Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Для тех, кто ценит деловую хватку

Врач vs пациент: как урегулировать конфликт до суда

Эксперт по медицинскому праву Лидия Бальзамова о причинах разногласий и пути их решения

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Вице-президент Самарской областной ассоциации врачей Лидия Бальзамова

Разногласия во взаимоотношениях между врачом и пациентом перестали быть редкостью. Оказавшись по разные стороны барьера, участники конфликта ищут правды в суде.

Впрочем, есть алгоритмы, которые позволяют урегулировать спор в досудебном порядке.

Что становится причинами разногласий и как их избежать, рассказала вице-президент Самарской областной ассоциации врачей, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения СамГМУ Лидия Бальзамова.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

— Этих факторов много. Если дифференцировать их по степени значимости, то на первом месте, конечно, будут социально-экономические причины. Система охраны здоровья изменилась, медпомощь стала комплексом услуг. А услуга — это товар, работа, которая должна быть оплачена.

И хотя в нашем социальном государстве действует обязательное медицинское страхование, вторжение рынка в сферу медпомощи произошло. А там, где начинаются товарно-денежные отношения, там претерпевают изменения этические принципы и морально-нравственные нормы.

Врач как наемный работник реализовывает волю своего работодателя, и интересы последнего порой важнее, чем пациента. То есть приоритет интересов пациента уступает место экономическому приоритету.

Еще одна причина в том, что мы недостаточно знаем законодательство. Врач должен знать свои права и права пациента. Но он не мотивирован на это: будучи наемным работником, в отношении с пациентом он не является субъектом права. Эту роль выполняет медицинская организация, ее должностные лица и юристы.

— Начнем с того, что идеальная форма отношения между пациентов и врачом — это сотрудничество. Когда обе стороны находятся на одной платформе. Но сейчас пациент поднят на иной уровень: у него, в отличие от врача, есть правовой статус, он защищен законом об обязательном медицинском страховании, законом о защите прав потребителей.

Структур, которые защищают пациентов, огромное количество. И пациенты начинают злоупотреблять своими правами: развивается потребительский экстремизм и пациентский моббинг.

Если врач в своей практике столкнется с таким случаем, ему будет очень сложно доказать, действительно ли пациент восстанавливает свои нарушенные права или просто демонстрирует потребительское поведение.

Эту ситуацию усугубляет опять же то, что врачи не мотивированы на углубление своих правовых знаний, более того — часто проявляют правовой нигилизм: «Я не обязан их знать, я должен только лечить». Такая позиция приводит в тупик его конфликт с пациентом. Еще одна причина — практикующий врач не знает основ конфликтологии, как уйти от конфликта, сгладить его.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

— Изначально у врача и пациента одинаковые цели: они оба хотят сохранить здоровье и жизнь последнего. Конфликт возникает, когда появляется разница между ожиданиями пациента и результатами. Это заставляет пациента обращаться не только в контролирующие органы, но и в суд, чтобы компенсировать моральный и физический ущерб.

Не доводить конфликт до суда можно. В России есть закон о медиации. Это процедура проведения переговоров, в результате которой конфликт разрешается, но не уступкой той или иной стороны, а посредством соглашения, как и о чём участники конфликта должны договориться.

Эта практика развивается очень плохо из-за незнания, отсутствия специалистов по медиации. Но основная причина — нежелание использовать эту возможность. Я прошла обучение на медиатора более трех лет назад и знаю, что мои услуги абсолютно не востребованы.

Ни одна из конфликтующих сторон к этой процедуре прибегать не хочет в силу нашей ментальности. Медорганизации не хотят идти на соглашение, приводя такой аргумент: «Мы подпишем соглашение, значит, мы признаем неправомерность своих действий».

А пациентов не устраивают условия компенсации: они предпочитают потратиться на судебные издержки, чтобы взыскать ущерб в полной мере.

Органы ведомственного и вневедомственного государственного контроля не могут выступать на стороне медорганизации или врача в силу тех задач, которые перед ними стоят.

Если речь идет о гражданском иске и компенсации причиненного вреда, ответственность несет юридическое лицо: медицинская компания мобилизует все возможные ресурсы — руководство, юристов, которые будут выступать на ее стороне, защищать ее права.

Они будут стараться признать, что действия по отношению к пациенту были правоверными, а ущерб был причинен по иным причинам, не связанным с действием медработников. Например, атипичное течение заболевания.

Если речь идет об уголовной ответственности, здесь медорганизация часто устраняется. В рамках такой ответственности нет страхования профессионального риска.

Врач оказывается в условиях, когда, даже будучи в статусе не обвиняемого или подозреваемого, а просто свидетеля, не может нанять адвоката.

Потому что практика юридического сопровождения врача в рамках уголовной ответственности — это очень большая проблема.

Тем не менее для врачей есть система непрерывного образования, в том числе по организационно-правовым вопросам, где им читают лекции о том, как уйти от конфликта, снизить уголовную ответственность. Но зачастую медики убеждены: я — профессионал, такое может случиться с кем-то, но не со мной.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

— Я как специалист по медицинскому праву руковожу в ассоциации центром правовой защиты. Для членов ассоциации мы оказываем бесплатное юридическое консультирование. Также мы сотрудничаем с юридической конторой, которая предоставляет в таких ситуациях доступные услуги адвокатов.

— Нужно развивать медиативный подход. Это изменение менталитета, готовность идти на переговоры, умение сгладить конфликт. Знать, как и с каким пациентом выстраивать отношения.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

— Несомненно. Изначально врач нарабатывает свой профессиональный имидж, а в дальнейшем имидж работает на врача.

Как прекратить уголовное дело: порядок, помощь адвоката

   Как прекратить уголовное дело до суда или во время процесса? Данный вопрос волнует в рамках направления защита подозреваемого обвиняемого в любом преступлении.

ВНИМАНИЕ: наш адвокат защитник в уголовном судопроизводстве поможет вам доказать невиновность и прекратить дело.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Основания прекращения уголовного дела

  1. Примирение сторон. Бывают такие ситуации, когда уголовное дело прекращено за примирением сторон – это очень часто происходит благодаря усилиям юриста, который постоянно пытается найти компромисс и все решить мирно.

    Это могут быть как условия, требующие выполнения виновной стороной, так и денежные компенсации различных объемов.

  2. Амнистия.

    Следующая ситуация, связанная с прекращением несения наказания, – это, когда судебный приговор уже вынесен и подсудимый отбывает заключение в местах лишения свободы, но в то же время его статья попадает под амнистию, предусмотренную государством. В таком случае уголовное дело прекращено по амнистии и человек снова выходит на свободу.

  3. Оправдательный приговор. Адвокат – это правозащитник, который, защищая подсудимого, должен направить все свои силы на то, чтобы по максимуму доказать невиновность своего клиента.

    Если этот процесс проведен правильно и уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления, подсудимый в таком случае может быть освобожден прямо в зале суда.

  4. Медицинский конфликт: как не доводить до судаИстечение срока давности. Иногда, когда следствие затягивается, может наступить момент истечения срока, в течении которого дело можно расследовать и передавать в суд.
  5. Административное правонарушение. Если доказать, что событие должно быть рассмотрена в рамках Кодекса об административной ответственности – уголовное дело должно быть прекращено.
  6. Доказательства совершения преступления иным лицом. Если прокурор в ходе расследования замечает то, что человек, который обвиняется в совершении преступления, не совершал в действительности никаких противозаконных действий или доказано, что виновником является другое лицо, в таком случае вся вина с подсудимого полностью снимается, а прокурор может прекращать уголовное дело и снять все обвинения со своей стороны.
  7. Иные основания для прекращения вашего уголовного дела будут рассмотрены в ходе выбора тактики защиты со стороны нашего уголовного юриста.

ВНИМАНИЕ: смотрите видео о защите прав обвиняемого адвокатом и подписывайтесь на наш канал YouTube, вам станет доступна бесплатная юридическая помощь адвоката через комментарии к видеоролику.

Как прекратить уголовное дело?

   Для заинтересованных в прекращении дела лиц возникает вопрос, что делать, чтобы уголовное дело было прекращено?

   Тактика действий заинтересованного к прекращении дела лица или его адвоката будет зависеть от того, по каким основаниям по мнению лица должно быть прекращено дело. Таким образом, прежде чем говорить о прекращении дела, необходимо определиться с основаниями его прекращения и/или предпринять действия для возникновения таких оснований, например, примириться с потерпевшим.

  •    Если же действий никаких совершать не надо, так как, например, отсутствует событие преступления, тогда необходимо написать жалобу на действия следователя по возбуждению уголовного дела при отсутствии состава, изложив свои доводы.
  •    Можно для начала обратиться с заявлением к следователю, в котором изложить свою позицию о наличии оснований для прекращения дела.
  •    Если же добиться справедливости на предварительном следствии не удалось, тогда в суде необходимо будет отстаивать свою точку зрения о том, что состав отсутствует и дело подлежит прекращению.
  • СОВЕТ: воспользуйтесь помощью квалифицированного адвоката для прекращения уголовного дела следователем, не доводя его до суда.

Порядок прекращения уголовного дела в суде и на следствии

Порядок прекращения уголовного дела на следствии:

  1. следователь устанавливает основания для прекращения уголовного дела
  2. в случаях, когда на прекращение уголовного дела необходимо согласие обвиняемого или потерпевшего, следователю необходимо получить такое согласие
  3. далее следователь выносит процессуальное решение в форме постановления о прекращении уголовного дела
  4. после этого следователь направляет копию постановления прокурору, а также обвиняемому и потерпевшему, при необходимости в иные органы с учетом статьи, по которой дело было возбуждено
  5. постановление следователя о прекращении дела может быть отменено прокурором
  1. ВАЖНО: если все нормально и постановление не отменено, то уголовное дело считается прекращенным.
  2.    Последствиями прекращения уголовного дела на следствии является не привлечение ранее обвиняемого лица к уголовной ответственности, возможности потерпевшим в определенных случаях предъявить гражданский иск.
  3. Порядок прекращения уголовного дела в суде:
  1. после получения материалов уголовного дела с ходатайством следователя о прекращении суд назначает судебное заседание
  2. в судебном заседании суд рассматривает ходатайство следователя, заслушивает прокурора, обвиняемого и потерпевшего, изучает материалы дела
  3. после этого суд удаляется и выносит постановление о прекращении уголовного преследования

ВАЖНО: суд может прекратить дело и назначить судебный штраф по собственной инициативе

   Последствиями прекращения уголовного дела в таком порядке является то, что у обвиняемого лица не возникает права на реабилитацию, лицо не будет судимым, но обязано будет выплатить судебный штраф. В иных случаях суд прекращает уголовное дело в судебном заседании, т.е. удаляется в совещательную комнату и оглашает постановление о прекращении.

Может ли прокурор окончить уголовные дела?

   По общему правилу, прокурор не наделен полномочиями на прекращение уголовных дел, т.е. принимать процессуальные решения о том, чтобы прекратить то или иное уголовное дело прокурор не имеет права.

   Прокурор, конечно же, принимает участие в решении вопроса о прекращении дела, отменяет постановления, участвует в судебных заседаниях при обсуждении вопроса о прекращении уголовного преследования и высказывает свое мнение, может обжаловать решения суда. Однако, все эти действия никаким образом не свидетельствуют о том, что прокурор имеет какие-то права на прекращение уголовных дел.  

   В то же время УПК РФ говорит о возможности прекратить прокурору уголовное дело по определенным основаниям, которое поступило к нему от дознавателя. Таким образом, в определенных случаях прокурор может прекратить уголовное дело, но не всегда.

Может ли потерпевший отменить прекращенное уголовное дело?

  •    Если прокурор не всегда может прекратить уголовное дело, то потерпевший тем более не имеет таких полномочий.
  •    Потерпевший имеет право обжаловать постановление о прекращении уголовного дела, обосновав его незаконность, а далее вопрос об отмене постановления разрешается прокурором или судом.
  •    Таким образом, потерпевший через мотивированную жалобу может повлиять на отмену документа о прекращении уголовного дела, но не отменить его самостоятельно.
  •    Важным моментом в данном случае является обоснованность доводов потерпевшего о том, что постановление о прекращении уголовного дела является незаконным, нарушающим его права.
  • ПОЛЕЗНО: смотрите видео по теме, а также читайте больше про защиту потерпевшего по ссылке

Адвокат по прекращению уголовного дела в Екатеринбурге

   Прекращение уголовного дела – это проблема, с которой сталкиваются адвокаты по уголовным делам. Однако для того чтобы правильно организовать данный процесс, правозащитник должен предоставить все необходимые доказательства невиновности своего подзащитного.

   Вопрос, можно ли прекратить уголовное дело без обоснованных доказательств невиновности подсудимого, не может быть решен. Только четкое алиби, доказательства и обоснованная линия защиты может сдвинуть вопрос с мертвой точки.

    Для того чтобы разобраться в том, какие же меры должны быть предпринять для того чтобы доказать невиновность обвиняемого и как прекратить уголовное дело до того, как будет вынесен судебный приговор, стоит обратиться за помощью к нашим профессиональным уголовным юристам Адвокатского бюро «Кацайлиди и партнеры», которые в свою очередь сделают все для достижения желаемого результата.

Отзыв о нашем адвокате по уголовному процессу

  1. Читайте о работе нашего адвоката по уголовному праву:
  2. Проведем защита прав при аресте профессионально
  3. Про защиту на предварительном следствии по ссылке

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Автор статьи: © адвокат, управляющий партнер АБ «Кацайлиди и партнеры» А.В. Кацайлиди

Национальная медицинская палата

Юристы НМП готовы оказывать бесплатную юридическую помощь на досудебном этапе врачам по различным аспектам медико-правовой специализации: законотворческая работа, претензионно-исковая работа, корпоративное право, уголовное право, трудовое право, лицензирование, общеправовая работа.

Чтобы получить консультацию, вы должны быть зарегистрированы на нашем сайте и авторизованы.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Практикум по тактике

Союз медицинского сообщества «Национальная медицинская палата» издал сборник, в котором собраны воедино и подробно освещены наиболее актуальные проблемы, скопившиеся в правовом поле, с которым сталкиваются работники медицинских организаций в своей практике.

Медицинские юристы подробно рассматривают правоотношения врача и пациента, дают практические советы по защите чести, достоинства, доброго имени и профессиональной репутации медицинского работника.

В сборнике изложены нюансы привлечения медицинских работников к уголовной ответственности, аспекты гражданско-правовой ответственности медорганизаций и их сотрудников, трудового права. Приводятся ссылки на нормативно-правовую базу и даются четкие алгоритмы решения тех или иных проблем.

Из материалов издания вы узнаете о том, какими правами обладают врачи, разберетесь в сложных ситуациях и нюансах законодательства, что позволит эффективно реализовывать и защищать свои права.

  • докладчик – Соколов Георгий Евгеньевич, заместитель руководителя Территориального органа Росздравнадзора по г.Москве и Московской области

Современное состояние и анализ нарушений законодательства о здравоохранении, показатели качества и безопасности медицинской деятельности, последствия выявления нарушений законодательства о здравоохранении при осуществлении государственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности.

Гражданско-правовая ответственность за правонарушения в сфере здравоохранения

  • докладчик – Айдарова Лилия Альбертовна, руководитель юридической службы Союза «НМП»

Особенности гражданско-правовой ответственности медицинских организаций, условия возмещение морального вреда, Закон «О защите прав потребителей» и оказание медицинской помощи, основные тенденции судебной практики.

Информированное согласие как основа защиты прав пациента. Нормативно-правовое обеспечение мониторинга безопасности лекарственных средств и медицинских изделий

  • докладчик – Наделяева Ирина Ивановна, начальник отдела организации исследований ФГБНУ «РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского»

Добровольное информированное согласие, отказ от оказания медицинской помощи, требования к их оформлению.

Мониторинг безопасности лекарственных средств и медицинских изделий, ответственность за нарушение установленных требований при обращении лекарственных средств и медицинских изделий.

Экспертиза качества медицинской помощи и ее роль в рассмотрении дел о медицинских правонарушениях

  • докладчик – Лившиц Сергей Анатольевич, Председатель Правления Ассоциации «Врачебная Палата Московской области», Вице-президент Союза «НМП», д.м.н.

Понятие, роль и место экспертизы качества, независимой медицинской экспертизы в уголовном и гражданском судопроизводстве.

Коррупционные проявления в здравоохранении

  • докладчик – Букалерова Людмила Александровна, заведующая кафедрой уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Юридического института Российского университета дружбы народов, д.ю.н., профессор

Коррупционные преступления в медицинской деятельности: понятие и виды, медицинский работник как должностное лицо, основания и условия привлечения медицинского работника к уголовной ответственности за коррупционные преступления.

Судебная практика привлечения к ответственности медицинских работников

  • докладчик – Пушкин Александр Владимирович, судья судебной коллегии по уголовным делам Первого апелляционного суда общей юрисдикции

Особенности уголовной ответственности медицинских работников за профессиональные и общеуголовные преступления, медицинский работник как субъект профессиональных и служебных преступлений.

Обстоятельства, исключающие уголовную ответственность медицинских работников за профессиональные преступления

  • докладчик – Чупрова Антонина Юрьевна, профессор кафедры уголовного права и криминологии Всероссийского государственного университета юстиции (РПА Минюста России), д.ю.н., профессор

Обстоятельства, исключающие юридическую ответственность медицинских работников, исполнение незаконного приказа или распоряжения, последствия его исполнения, обоснованный риск, крайняя необходимость.

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Почему не все уголовные дела должны доходить до суда

Медицинский конфликт: как не доводить до суда

Андрей Гордеев / Ведомости

В послании Федеральному собранию президент сказал: «Сегодня почти половина дел (45%), возбужденных в отношении предпринимателей, прекращается, не доходя до суда. Что это значит? Это значит, что возбуждали кое-как или по непонятным соображениям».

Многие комментаторы отметили, что подобные декларации звучат каждый год, а воз и ныне там. Другие довольствовались малым: сакральные слова прозвучали, а значит, политика, направленная на условное улучшение инвестиционного климата, сохраняется.

Однако нельзя реализовывать правильную политику, опираясь на ложные посылки. Потому что это означает, что верная политика возникла случайно и рано или поздно сменится ошибочной.

А приведенные слова президента из послания показывают искаженное понимание реальности. Причем такое ошибочное понимание лица, принимающего решения, бьет совершенно в стиле Некрасова: одним концом – по бизнесу, другим – по полицейскому.

Главная проблема – не в данных, а в самой постановке вопроса, чего не заметило большинство комментаторов.

Из слов Владимира Путина следует, что в идеале все возбужденные уголовные дела должны доходить до суда.

Первая проблема здесь в том, что множество последних изменений закона было направлено на то, чтобы дела по ненасильственным преступлениям прекращались на досудебной стадии по нереабилитирующим основаниям.

То есть человек совершил преступление, выплатил компенсацию потерпевшему, выплатил штраф (ст. 25.

1 УПК дает возможность прекращать дела без приговора с назначением судебного штрафа) и отправился домой, получив вместо судимости запись «привлекался к уголовной ответственности» в специальных учетах. Гуманный посыл: экономическое преступление – экономическая санкция. Слова президента же дают правоохранительным органам явный сигнал, что использовать специально созданные правовые механизмы не нужно, нужно любой ценой доводить дело до суда.

Вторая проблема гораздо серьезнее и свидетельствует о непонимании референтами президента механики уголовного преследования. УПК говорит в ч. 2 ст. 140: «Основанием для возбуждения уголовного дела является наличие достаточных данных, указывающих на признаки преступления».

Законодатель четырежды застраховался: данные должны быть «достаточными», а не «исчерпывающими» или «несомненными»; речь идет о «данных», а не о «доказательствах»; данные должны «указывать», а не «доказывать»; и наконец, речь не о «преступлении», а о его «признаках». Логика такая: если есть признаки, то дело возбуждается.

Но дальше органы следствия или дознания должны подтвердить, что преступление действительно было и его реально доказать. А так бывает далеко не всегда. И это абсолютно нормально.

Слова президента де-факто осложняют работу следственных органов. С такими установками первого лица не получится возбудить уголовное дело, а потом его прекратить, когда «разобрались». Более того, следователям фактически запрещается ошибаться (мы отдельно писали об этом в 2016 г., разбирая дело искусствоведа Елены Баснер).

Расследование преступлений, как и любая другая человеческая деятельность, ведется в условиях неопределенности и несовершенной информации.

В видении же кремлевских референтов следователи должны в момент возбуждения дела прозреть всю существующую реальность и узнать, что преступление действительно было и что доказательств получится собрать достаточно.

Спустимся с высот правовой нормы к реальной практике уголовного преследования в России. Одного возбуждения уголовного дела – без всякого осуждения – достаточно для того, чтобы разрушить бизнес.

Но уголовная политика должна быть направлена не на то, чтобы больше дел доходило до суда, или на то, чтобы меньше дел возбуждалось, а на то, чтобы разрушительный эффект от возбуждения уголовного дела и следственных действий был меньше.

Заметим, что и сама концепция возбуждения уголовного дела, и идея следствия как отдельной стадии, и структура следственных органов, отдельных от полиции, – это уникальные социалистические изобретения. В остальном мире их просто нет. И корректировать механизм стоит в сторону постепенной ликвидации этих советских анахронизмов, как и делают в других странах СНГ.

Запрет на ошибку бьет не только по следственным органам. Практика преследования за экономические преступления опирается на ту же идею. Прошлым летом мы с коллегами прочитали сотни дел по «мошенничеству в сфере предпринимательства».

Так вот, по нашим оценкам, в половине из них не было мошенничества, а во второй – предпринимательства. Либо это были чисто мошеннические схемы, где никакой реальной деятельности не велось (женщина якобы помогала трудоустроиться, но на деле собирала деньги за это, для чего создала ИП).

Либо это были простые ошибки и просчеты в ходе предпринимательской деятельности (менеджмент забыл об одном из сотен мелких контрактов и действительно не предпринял никаких шагов к его исполнению).

Далее такие ошибки – явно выборочно, так как любой живой бизнес совершает их десятками на дню, ведь предпринимательская деятельность ничуть не проще расследования уголовных дел и предугадать все невозможно, – превращались в уголовные дела.

Кремль, который требует от всех быть идеальными, совершенно одинаково относится к следователям и к предпринимателям. В сферическом правовом мире в вакууме все не только должны действовать «по закону». Все должны еще и никогда не ошибаться, и предвидеть все неожиданности, которые случатся в будущем.

Настоящая реформа, которая бы помогла бизнесу, не приведет к доведению всех возбужденных дел до суда или к уменьшению их количества. Настоящая реформа даст и предпринимателю, и следователю право на добросовестную ошибку.

Правовые механизмы, которые вокруг этого выстраиваются, должны минимизировать последствия такой ошибки. Человек, который не выполнил контракт, должен просто выплатить компенсацию контрагенту (в идеале – в досудебном порядке).

Следователь, который возбудил бесперспективное уголовное дело, должен иметь возможность спокойно его прекратить так, чтобы ущерб экономике был минимален.

Автор – директор по исследованиям Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Суд не нашел оснований для прекращения дела

19 ноября 2021 г. 21:40

ВС РК «засилил» административный арест адвоката, указав, что гриф «дсп» не является основанием для неисполнения приказа

Как стало известно «АГ», 18 ноября Верховный Суд Республики Крым отказал в удовлетворении жалобы на постановление Центрального районного суда г.

Симферополя, которым адвокат был признан виновным в неповиновении законному распоряжению сотрудника полиции, за что ему было назначено наказание в виде 12 суток административного ареста.

Вторая инстанция посчитала неправомерной аудиофиксацию адвокатом происходящего с доверителем в коридоре МВД, где полицейские записывали на видео его отказ пройти в кабинет для составления административного протокола без защитника.

В комментарии «АГ» председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Республики Крым Константин Манаков, который также защищает Эдема Семедляева, рассказал, что с такой ситуацией палата столкнулась впервые. Также он добавил, что после обжалования судебных решений по данному делу будут выработаны общие рекомендации адвокатам. 

История конфликта

Напомним, 25 октября Эдем Семедляев прибыл в отдел полиции «Центральный» г. Симферополя для оказания юридической помощи доверителям, задержанным полицейскими. Защитник предъявил полицейским ордер и удостоверение.

Когда один из доверителей попросил Эдема Семедляева присутствовать при составлении административного протокола, сотрудники полиции стали кричать на задержанного и угрожать ему составлением протокола о неподчинении законному распоряжению сотрудника правоохранительного органа.

При этом полицейские стали снимать происходящее на видео.

Адвоката АП Республики Крым пытались привлечь к административной ответственности за отказ раздеться полностью для досмотра

Адвокат сообщил полицейским о намерении зафиксировать нарушения прав его доверителей на мобильный телефон, однако сотрудник Центра по противодействию экстремизму потребовал от него прекратить съемку. На это Эдем Семедляев ответил, что не снимает видео, а будет фиксировать происходящее на диктофон, но и вести аудиозапись ему запретили.

После этого защитник позвонил в АП Республики Крым, сообщив о нарушении его профессиональных прав и попросив оказать помощь. По поручению палаты для оказания помощи коллеге в отдел полиции прибыл адвокат Айдер Азаматов. В это время в отношении Эдема Семедляева составлялся протокол по ч.

1 ст. 19.3 КоАП РФ за неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции. Тогда же от защитника потребовали пройти личный досмотр на предмет возможного выявления на его теле запрещенных татуировок – например, экстремистского толка. Полицейский сказал, что нужно раздеться догола.

Эдем Семедляев отказался раздеваться полностью, так как это не соответствует его религиозным взглядам и к тому же порочит статус адвоката. В связи с отказом в отношении адвоката был составлен второй протокол по ч. 1 ст. 19.3 КоАП.

В тот же день Эдем Семедляев письменно уведомил палату об инциденте. Айдер Азаматов также подал заявление в Комиссию по защите прав адвокатов АП Республики Крым, в котором подтвердил обстоятельства произошедшего.

Выводы первой инстанции и Совета АП Республики Крым

26 октября судьи Центрального районного суда г. Симферополя вернули административный материал в отдел полиции для устранения недостатков.

После этого судья Александр Вороной расценил отказ адвоката прекратить видеосъемку и аудиозапись на режимном объекте УМВД России по г. Симферополю как неповиновение законному требованию начальника отдела ЦПЭ МВД по РК.

Суд подчеркнул, что адвокат не имел права осуществлять аудио- и видеозапись в помещении ОП № 3 «Центральный» УМВД г. Симферополя и не получал разрешения на это.

В Крыму суд арестовал адвоката на 12 суток за ведение видео- и аудиозаписи в отделе полиции и оштрафовал за отказ раздеться догола для досмотра

Таким образом, судья признал Эдема Семедляева виновным в совершении административного правонарушения по ч. 1 ст. 19.3 КоАП и назначил ему наказание в виде административного ареста на 12 суток, исчисляемых с момента фактического задержания адвоката. По второму делу адвокату был назначен штраф в 4000 руб.

Вечером того же дня Совет АП Республики Крым вынес Решение по обращению Эдема Семедляева, в котором указывалось, что адвокат, являясь участником дела об административном правонарушении, не имеющего грифа секретности, с помощью собственного мобильного телефона осуществлял аудиофиксацию своих действий.

В документе отмечается, что, несмотря на отсутствие в КоАП запрета на осуществление гражданами видео- или аудиозаписи в ходе производства по делу об административном правонарушении, начальник отдела ЦПЭ МВД по РК выдвинул требование адвокату о прекращении записи по причине его нахождения на режимном объекте, без разъяснения основания для выдвижения такого требования со ссылкой на какой-либо закон или нормативно-правовой акт, запрещающий запись. Без разъяснения оснований для фактического задержания адвокату выдвинули требование предоставить к личному досмотру одежду.  

При этом начальник отдела ЦПЭ МВД по РК проигнорировал, что законодательство не запрещает гражданам иметь на теле какие-либо изображения, за исключением случаев публичного демонстрирования ими запрещенной федеральным законом символики, что не инкриминировалось задержанному, указал Совет палаты.

Кроме того, как следует из п. 16 ч. 1 ст.

13 Закона о полиции, сотрудник полиции вправе осуществлять в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях, личный досмотр граждан, находящихся при них вещей, а также их транспортных средств при наличии данных о том, что эти граждане имеют при себе оружие, боеприпасы, патроны к оружию, взрывчатые вещества, взрывные устройства, наркотические средства, психотропные вещества или их прекурсоры либо ядовитые или радиоактивные вещества, изымать указанные предметы, средства и вещества при отсутствии законных оснований для их ношения или хранения. Данный перечень, подчеркивается в документе, является исчерпывающим и расширенному толкованию не подлежит, что свидетельствует о том, что у начальника отдела ЦПЭ МВД по РК отсутствовали основания для личного досмотра адвоката и его вещей с целью обнаружения неизвестных изображений.

Несмотря на то что Эдем Семедляев представил все имеющиеся в одежде предметы, заявил, что не будет препятствовать тактильному досмотру через нательную одежду, начальник не стал досматривать адвоката и его одежду. Совет палаты обратил внимание, что телефон адвоката также не изымался – то есть предметом обнаружения не являлся.

По мнению АП Республики Крым, Эдем Семедляев фактически подвергся давлению с целью воспрепятствования в осуществлении им функций защиты.

В связи с этим Совет палаты решил обратиться в Генпрокуратуру и МВД России, а также в их территориальные подразделения.

О неправомерном воздействии на адвоката также было решено проинформировать Президента РФ, Уполномоченного по правам человека, Полномочного представителя Президента в Южном федеральном округе, главу Республики Крым и ФПА.

Обжалование ареста

Коллеги Эдема Семедляева обжаловали избранную ему меру пресечения (имеется у «АГ») в Верховный Суд РК. Жалобу подписали 80 адвокатов. В документе указывалось, что согласно подп. 6 ч. 3 ст.

6 Закона об адвокатуре адвокату гарантировано право фиксировать (в том числе с помощью технических средств) информацию, содержащуюся в материалах дела, по которому адвокат оказывает юридическую помощь, соблюдая при этом государственную и иную охраняемую законом тайну.

Отмечалось, что Эдем Семедляев, основываясь на принципе открытости и публичности деятельности полиции, с помощью собственного мобильного телефона осуществлял аудиозапись своих действий и происходящих с его участием событий в служебном помещении отдела полиции с целью их объективной фиксации.

При этом законодательство об административных правонарушениях не содержит норм, предоставляющих лицу, осуществляющему производство по делу, полномочия разрешать или запрещать проведение такой записи иному участнику по делу, если это не касается сведений, составляющих государственную или иную охраняемую законом тайну.

Заявители подчеркнули, что действия Эдема Семедляева по ведению аудиозаписи были основаны на конституционной гарантии защиты каждым своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законом, и во исполнение права, предоставленного подп.

6 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатуре, в то время как полномочия должностного лица, осуществляющего производство по делу, строго ограничены конституционным принципом совершения действий, только прямо предписанных законом (ч. 2 ст. 15 Конституции).

Более того, 26 апреля 2016 г. законом № 114-ФЗ были внесены поправки в ст. 26.7 КоАП, согласно которым материалы видео- и звукозаписи относятся к доказательствам по делу об административном правонарушении.

Заявители жалобы обратили внимание, что любые нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, не могут применяться, если не были официально опубликованы для всеобщего сведения. Однако примененный судом приказ начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г.

№ 20дсп «Об утверждении Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю», нарушение которого фактически установлено в действиях адвоката, официально не опубликован и тем самым до сведения неограниченного круга лиц не доведен.

До сведения Эдема Семедляева приказ также не доводился, его нарушение адвокату не инкриминировалось.  

Кроме того, в качестве доказательства суд использовал второй протокол об административном правонарушении, материал по которому был возвращен для устранения недостатков.

На это отведено не более трех дней, однако в МВД Эдема Семедляева вызвали по истечении 15 дней. При этом был изготовлен новый протокол, но внесены «старые» данные.

Таким образом, неясно, каким протоколом руководствовался суд, поскольку реквизиты остались прежние.

В этом же протоколе, заметили заявители жалобы, необоснованно указано, что Эдем Семедляев нарушил положения ст. 19 и 20 Закона о государственной тайне, которые не имеют отношения к осуществлению записи.

Кроме того, в материалах дела отсутствует информация о том, что требование начальника сопряжено с исполнением им обязанностей по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, что исключает квалификацию действий адвоката как неповиновение законному распоряжению или требованию сотрудника полиции.

Суд, подчеркивается в жалобе, не дал оценку факту административного задержания Эдема Семедляева после составления протокола. Таким образом, заявители просили суд отменить решение первой инстанции и прекратить производство по делу за отсутствием в действиях адвоката Семедляева состава административного правонарушения.

Суд не нашел оснований для прекращения дела

ВС РК согласился с выводами нижестоящего суда о том, что положения Закона о полиции во взаимосвязи с Законом о государственной тайне допускают возможность запрета видео- и аудиозаписи в помещениях органов внутренних дел без разрешения руководителя территориального отделения. При этом действия сотрудника полиции суд посчитал законными и обоснованными.

Суд указал, что аудиозапись относится к оперативно-разыскной деятельности, осуществление которой возложено на полицию в целях выявления, предупреждения и раскрытия преступлений, обеспечения собственной безопасности, а также в иных целях. Согласно ч. 4 ст.

20 Закона о гостайне, органы госвласти, предприятия, учреждения и организации обеспечивают защиту сведений, составляющих государственную тайну, в соответствии с возложенными на них задачами и в пределах своей компетенции. Ответственность за организацию защиты гостайны возлагается на руководителей.

Защита гостайны является видом основной деятельности органа государственной власти, предприятия, учреждения или организации.

Таким образом, отметил суд, сведения в области ОРД являются гостайной, а ОРД, связанную с получением сведений, составляющих гостайну, осуществляют в том числе органы полиции, руководители которых в силу закона ответственны за организацию защиты этих сведений.

ВС РК указал, что здание полиции является режимным объектом. Приказом МВД от 10 февраля 2017 г. № 58дсп предусмотрен ряд мер по обеспечению безопасности и антитеррористической защищенности зданий, сооружений, помещений и иных объектов территориальных органов МВД.

В соответствии с приказом была издана Инструкция по осуществлению пропускного режима в административных зданиях территориальных органов МВД, которой запрещена фото- и видеосъемка без согласования с руководителем отдела.

Производство фото- и видеосъемки, а также аудиозаписи осуществляется на основании письменного разрешения руководителя ОМВД.

Кроме того, заметил суд, в соответствии с п. 26 Инструкции о пропускном режиме на территории объектов УМВД России по г. Симферополю, утвержденной приказом начальника УМВД России по г. Симферополю от 19 июня 2018 г.

№ 20дсп, производство на территории объектов УМВД киносъемки и фотосъемки, звукозаписи и видеозаписи осуществляется только на основании резолюции начальника УМВД на соответствующих рапортах, в сопровождении сотрудников отделения по связям со СМИ.

Верховный Суд РК обратил внимание, что Приказ № 58дсп содержит служебную информацию ограниченного распространения, отнесен к категории документов «для служебного пользования», а потому его официальное опубликование не требуется.

Таким образом, он носит организационный внутриведомственный характер и не затрагивает прав, свобод и обязанностей человека и гражданина.

Вместе с тем отсутствие официального опубликования не свидетельствует о неправомерности требований сотрудника полиции о необходимости выполнения установленных в приказе ограничений и запретов.   

Вторая инстанция посчитала требования начальника отдела законными, поскольку запись осуществлялась не в ходе производства по делу об административном правонарушении в отношении подзащитного, не в служебном помещении, где составляются процессуальные документы, а в коридоре здания, в связи с чем оснований полагать, что Эдемом Семедляевым осуществлялась аудиофиксация порядка привлечения подзащитного к административной ответственности, нет. 

Со ссылкой на п. 4 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2005 г.

№ 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» Суд указал, что восполнение неполноты (в том числе получение новых доказательств по делу) после возвращения судьей протокола должностному лицу, составившему его, а также устранение недостатков протокола путем внесения изменений или составления нового протокола не является нарушением порядка привлечения лица к административной ответственности. Кроме того, согласно этому же пункту постановления, несущественными являются недостатки протокола, которые могут быть восполнены в суде, а также нарушение сроков составления протокола, поскольку они не являются пресекательными.

Относительно административного задержания Эдема Семедляева суд указал, что оно было обусловлено дерзким поведением адвоката, свидетельствующим, что он может возобновить противоправные деяния, наличием у полицейского обоснованных подозрений, что он может уклониться от явки в судебное заседание. Кроме того, процессуальные действия требовали личного участия задержанного.

При этом ВС РК не посчитал наказание в виде административного ареста суровым, поскольку оно основано на данных, подтверждающих необходимость применения к адвокату такой меры ответственности и ее соразмерность предусмотренным ч. 1 ст. 3.1 КоАП целям наказания.

Иные доводы жалобы правового значения не имеют и не влияют на законность и обоснованность принятого по делу судебного постановления, отметил ВС РК, оставив жалобу без удовлетворения.

В комментарии «АГ» председатель Комиссии по защите прав адвокатов АП Республики Крым Константин Манаков, который также защищает права Эдема Семедляева, с сожалением отметил, что ВС РК не нашел оснований для удовлетворения жалобы. «Судебный акт изучается. По результатам подготовим жалобу в вышестоящий суд», – указал он.

  • Константин Манаков добавил, что после обжалования решений по делу Эдема Семедляева будут выработаны рекомендации адвокатам.
  • Комментарий председателя Комиссии ФПА по защите прав адвокатов Генри Резника будет опубликован позднее.
  • Марина Нагорная 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *