Такое положение вещей не позволяет участникам оборота заранее выстраивать свое поведение в соответствии с четкими требованиями антимонопольного органа (поскольку их попросту нет) и быть уверенным, что то или иное поведение не будет признано нарушением антимонопольного законодательства. Не лучше ситуация и с конкретными составами нарушений, закрепленных в отдельных пунктах ч. 1 ст.

10 ФЗ «О защите конкуренции». В рассматриваемом деле банк обвинялся в нарушении п. 3 ч. 1 ст. 10 ФЗ «О защите конкуренции», запрещающего навязывание невыгодных условий. При этом в этом же пункте прямо раскрывается и понятие невыгодности условия как условия, содержащего не предусмотренное законом или экономически/технологически необоснованное требование о передаче имущества.

Однако в правоприменительной практике нет единого подхода в применении этих положений о невыгодности. Точнее, они есть, но только в части непредусмотренных законом требований — основная масса дел по этому критерию касается субъектов естественных монополий.

А вот по второму критерию, когда речь идет не о регулируемых законом условиях, а о необходимости установления экономической или технологической обоснованности единства подхода у правоприменителей нет. Что касается рассматриваемого случая, то экономическая обоснованность у требования об уплате процентов при аннуитетном способе погашения кредита, очевидно, есть.

Заемщик берет кредит и должен заплатить за пользование денежными средствами. Собственно, обязанность платить проценты прямо предусмотрена ст. 809 Гражданского кодекса РФ. Однако антимонопольный орган предложил свое видение невыгодности, определяя ее не через исследование экономической обоснованности, а через сравнение с альтернативным способом погашения — дифференцированным.

Такой подход, помимо очевидного возражения об отсутствии законных оснований, имеет и вполне рациональные доводы против: антимонопольный орган не может диктовать условия ведения хозяйственной деятельности, а сравнение с более привлекательным условием есть не что иное, как понуждение выбрать это условие, тем самым изменив деловую практику.

Специфика такого подхода проявилась и в антимонопольном предписании, в котором от банка потребовалось продолжить выдачу кредитов на условиях погашения аннуитетными платежами, что достаточно странно, учитывая правовую природу предписания как требования о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, а не о его продолжении (если исходить из позиции антимонопольного органа о незаконности аннуитетных платежей). Отсутствие единого подхода к определению невыгодности, по-видимому, будет и дальше обусловливать появление новых позиций территориальных органов ФАС России по этому вопросу. К слову, в рамках 4-го антимонопольного пакета предполагается создание Президиума ФАС России, одной из задач которого и будет формирование единых позиций по применению антимонопольного законодательства.

Проблема специальных познаний

В действительности эта проблема является общей для всего антимонопольного правоприменения, поскольку оно связано с исследованием экономики деловых практик хозяйствующих субъектов, но в банковской сфере она приобретает свое звучание, обусловленное отдельными свойствами финансов.

Суть этой проблемы состоит в недостаточности у судов и часто у самого антимонопольного органа должных знаний или должного подхода к получению знаний, необходимых для того, чтобы разобраться в специфике экономических отношений в каждом конкретном случае.

Именно поэтому результаты некоторых антимонопольных дел, даже поддержанные судами, порой не имеют никакого реального эффекта в борьбе с ограничением конкуренции либо такой эффект для конкуренции неощутим.

В рассматриваемом деле был поставлен вопрос об оценке затрат заемщика на обслуживание кредита при каждом из способов погашения кредита.

Антимонопольный орган предложил сравнить размер уплачиваемых заемщиком процентов, посчитанных за весь период погашения кредита, простым арифметическим сложением, исходя из чего пришел к выводу о наличии некой переплаты процентов при аннуитетном способе погашения кредита.

Однако, как продемонстрировали привлеченные к делу экономисты, арифметическое сложение денежных сумм за различные периоды времени недопустимо. Любая домохозяйка знает, что одна и та же сумма в своем абсолютном выражении не одно и то же при разнесении ее по времени — 100 рублей сегодня не равно 100 рублям через год. Именно поэтому, чтобы сложить разнесенные по времени суммы, необходимо привести более поздние суммы через метод дисконтирования к текущему периоду.

Неверное определение границ товарного рынка – основание для признания решения антимонопольного органа незаконным

Как показывает график сравнения затрат при разных способах погашения, указанное элементарное экономическое правило необходимо учитывать, поскольку при аннуитетном способе погашения в начале периода заемщик платит меньше, а в конце больше.

Читайте также:  Концепция совершенствования общих положений Гражданского кодекса. Что изменится в работе юристов, если документ примут

Подход антимонопольного органа не учитывал экономическую составляющую определения затрат на погашение кредита, результатом чего стало дело, которое рассматривалось на протяжении 3 лет. Вопрос специальных познаний не однозначный.

Собственный опыт решения этой проблемы, учитывающий и процессуальные возможности, позволяет исходить из двух предпосылок — необходимы письменный документ, раскрывающий экономику отношений, и привлечение в качестве специалиста экономиста, адаптированного для решения антимонопольных задач.

Использование только одного из этих элементов создает определенные риски неэффективности всей деятельности по привлечению экономических специалистов (думаю, что не только экономических): судья может не прочитать письменный документ или не понять его без озвучивания специалистов обозначенных в этом документе тезисов, а без письменного документа заслушивание специалиста может быть лишено смысла из-за сложности проблематики и объективной затруднительности восприятия большого объема информации на слух.

Проблема специального регулирования

Эта проблема не менее важна, чем проблема специальных познаний, а в определенной степени даже более критична. Если докопаться до экономической сущности порой действительно сложно, а правильно оценить ее не экономисту иногда просто затруднительно, то выдвижение антимонопольных претензий без исследования специального правового регулирования вряд ли допустимо.

Особенно учитывая, что в комиссию по рассмотрению антимонопольного дела входят члены Банка России. Очевидно, что для банковской сферы проблема специального регулирования более чем актуальна. Дело Сбербанка лишний раз это продемонстрировало.

Во-первых, возвращаясь к вопросу об оценке затрат на обслуживание кредита, необходимо отметить, что антимонопольному органу и не требовалось обладать знаниями особенностей сложения денежных сумм за разные периоды, если бы он изучил особенности кредитного регулирования. Речь идет о полной стоимости кредита как показателе реальных затрат заемщика на обслуживание кредита.

В анализируемом антимонопольным органом периоде полная стоимость кредита была предусмотрена ст. 30 Закона «О банках и банковской деятельности», а формула ее расчета была предусмотрена Указанием Центрального Банка РФ от 13.05.2008 № 2008-У «О порядке расчета и доведения до заемщика — физического лица полной стоимости кредита».

В настоящее время полная стоимость кредита предусмотрена вместе с формулой федеральным законом «О потребительском кредите (займе)». Если рассчитать полную стоимость кредита применительно к аннуитетному и дифференцированному способам погашения кредита, то получится ее одинаковое числовое выражение. Чтобы сделать этого, достаточно применить нормативно закрепленную формулу.

Во-вторых, незнание особенностей кредитного регулирования привело и к ошибочному выводу о навязывании. Антимонопольный орган утверждал о вынужденности заемщика погашать кредит аннуитетными платежами, если такой способ предусмотрен кредитным договором, и невозможности погашения кредита дифференцированными платежами.

Однако при этом не учитывалась сущность способа погашения кредита и возможности заемщика по его модификации. Способ погашения в своей сущности лишь определяет размер ежемесячного платежа, который закрепляется в графике погашения кредита.

При аннуитетном способе погашения ежемесячный платеж имеет всегда одинаковый размер, а при дифференцированном — его размер убывает по нисходящей, в результате чего в начале периода погашения размер ежемесячного аннуитетного платежа существенно меньше размера ежемесячного дифференцированного платежа.

В то же время необходимо учитывать, что с 2011 года заемщики-потребители имеют безусловное право погашать кредит досрочно. Так, еще в п. 12 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13.09.2011 № 146 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров» была озвучена позиция судов о наличии у потребителей такого права, а Федеральным законом от 19.10.2011 № 284-ФЗ «О внесении изменений в ст. ст. 809 и 810 ч. 2 Гражданского кодекса РФ» это право было закреплено законодательно.

Неверное определение границ товарного рынка – основание для признания решения антимонопольного органа незаконным

Такое соотношение размера ежемесячных платежей при наличии у заемщика права на досрочное погашение, в том числе на частичное погашение при перечислении ежемесячных платежей, позволяет заемщику самому моделировать свой график погашения кредита.

Очевидно, в такой ситуации невозможно говорить о навязывании какого-либо способа погашения кредита. В-третьих, вслед за Президиумом ВАС РФ антимонопольный орган не разобрался и в порядке начисления процентов за пользование кредитом.

Никакого начисления процентов за будущие периоды при аннуитетном способе погашения кредита не происходит, об этом свидетельствует и последняя судебная практика. Согласно п. 3.5 Положения Центрального банка РФ от 26.06.

1998 № 39-П «О порядке начисления процентов по операциям, связанным с привлечением и размещением денежных средств банками» проценты на привлеченные и размещенные денежные средства начисляются банком на остаток задолженности по основному долгу, учитываемой на соответствующем лицевом счете, на начало операционного дня.

Больший размер процентов, уплачиваемых при аннуитетном способе погашения кредита, чем при дифференцированном, объясняется меньшим размером платежа, направляемого на погашение суммы основного долга, а следовательно, большей базой для начисления процентов.

Как мы видим, элементарное незнание специального регулирования привело к тому, что антимонопольный орган выдвинул претензии, которые изначально были лишены своего основания. И если заблуждение в характеристиках аннуитетных платежей обычному потребителю простительно, то антимонопольный орган должен быть более скрупулезным при выдвижении обвинений, не ограничиваясь принятием предложенных потребителем предположений на веру.

Проблема определения границ товарного рынка

Рассмотрение арбитражными судами дел
об оспаривании ненормативных правовых актов, решений,
действий (бездействия) антимонопольных органов

50. По общему правилу, решения и (или) предписания оспариваются в арбитражном суде по месту нахождения антимонопольных органов, принявших эти акты (пункты 2 и 5 части 1 статьи 29 и статья 35 АПК РФ, части 1 и 1.1 статьи 52 Закона о защите конкуренции).

Если по результатам рассмотрения жалобы коллегиальный орган решение и (или) предписание территориального антимонопольного органа в обжалованной части оставил без изменения (полностью или частично), судам необходимо исходить из следующего.

В указанном случае при рассмотрении в суде в порядке главы 24 АПК РФ дела по заявлению об оспаривании решения и (или) предписания антимонопольного органа оценке подлежит данное решение (предписание) с учетом внесенных коллегиальным органом изменений (если таковые имели место), в связи с чем подсудность данного дела определяется по месту нахождения территориального антимонопольного органа. При этом государственная пошлина уплачивается заявителем в размере, подлежащем уплате при оспаривании одного ненормативного правового акта.

Решение коллегиального органа, принятое по жалобе, может являться самостоятельным предметом оспаривания в суде по существу, если оно представляет собой новое решение.

Решение коллегиального органа также может оспариваться отдельно от решения соответствующего территориального антимонопольного органа по мотиву нарушения процедуры его принятия либо по мотиву выхода коллегиального органа за пределы своих полномочий.

51. Приказ антимонопольного органа о назначении проверки, приказ о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, принимаемые на основании части 6 статьи 25.

1, части 1 статьи 39 Закона о защите конкуренции, не являются актами, которыми разрешается вопрос о наличии в действиях лица соответствующих нарушений.

В связи с этим при оспаривании указанных актов арбитражный суд должен проверить только основания, исключающие в силу закона возможность их вынесения.

Например, для приказа о проведении проверки такими основаниями могут являться: выход предмета проверки за пределы полномочий антимонопольного органа (части 3 и 5, пункт 4 части 7 статьи 25.

1 Закона), нарушение допустимой периодичности проведения плановых проверок (часть 3 статьи 25.

1 Закона), назначение внеплановой проверки в отсутствие установленных законом оснований, без необходимого в определенных случаях согласования с органом прокуратуры (части 4 и 5.1 статьи 25.1 Закона).

Приказ о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства может быть оспорен по основаниям, исключающим возможность возбуждения дела согласно части 9 статьи 44 Закона о защите конкуренции, например в связи с истечением к моменту возбуждения дела срока давности рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства (статья 41.1, пункт 5 части 9 статьи 44 Закона).

Если возбуждению дела о нарушении антимонопольного законодательства предшествовала выдача предупреждения, в случае оспаривания приказа о возбуждении дела суд в соответствии с пунктами 1, 2 и 7 части 9 статьи 44 Закона проверяет наличие признаков нарушения антимонопольного законодательства на момент издания приказа с учетом действий по устранению нарушений (их последствий), предпринятых лицом, которому выдано предупреждение. При этом судам необходимо исходить из того, что Закон не исключает возможность устранения лицом признаков нарушения антимонопольного законодательства и последствий нарушений посредством совершения действий, отличных от мер, указанных в предупреждении. Однако о принятых мерах или об отсутствии оснований для их применения во всяком случае должно быть сообщено антимонопольному органу в срок, указанный в предупреждении, или в иной срок, установленный антимонопольным органом, с приложением документов, подтверждающих совершение необходимых действий.

Читайте также:  Роскосмос, центр хруничева, мкс, исковая давность и неустойка в 1,4 млн

Приказ о возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства, предусмотренном статьей 10 Закона о защите конкуренции, может быть оспорен по основаниям, связанным с тем, что антимонопольным органом не установлено доминирующее положение хозяйствующего субъекта, в том числе если на момент возбуждения дела не проведен анализ состояния конкуренции в целях установления доминирующего положения хозяйствующего субъекта (часть 8 статьи 5, пункт 3 части 2 статьи 23, часть 7 статьи 44 Закона).

52. Решение антимонопольного органа об отказе в возбуждении дела о нарушении антимонопольного законодательства может быть оспорено в арбитражном суде лицами, выступавшими заявителями при обращении в антимонопольный орган и обладающими заинтересованностью в возбуждении дела (пункт 2 части 2 статьи 39, статья 44 и часть 1 статьи 52 Закона, пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса).

При рассмотрении данной категории споров судам необходимо учитывать, что по смыслу положений частей 1 и 2 статьи 44 Закона на стадии возбуждения дела о нарушении антимонопольного законодательства антимонопольный орган не рассматривает по существу вопрос о наличии нарушения, но анализирует, приведены ли в заявлении обстоятельства, которые могут свидетельствовать о наличии в действиях конкретного лица признаков нарушения антимонопольного законодательства, и представлены ли в подтверждение этих обстоятельств доказательства (либо указано на невозможность представления определенных документов и лицо, у которого они могут быть истребованы). Антимонопольный орган также не связан квалификацией указанных в заявлении действий, которую дает заявитель, а самостоятельно дает им квалификацию, в том числе на стадии возбуждения дела, исходя из содержания заявления и приложенных к нему доказательств.

В связи с этим при оценке законности отказа в возбуждении дела по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 2 части 9 статьи 44 Закона, арбитражный суд проверяет правильность выводов антимонопольного органа о возможной квалификации нарушения, а также полноту проверки доводов заявителя, свидетельствующих о возможном наличии нарушения антимонопольного законодательства в поведении соответствующих лиц.

53. Несоблюдение установленного порядка рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства может являться основанием для признания недействительными решения и (или) предписания антимонопольного органа, вынесенных по результатам рассмотрения дела, если допущенные нарушения являлись существенными (часть 4 статьи 200 АПК РФ).

Существенность нарушений оценивается исходя из последствий, которые данными нарушениями вызваны для лица, обратившегося в суд, а также возможного влияния допущенных нарушений на исход дела.

В частности, суд может признать существенным нарушением принятие комиссией решения об установлении в действиях ответчика по делу факта нарушения антимонопольного законодательства в отсутствие ранее выданного заключения об обстоятельствах дела; принятие комиссией решения за сроками давности, определенными статьей 41.

1 Закона о защите конкуренции; неуведомление лица о времени и месте рассмотрения дела антимонопольным органом; принятие решения по делу в отсутствие кворума; необеспечение лицам, в отношении которых ведется производство, возможности ознакомиться с материалами дела, в том числе с аналитическим отчетом о состоянии конкуренции на товарном рынке; необеспечение возможности дать объяснения по делу до принятия решения.

54.

Согласно части 4 статьи 200 АПК РФ вынесенное на основании закона предписание антимонопольного органа может быть признано недействительным полностью или в соответствующей части, если суд установит, что оспариваемое предписание нарушает права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, поскольку указанные в нем меры являются несоразмерными.

При оценке соразмерности мер, указанных в предписании, суд принимает во внимание, являются ли они необходимыми для устранения нарушения антимонопольного законодательства или для достижения иных целей, определенных пунктами 2 и 3 части 1 статьи 23 Закона. Указанные в предписании меры могут быть также признаны несоразмерными, если их исполнение влечет значительные для хозяйствующего субъекта убытки и имеется возможность устранения допущенного нарушения иным, менее обременительным способом.

55. Рассматривая дело об оспаривании актов, решений, действий (бездействия) антимонопольных органов, арбитражный суд на основании части 1 статьи 64 АПК РФ, по общему правилу, проверяет законность соответствующего акта, решения, действия (бездействия) на основании доказательств, собранных и раскрытых в ходе производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства.

Поскольку судебное разбирательство не подменяет установленный Законом порядок рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства (статьи 39, 43 Закона о защите конкуренции), дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом в случае, если лицо, ходатайствующее об их принятии, включая антимонопольный орган, обосновало невозможность их представления на стадии рассмотрения дела в антимонопольном органе по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными, в частности, если имелись объективные препятствия для получения и (или) представления доказательств до вынесения оспариваемого акта. Например, не может быть принят в качестве доказательства, представляемого антимонопольным органом, аналитический отчет, составленный после завершения рассмотрения в административном порядке дела о нарушении антимонопольного законодательства.

В случае принятия дополнительных доказательств суд по ходатайству лица, участвующего в деле, в целях предоставления другой стороне возможности ознакомления с новыми доказательствами и представления опровергающих их доказательств вправе объявить перерыв в судебном заседании или отложить судебное разбирательство (статьи 158 и 163 АПК РФ).

56. Для доказывания факта нарушения законодательства о защите конкуренции, по общему правилу, требуется проведение анализа состояния конкуренции на товарном рынке (пункт 3 части 2 статьи 23 и часть 5.1 статьи 45 Закона о защите конкуренции).

С учетом положений части 4 статьи 45.

1 Закона, частей 4 и 5 статьи 71 АПК РФ судам необходимо исходить из того, что аналитический отчет о результатах анализа состояния конкуренции на товарном рынке относится к письменным доказательствам и должен отвечать требованиям закона, предъявляемым к данному виду доказательств.

Аналитический отчет не предопределяет выводов о наличии (об отсутствии) антимонопольного нарушения, не имеет заранее установленной силы по отношению к иным доказательствам и подлежит оценке судом наряду с прочими доказательствами, представленными в материалы дела.

  • В силу статей 71 и 89 АПК РФ заключения по вопросам анализа состояния конкуренции на товарном рынке, подготовленные иными лицами, обладающими специальными познаниями, в том числе по поручению лиц, участвовавших в производстве по делу о нарушении антимонопольного законодательства, также могут быть приняты судом в качестве доказательств.
  • При оспаривании лицом, участвующим в деле, достоверности выводов, содержащихся в аналитическом отчете о результатах анализа состояния конкуренции на товарном рынке и (или) иных подобных документах, суд в соответствии со статьями 66, 71 АПК РФ вправе обязать антимонопольный орган и (или) иное лицо представить первичные материалы, на основании которых сделаны соответствующие выводы.
  • На основании части 1 статьи 64, статьи 82 АПК РФ при необходимости суд вправе назначить экспертизу по вопросам анализа состояния конкуренции на товарном рынке, имеющим значение для правильного разрешения дела.

Судебная практика по антимонопольному законодательству

Обзор правоприменительной практики ФАС России и ее территориальных органов по вопросам определения доминирующего положения хозяйствующего субъекта (пункт 10 части 1 статьи 23 Федерального закона N 135-ФЗ)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

Читайте также:  Статьи – сёстры, или рождённые пандемией

I. Общие положения об определении доминирующего положения хозяйствующего субъекта

Согласно статье 14.

31 КоАП совершение занимающим доминирующее положение на товарном рынке хозяйствующим субъектом, за исключением субъекта естественной монополии, действий, признаваемых злоупотреблением доминирующим положением и недопустимых в соответствии с антимонопольным законодательством Российской Федерации, если такие действия приводят или могут привести к ущемлению интересов других лиц и при этом результатом таких действий не является и не может являться недопущение, ограничение или устранение конкуренции, за исключением случаев, предусмотренных статьей 14.31.1 КоАП РФ, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до одного миллиона рублей.

II. Суд оставил постановление УФАС об определении доминирующего положения хозяйствующего субъекта в силе

1. Нарушение установленного нормами жилищного законодательства порядка ценообразования путем самостоятельного определения платы (тарифа) за оказание услуг по содержанию и ремонту жилого помещения в многоквартирных домах

Доминирующее положение было установлено.

2. Отказ гражданам в заключении договоров ОСАГО без заключения договора добровольного страхования от несчастных случаев

07.11.

2013 обществу было выдано предписание N 26, которым ООО «Росгосстрах» в лице филиала в Республике Башкортостан предписано прекратить злоупотребление доминирующим положением и предоставить возможность клиентам заключать договоры обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств без навязывания иных договоров, не относящихся к предмету договора или невыгодных для клиента, а также предписано при заключении договора ОСАГО учитывать понижающий коэффициент Кбм в соответствии с действующим законодательством.

Консультация юриста

УЗНАЙТЕ, КАК РЕШИТЬ ИМЕННО ВАШУ ПРОБЛЕМУ — ПОЗВОНИТЕ ПРЯМО СЕЙЧАС

Доминирующее положение было установлено.

Не согласившись с принятым решением и предписанием антимонопольного органа, общество обратилось в арбитражный суд.

В Постановлении Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.07.2014 N 18АП-5139/2014 по делу N А07-20465/2013 суд отказал в удовлетворении требований об отмене решения и предписания антимонопольного органа.

Споры в сфере антимонопольного законодательства | Юридический институт "М-Логос" — Юридические семинары и курсы повышения квалификации

11.12.2013

Постановление Президиума ВАС РФ № 10083/12 от 26 февраля 2013 г.

(с оговоркой о применении толкования к аналогичным делам)
Президиум ВАС РФ частично удовлетворил заявление федерального государственного казенного учреждения «Управление вневедомственной охраны Главного управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по Свердловской области» (УВО) об отмене решений нижестоящих судов.

Ранее УФАС по Свердловской области признал заявителя виновным в нарушении частей 1, 3 статьи 15 и статьи 16 Закона о защите конкуренции. По мнению антимонопольного органа УВО неправомерно наделило хозяйствующего субъекта (ФГУП «Охрана») функциями и правами вневедомственной охраны по обслуживанию и ремонту средств охранной сигнализации на объектах…

10.12.2013

Постановление Президиума ВАС РФ № 11696/12 от 22 января 2013 г. (с оговоркой о применении толкования к аналогичным делам)
Президиум ВАС РФ отменил решения нижестоящих судов об отказе в пересмотре нормативных актов Правительства РФ на соответствие Закону о защите конкуренции и направил дело на новой рассмотрение.

Ранее суд первой инстанции сделал вывод об отсутствии оснований для проверки оспариваемого акта – Правил оптового рынка – на соответствие Закону о защите конкуренции ввиду того, что данный нормативный акт был утвержден постановлением Правительства РФ, а Правительство не является федеральным органом исполнительной власти, и в связи с этим его действия не подпадают под сферу действия Закона о защите конкуренции…

05.09.2013

Постановление Пленума ВАС РФ от 8 октября 2012 г. № 58 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами Федерального закона «О рекламе».
В пунктах 7 и 8 Постановления Пленум ВАС РФ разъяснил подход к разграничению состава недобросовестной конкуренции, предусмотренного статьей 14.33 КоАП РФ, и состава недобросовестной рекламы, установленного статьей 14.3 КоАП РФ.

В частности, если ложные, неточные или искаженные сведения или иная информация, отвечающая признакам недобросовестной конкуренции, содержится в рекламе, то применению подлежит статья 14.3 КоАП РФ.

Однако если такая информация распространялась не только посредством рекламы, но и другим способом (например, на этикетках товара, в переписке с контрагентами по договорам), то применению подлежит статья 14.

33 КоАП РФ…

12.02.2013

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА.
РЕЕСТР СУБЪЕКТОВ, ИМЕЮЩИХ ДОЛЮ БОЛЕЕ 35%.

  • Постановление ФАС МО от 9 ноября 2012 г. по делу № А40-15520/12-120-145
  • Включение в Реестр было признано незаконным в связи с нарушениями при проведении антимонопольным органом анализа состояния конкуренции на рынке.
  • В частности, оказываемые заявителем услуги подлежат отнесению к другому коду ОКВЭД, нежели тот, к которому они отнесены в аналитическом отчете ФАС. Также в результате ограниченного круга субъектов, предоставивших информацию, и отсутствия опроса потребителей за рамками аналитического отчета остались вопросы взаимозаменяемости отдельных видов услуг, количества субъектов, оказывающих данные услуги, и соответственно, их доли на товарном рынке…

06.11.2012

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА.
РЕЕСТР СУБЪЕКТОВ, ИМЕЮЩИХ ДОЛЮ БОЛЕЕ 35%.

Постановление ФАС МО от 10 августа 2012 г. по делу № А40-117541/11-139-1024

При определении границ рынка антимонопольный орган не обязан использовать все данные, перечисленные в Порядке анализа товарных рынков (Приказ № 220).

Также при включении в Реестр не является обязательным давать оценку барьерам входа на рынок в соответствии с пунктом 1.3 Порядка анализа товарных рынков.

Экспертное заключение, представленное в суд заявителем, не было принято в качестве допустимого доказательства, поскольку соответствующая экспертиза не была проведена с соблюдением требований процессуального закона…

10.09.2012

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА.
РЕЕСТР СУБЪЕКТОВ, ИМЕЮЩИХ ДОЛЮ БОЛЕЕ 35%.

Постановление ФАС МО от 17 апреля 2012 г. по делу № А40-58562/10-152-323, № А40-74660/10-119-413

По делу была назначена судебная экспертиза, которая подтвердила, что продуктовыми границами соответствующего рынка являются услуги по обработке грузов и почты, оказываемые в аэропортах, а географическими границами – аэропорты г.

Москвы и Московской области.

Поскольку доли хозяйствующих субъектов, входящих в одну группу лиц, в данных границах рынка превышали 35%, суд признал правомерным включение их в Реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более чем 35%…

14.05.2012

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА
  2. Постановление ФАС МО от 21 февраля 2012 г. по делу № А40-137583/10-144-894
  3. Был признан незаконным приказ ФАС о включении обществ в составе группы лиц в реестр хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более чем 35%, поскольку он был принят на основании аналитического отчета по результатам оценки состояния конкурентной среды на соответствующем товарном рынке, произведенной с недостатками. Такими недостатками были признаны следующие: ФАС не были получены и проанализированы аналитические отчеты ряда территориальных управлений, а также не обосновано применение при анализе рынка метода исследования по продавцам товара…

12.03.2012

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА. Постановление ФАС МО от 14 октября 2011 г. по делу № А40-150459/10-154-1014.

При определении границ рынка ФАС правомерно основывалась на официальных статистических данных, сведениях, полученных от производителей патоки крахмальной и их потребителей на оптовом рынке, а также заключении Ассоциации российских производителей крахмалопаточной продукции.

Количество выявленных хозяйствующих субъектов являлось достаточным для подтверждения гипотезы о доминирующем положении заявителя, так как объем товарного рынка был известен из статистических данных Росстата, а доля каждого из крупнейших производителей отражена в их ответах на запросы информации…

24.02.2012

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГРАНИЦ ТОВАРНОГО РЫНКА. Постановление ФАС МО от 5 июля 2011 г. по делу № А40-159331/09-148-1045. Антимонопольным органом неверно определены географические границы рынка услуг по снабжению тепловой энергией. Данный рынок носит локальный характер и имеет границы, определяемые точкой ввода сетей на объект недвижимости, где находятся энергопринимающие устройства потребителя…

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *