Кредитор в банкротстве приобретает два статуса, если его требование основано на залоге и поручительстве

Кредитор в банкротстве приобретает два статуса, если его требование основано на залоге и поручительстве

Сегодня рассмотрим тему: «статус залогового кредитора в деле о банкротстве» и разберем основываясь на примерах. Все вопросы вы можете задать в х к статье.

Один из наиболее популярных способов обеспечения кредитных обязательств – залоговый. За счет него залогодержатель имеет право взыскать задолженность в случае неисполнения или просрочки по обязательствам должником.

Залоговый заимодатель входит в группу конкурсных кредиторов. Он обладает особым нормативно-правовым статусом, который связан с полным обеспечением его требований имущественным залогом. Изначально он включается в третью кредиторскую очередь, но также наделен правом на досрочное удовлетворение требований за счет реализации предмета обеспечения на любой стадии банкротства.

Нет видео.

Видео (кликните для воспроизведения).

Залоговому кредитору полагается преимущество при определении процедуры реализации собственности юрлица-должника при его ликвидации, но только в отношении заложенного имущества.

Именно залогодержатель – единственный участник дела о банкротстве, который имеет право взыскать залог. Но с того момента, как в отношении юрлица будет инициирована процедура банкротства (начиная с наблюдения) взыскание осуществляется исключительно по решению суда.

В ходе судебного заседания судья проверяет правовые основания для взыскания обеспечения, юридическую чистоту всех документов и наличие у должника залогового имущества в действительности.

Участник, которому принадлежит право на собственность должника, вправе подать исковое заявление на любой стадии банкротства, но если в компании действуют этапы внешнего управления или финансового оздоровления высок риск получить отказ.

Ключевая роль будет принадлежать позиции арбитражного управляющего и если он докажет, что компания не сможет продолжать хозяйственную деятельность без предмета залога и восстановить платежеспособность, залогодержатель получит отказ.

Такие ситуации далеко не редкость: в залоге могут находиться основные средства, станки, оборудование и пр.

Для того чтобы получить свои исключительные возможности, требования залогового кредитора как участника процесса банкротства должны быть включены в реестр.

Если он пропустит установленный срок для заявки об имеющихся перед ним обязательствах у должника, он также получит возмещение. Но уже в пределах выручки, оставшейся после удовлетворения требований, включенных в реестр.

За кредитором закрепляется только преимущество перед другими опоздавшими.

Своего рода платой за преимущественное удовлетворение требований является отсутствие у залогодержателя голоса на кредиторских собраниях. Голос сохраняется за ним в следующих случаях:

  • он отказался от права на залог;
  • при утрате статуса конкурсного;
  • суд отказал ему во взыскании залога.

Но такая возможность предусмотрена только на этапах внешнего управления или оздоровления и не допускается при конкурсном производстве.

Залоговый кредитор вправе влиять на ход указанных процедур и принимать решения в пределах компетенции кредиторского собрания.

Практика показывает, что большая часть участников предпочитает сохранять за собой голос и статус влияющего на развития дела о банкротстве неплатежеспособного лица.

Нет видео.

Видео (кликните для воспроизведения).

Отказ не означает о полном отказе от залога, только от реализации своего преимущества. При таком варианте залогодержатель получает возможность первоочередного возмещения задолженности в размере 75% от суммы средств, вырученных от продажи на торгах предмета залога.

Особенности правового положения залоговых кредиторов в делах о банкротстве граждан

Кредитор в банкротстве приобретает два статуса, если его требование основано на залоге и поручительстве

Адвокат Антонов А.П.

Распространенной и эффективной мерой удовлетворения требований кредитора перед должником является банкротство.

Банкротство должника, с одной стороны, гарантирует максимальное выявление не только всех активов должника на текущий момент, но и проверку его действий со своими активами за предшествующий период, а с другой — гарантирует защиту полученных в ходе процедуры денежных средств от возможных посягательств третьих лиц (признание сделки недействительной и приведение кредитора с должником в первоначальное положение).

При банкротстве должника зачастую в более выгодном положении оказывается не тот кредитор, который первый успел подать на банкротство должника или права требования которого к должнику больше остальных, а кредитор с правами требования, обеспеченными залогом.
Первостепенной задачей для кредитора после возбуждения дела о банкротстве является включение требований в реестр к должнику. Предъявить данные требования можно в любое время до возбуждения конкурсного производства (в отношении юридических лиц) и реализации имущества (в отношении граждан). В указанных процедурах срок на предъявление требований к должнику ограничен двумя месяцами с даты опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (за исключением специально оговоренных ст. 142 Закона N 127-ФЗ случаев).
При этом под датой опубликования сведений о введении соответствующей процедуры банкротства согласно п. 1 ст. 28 Закона N 127-ФЗ понимается публикация в официальном печатном издании, определенном регулирующим органом.
Таким печатным изданием в настоящее время является именно газета «Коммерсант», а не ЕФРСБ или иные источники. В этой связи двухмесячный срок на предъявление требований подлежит исчислению именно с даты, указанной в газете «Коммерсант».
Восстановление пропущенного двухмесячного срока на включение в реестр законодательством не предусмотрено.
Данный подход вытекает из принципов правовой определенности и стабильности, учитывающих интересы кредиторов, в предусмотренные Законом N 127-ФЗ сроки предъявивших свои требования к должнику (а стало быть, заинтересованных во взыскании задолженности и регулярно отслеживающих состояние должника), а также предполагающих соблюдение регламентированных Законом N 127-ФЗ сроков рассмотрения дел о банкротстве (п. 2 ст. 124, п. 2 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ).

В судебной практике сформирована позиция, что соблюдение процессуальных сроков направлено на обеспечение стабильности и определенности как в спорных материальных правоотношениях, так и в возникших в связи с судебным спором процессуальных правоотношениях.

Требования кредиторов, поданные после пропуска указанного срока, подлежат удовлетворению за счет имущества, оставшегося после удовлетворения требований реестровых кредиторов, что соответствует принципу правовой определенности и стабильности.
В то же время в связи с введением института банкротства граждан восстановление двухмесячного срока в делах об их банкротстве стало возможным, что существенно отличается от позиции законодателя в этом вопросе применительно к юридическим лицам.

Так, по смыслу п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 13 октября 2015 г.

N 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» при исчислении предусмотренного Законом N 127-ФЗ срока для заявления требований в деле о банкротстве гражданина информация о признании обоснованным заявления о признании гражданина банкротом и введении реструктуризации его долгов, а также о признании гражданина банкротом и введении реализации его имущества доводится до всеобщего сведения путем ее включения в ЕФРСБ и публикации в официальном печатном издании в порядке, предусмотренном ст. 28 Закона N 127-ФЗ. При определении начала течения срока на предъявление требования в деле о банкротстве гражданина следует руководствоваться датой более позднего публичного извещения.

Соответственно, общие требования по соблюдению двухмесячного срока для включения в реестр к должнику сохранились. Но в то же время указанный срок подлежит исчислению с даты опубликования более позднего сообщения о признании гражданина банкротом и введения реализации его имущества (по аналогии с конкурсным производством). Так, в случае публикации сообщения в ЕФРСБ позднее, чем в «Коммерсанте», суд при исчислении двухмесячного срока может руководствоваться именно публикацией в ЕФРСБ, даже несмотря на законодательное закрепление «Коммерсанта» в качестве официального издания. Находим это удобным для кредиторов, пропустивших срок с даты публикации в «Коммерсанте». В делах о банкротстве юридических лиц такое отступление невозможно, поскольку суды руководствуются именно датой публикации в официальном издании.
Вместе с тем п. 2 ст. 213.8 и п. 4 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ предусматривают возможность восстановления арбитражным судом указанного срока в случае его пропуска по уважительной причине. Это увеличивает шансы кредиторов на включение требований в реестр к должнику даже в случае их заявления за пределами указанного срока.
Возможность восстановления указанного срока в делах о банкротстве граждан связана, по нашему мнению, прежде всего с отсутствием главенствующих публичного и предпринимательского характера деятельности, как в случае с юридическими лицами.
Полагаем, что данные нормы Закона N 127-ФЗ направлены также на защиту иных «непрофессиональных» участников дел о банкротстве — граждан, вступающих в правовые отношения с должником-гражданином, но не владеющих сведениями обо всех возможных последствиях такого взаимодействия. Тем самым можно говорить о применении принципа равенства всех перед законом с оговорками, учитывающими статус граждан как участника правоотношений.
При этом следует остановиться более подробно на требовании п. 2.1 ст. 213.24 Закона N 127-ФЗ, закрепляющем обязанность финансового управляющего направлять по почте уведомление о признании гражданина банкротом и введении реализации имущества гражданина всем известным ему кредиторам не позднее чем в течение 15 дней с даты вынесения арбитражным судом решения о признании гражданина банкротом.

Читайте также:  Можно ли признать недействительными торги, если договор исполнен?

Суды зачастую принимают сторону кредитора исходя исключительно из факта его не уведомления финансовым управляющим.

В то же время отсутствие у финансового управляющего сведений о данном кредиторе судом не учитывается, тогда как Законом N 127-ФЗ предусмотрена обязанность финансового управляющего уведомить «всех известных» кредиторов должника об ограниченности сроков уведомления кредиторов пятнадцатью днями.
По нашему мнению, при рассмотрении аналогичных требований целесообразно рассматривать как минимум наличие (отсутствие) уважительных причин пропуска срока, а также дополнительно можно рассматривать такое требование через призму добросовестного поведения кредитора. Такой подход позволит максимально защитить интересы независимых кредиторов, поскольку зачастую включение «недобросовестных» и «дружественных» должнику кредиторов направлено на получение такими кредиторами привилегий в деле о банкротстве (оказания влияния на решения собраний кредиторов, неправомерное распределение конкурсной массы в пользу и т.д.).
Пленум ВАС РФ в Постановлении от 25 декабря 2013 г. N 99 «О процессуальных сроках», сохраняя за пропустившим установленный срок кредитором право на справедливое судебное разбирательство, указал на возможность восстановления пропущенного срока в течение ограниченного разумными пределами срока и при наличии существенных объективных обстоятельств, не позволивших такому кредитору своевременно обратиться за защитой своих прав.
Тем самым при рассмотрении вопроса о восстановлении пропущенного процессуального срока должно учитываться наличие именно существенных обстоятельств, а не формальных, к которым смело можно отнести неуведомление финансовым управляющим конкретного кредитора при отсутствии у управляющего сведений о таком кредиторе и его требованиях к должнику.
Если все же кредитору не восстановили пропущенный срок, то его требования включают «за реестр». Кредиторы, чьи требования к должнику обеспечены залогом его имущества, в этом вопросе не являются исключением, ввиду чего требования залоговых кредиторов также включают «за реестр» и отказывают в установлении статуса залогового кредитора.
Однако подобный отказ сам по себе не прекращает право залога.
В силу ст. 334 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.
Применительно к Закону N 127-ФЗ следует разграничивать специальные права залогодержателя, составляющие его залоговый статус, от общих прав залогодержателя.

Право залогового кредитора на удовлетворение своих требований из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами должника, исходя из правовой природы залога как обеспечительной сделки (п. 1 ст. 329 ГК РФ) и по смыслу п.

4 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. N 58, не является специальным правом, предоставленным залогодержателю Законом N 127-ФЗ, что также следует из системного толкования п. 1 ст.

334 ГК РФ о праве залогодержателя на преимущественное перед другими кредиторами удовлетворение своих требований.

Таким образом, прекращения залога в связи с истечением срока на предъявление требований к должнику в установленный Законом N 127-ФЗ срок не происходит и залогодержатель не утрачивает своих прав в отношении предмета залога, в том числе на удовлетворение своих требований преимущественно перед другими кредиторами от продажи залога.
Рассмотренная выше ситуация касается распределения доходов от продажи залога. До недавнего времени иной возможности преимущественного удовлетворения своих требований у залогового кредитора не имелось. Вместе с тем начиная с июля 2014 г. у залоговых кредиторов появилась новая возможность — удовлетворение своих требований за счет доходов от сдачи в аренду предмета залога. И это очень выгодно залоговому кредитору, поскольку продажа залога может растянуться на многие месяцы и даже на несколько лет, что в том числе сказывается и на стоимости залога.
Пунктом 2 ст. 334 ГК РФ предусмотрено право залогодержателя преимущественно перед другими кредиторами залогодателя получить удовлетворение обеспеченного залогом требования за счет в том числе причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами.

Указанная норма в новой редакции включена в ГК РФ Федеральным законом от 21 декабря 2013 г.

N 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации» (далее — Закон N 367-ФЗ) , вступившим в законную силу 1 июля 2014 г. и распространяющим свое действие на правоотношения, возникшие после дня вступления его в силу.

Статьей 138 Закона N 127-ФЗ предусмотрено право залогодержателя на получение 70% из средств, вырученных от реализации предмета залога (80% для залогодержателя по кредитному договору). Следовательно, распределение доходов от сдачи в аренду залога будет осуществляться с соблюдением установленного ст. 138 Закона N 127-ФЗ порядка, до продажи предмета залога либо расторжения договора аренды.
В судебной практике уже сформировалась однозначная правовая позиция о преимущественном праве залогодержателя на получение доходов от сдачи в аренду залога, с соблюдением условия о заключении договора залога после даты вступления в силу изменений, установленных Законом N 367-ФЗ.
Таким образом, за время сдачи в аренду залога залогодержатель имеет возможность частично удовлетворить свои требования к должнику, преимущественно не только перед реестровыми кредиторами, но и перед требованиями кредиторов по текущим платежам. Указанное нововведение существенно улучшило положение залоговых кредиторов и обеспечило максимальную защиту их прав, что при затягивании сроков продажи залога и его использовании во время процедуры банкротства вполне разумно.
Вместе с тем, в отличие от банкротства юридических лиц, в банкротстве граждан оставшиеся после погашения требований кредиторов первой и второй очереди денежные средства включаются в конкурсную массу (абз. 5 п. 5 ст. 213.27 Закона N 127-ФЗ). Оставшиеся после полного погашения судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения финансовому управляющему и на оплату услуг привлеченных им лиц денежные средства в данном случае направляются на погашение части обеспеченных залогом имущества гражданина требований конкурсных кредиторов.
Таким образом, законодателем, с одной стороны, устранено отличие между залоговыми кредиторами по кредитному договору и иными залоговыми кредиторами, с другой же стороны, применен обратный порядок распределения денежных средств на погашение требований кредиторов первой и второй очереди и судебных расходов по делу о банкротстве.

В свою очередь, судебная практика при рассмотрении дел о банкротстве граждан исходит из принципа приоритетного погашения требований залоговых кредиторов от оставшихся после погашения требований кредиторов первой и второй очередей денежных средств (по аналогии с п. 2.1 ст. 138 Закона N 127-ФЗ) .

По нашему мнению, вопрос о порядке распределения денежных средств в делах о банкротстве граждан еще остается открытым и возможны изменения либо положений ст. 213.

27 Закона N 127-ФЗ путем приведения их в соответствие с общими нормами Закона N 127-ФЗ, либо будет сформирована окончательно судебная практика в части применения данной нормы Закона N 127-ФЗ.

Справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства

СПРАВКА

по результатам обобщения судебной практики по спорам, связаннымс обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства

В соответствии с пунктом 2.2 плана работы Арбитражного суда Вологодской области (далее – суд) на второе полугодие 2016 года проведено обобщение судебной практики по спорам, связанным с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства.

Целью проведения обобщения являлось изучение практики рассмотрения дел судом, арбитражным судом Северо-Западного округа, связанных с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства, для формирования единообразного применения материального и процессуального законодательства при разрешении исследуемой категории споров.

Актуальность обобщения связана с увеличением в производстве суда споров, связанных с обеспечивающими обязательствами, в том числе залога, поручительства, государственных гарантий.

Нормами Федерального закона о банкротстве от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусмотрены особенности регулирования правоотношений в рамках дела о банкротстве, связанных с обеспечивающими обязательствами.

Кроме того, определённую сложность вызывает необходимость применения норм Закона о банкротстве и Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в разных редакциях в зависимости от даты введения процедуры банкротства в отношении конкретного должника (одновременно подлежат применению разные редакции закона, регулирующие одни и те же правоотношения, в связи с многочисленными изменениями и дополнениями Закона о банкротстве и ГК РФ).

1. При включении в реестр требований кредиторов должника – поручителя суд осуществляет проверку обоснованности и размера требований по основному обязательству, вне зависимости от наличия (отсутствия) возражений по заявленному требованию, основанному на акцессорном обязательстве.

Читайте также:  Деятельность по мойке транспортных средств и санитарно-защитная зона

В рамках дела №А13-6048/2014 Заявитель обратился с заявлением о включении задолженности в реестр требований кредиторов Кооператива, признанного несостоятельным (банкротом). Требования основаны на договорах поручительства, заключённых в обеспечение обязательств третьего лица из договоров займа.

Определением суда от 26 января 2016 года в удовлетворении требований отказано. При этом суд исходил из следующего. Как следовало из материалов дела, между Обществом (Займодавец) и Компанией (Заёмщик) заключены три договора процентного займа.

  • В обеспечение исполнения обязательств по указанным договорам между Обществом и Кооперативом заключён договор поручительства.
  • Компания с согласия Общества перевела свои обязательства, возникшие из договоров займа на нового должника – Компания 2 на основании договора перевода долга.
  • Право требования Общества к Компании 2 и Кооперативу, как поручителю, по договорам займа передано Заявителю (Цессионарий) по договору уступки прав требования (цессии).
  • Заявитель, полагая, что Кооператив, как поручитель, обязан отвечать за исполнение Компанией 2 своих обязательств, обратилось с соответствующим заявлением в суд.

Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 22.06.

2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление ВАС РФ №35), в силу пунктов 3 — 5 статьи 71 и пунктов 3 — 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором — с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В связи с изложенным при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.

1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учётом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учёте и отчётности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве).

В силу статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, пока не доказано иное.

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах.

В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 названной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

  1. Согласно пункту 3 статьи 10 ГК РФ в случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.
  2. В материалы дела представлены доказательства оплаты Заявителем договора уступки прав (требования) в пользу Общества.
  3. Вместе с тем в качестве доказательств передачи денежных средств во исполнение договоров займа Обществом в пользу Компании представлены платежные поручения.
  4. В свою очередь судом установлены следующие обстоятельства дела.

Отказ от реализации предмета залога в делах о несостоятельности (банкротстве)

До принятия Федерального закона от 30.12.2008 № 306-ФЗ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество» законодательство о банкротстве не предусматривало возможность отказа кредитора, требования которого обеспечены залогом имущества должника, от реализации предмета залога.

Вышеуказанным Федеральным законом ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) был дополнен статьей 18.1, п.

3 которой предусматривает, что конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, в ходе финансового оздоровления и внешнего управления вправе направить арбитражному управляющему и в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, заявление об отказе от реализации предмета залога в ходе финансового оздоровления или внешнего управления.

С даты получения арбитражным управляющим такого заявления конкурсный кредитор по требованиям, обеспеченным залогом имущества должника, имеет право голоса на собрании кредиторов до завершения соответствующей процедуры, применяемой в деле о банкротстве.

Закон РФ от 19.11.1992 № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (ст. 26) не признавал залоговых кредиторов конкурсными кредиторами.

С момента признания должника банкротом запрещались отчуждение его имущества и погашение его обязательств, однако платежи кредиторам-залогодержателям не приостанавливались.

В качестве своеобразной компенсации за это залоговые кредиторы не могли участвовать в собрании кредиторов с правом голоса. При этом, заложенное имущество не включалось в конкурсную массу.

Закон о несостоятельности (банкротстве) 1998 г. (ст. 106) изменил положение кредиторов-залогодержателей по сравнению с Законом о банкротстве 1992. По Закону о банкротстве 1998 требования залогодержателей удовлетворялись в третью очередь, а имущество должника, которое являлось предметом залога, подлежало включению в общую конкурсную массу.

Таким образом, по этому Закону залог прекращался, а залогодержатель получал удовлетворение из всей конкурсной массы, то есть кредитор не был заинтересован в дальнейшей судьбе залогового имущества.

Закон о банкротстве 2002 г. решил вопрос о правовом положении залоговых кредиторов по-новому. Их требования учитываются в составе 3-й очереди (п. 4 ст.

137) и удовлетворяются за счет средств, полученных от продажи предмета залога, преимущественно перед иными кредиторами после продажи предмета залога, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога (п. 2 ст. 138) (Сидорова В.Н., Девятников С. Регулирование залога в институте банкротства // «Российская юстиция». 2009. № 5).

Какие права есть у кредиторов в банкротстве физических лиц

В рамках процедуры банкротства кредиторами являются физические либо юридические лица, перед которыми у банкрота имеются неисполненные долговые обязательства. Чаще всего на стороне кредиторов выступают банки, микрофинансовые организации, управляющие компании и физлица, которые дали банкроту деньги в долг.

Содержание статьи

Какие права есть у кредиторов при банкротстве

Все права и обязанности кредиторов, участвующих в признании физического лица неплатежеспособным, определяет ФЗ-127 «О несостоятельности (банкротстве)». К основным правам взыскателей относятся:

  • Обращение в суд с заявлением о признании финансовой несостоятельности гражданина. У кредиторов есть право самостоятельно инициировать банкротство, если размер задолженности превышает 500 000 рублей, а исполнение заемщиком обязательств просрочено на 3 месяца и более.
  • Включение в реестр требований кредиторов. Для этого нужно направить заявление назначенному финансовому управляющему. Если требования обоснованные, они будут включены судом в реестр.
  • Участие в собраниях кредиторов. Это один из основных механизмов воздействия на всю процедуру банкротства в целом. На таких собраниях принимаются важные решения и ставятся вопросы перед управляющим.
  • Работа над планом реструктуризации долга. Если в отношении должника вводится процедура реструктуризации, то взыскатели имеют право участвовать в составлении и утверждении плана (графика) выплат;
  • Оспаривание сомнительных сделок. Чаще всего этим занимается финансовый управляющий, но у кредиторов с долей требований более 10% тоже есть такое право. Напомним, что оспариваться могут сделки должника, совершенные им за последние 3 года;
  • Заключение мирового соглашения. Кредиторы вправе определять его основные и дополнительные условия, выступать с предложением заключения такого соглашения, обсуждать детали с банкротом.
  • Получение удовлетворения за счет средств, вырученных от реализации имущества должника. Из этого права следует и обязанность — придерживаться очередности, установленной законом.
  • Жалоба на действия финансового управляющего или должника. Если остальные участники процедуры нарушают законодательство, то взыскатели вправе обжаловать их действия в установленном порядке.
Читайте также:  А было ли использование Товарного знака

Залоговые кредиторы

Отдельная группа взыскателей, участвующих в делах о банкротстве физических лиц — это залоговые кредиторы. Удовлетворение их требований происходит в приоритетном порядке, если они касаются денег от продажи предмета залога. Чаще всего залоговым имуществом является квартира, приобретенная в ипотеку, которая еще не погашена, или автомобиль, купленный в кредит.

Залоговые кредиторы получают 80% от средств, полученных при реализации залогового имущества. Остальные 20% поступают на оплату текущих расходов, вознаграждения финансовому управляющему и так далее.

Залоговые кредиторы вправе принимать на свой баланс заложенное имущество, если его не удалось реализовать через торги.

Собрание кредиторов

Собрание кредиторов — это специальный орган, представляющий и выражающий их интересы. Участниками собрания являются все кредиторы, в том числе физические и юридические лица, а также государственные органы (например, налоговая служба).

Риски банкротства и инструменты защиты: стоит ли надеяться на поручение и залоги?

25мая Пандемия COVID-19 оказала самое существенное влияние почти на всех участников рынка и вызвала не только масштабные просрочки платежей, но и более серьезные последствия – банкротства. В таких условиях надежность финансового обеспечения торговых сделок необходима абсолютно всем участникам: кредитору, должнику, иным связанным лицам.

Рассмотрим два распространенных инструмента обеспечения задолженности, не предполагающих дополнительных затрат для кредитора: поручительство и залог. Стоит ли возлагать на них серьёзные надежды?

Поручительство

Договор поручительства заключается с юридическим или физическим лицом, которое имеет правовую или экономическую связь с основным должником. Насколько эта связь является тесной – это уже вопрос фактических обстоятельств, но присутствует она практически всегда. В силу этой связи неспособность должника исполнять обязательства отражается и на поручителе, который редко находится в более выгодном экономическом положении. Иными словами, поручительство собственника или компании, связанной с должником, фактически не обеспечивает дополнительных гарантий платежа. Исключения, конечно, бывают. Например, поручительство платежеспособной компании диверсифицированного холдинга, где должник работает независимо и на изолированном от поручителя рынке. Например, когда холдинг принимает решение развивать новое для себя направление бизнеса с нуля. Даже если надежность поручительства не станет проблемой, кредитор может столкнуться с трудностями соблюдения срока предъявления требований к поручителю. В большинстве договоров этот срок определяется как один год с момента наступления обстоятельств, которые свидетельствуют о наличии требования к основному должнику. Кредиторы, неверно трактуя положение договора, пропускают такой срок и упускают возможность получить возмещение. Тех, кого не коснулась и эта проблема, ждет еще один сюрприз – возможность оспаривания поручительства (или платежа поручителя) как сделки, создающей предпочтение для одного из кредиторов. Несмотря на то, что Пленум ВАС РФ прямо указывает на отсутствие предпочтения для кредитора при такой сделке, споры в отношении платежей по таким договорам сохраняются и порой не выдерживают проверки судом на законность и обоснованность. Вывод из совокупности этих факторов очевиден: при банкротстве должника поручительство не обеспечивает надежность, т.к. сохраняется риск неплатёжеспособности поручителя и оспаривания платежей в ходе процесса банкротства. Прежде чем полагаться на поручительство, кредитору следует самым тщательным образом проанализировать, насколько оно действительно улучшает перспективы взыскания и как оно повлияет на работу других инструментов обеспечения. Например, страхования.

Залог

Применительно к залогу правовые и экономические риски, в целом, схожи с рисками поручительства. Залог может быть предоставлен третьим лицом или самим должником по обязательству.

Залог от третьего лица

При предоставлении залога третьим лицом нередко обнаруживается та же связь, о которой мы говорили в поручительстве – залогодатель редко оказывается более состоятельным, чем основной должник. Как правило, это связанные лица, чье финансовое состояние примерно сопоставимо. В этом случае речь идет даже не о правовых рисках обращения взыскания на заложенное имущество, а скорее о реальной возможности (или невозможности) получения удовлетворения за счет такого имущества.

Залог от должника

При предоставлении залога должником сложности возникают при реализации заложенного имущества. Во-первых, необходимо согласовать процедурные вопросы с конкурсным управляющим . Во-вторых, кредитор может столкнуться с оспариванием результата торгов. Ну и, наконец, нельзя исключать отсутствие заинтересованных лиц, ухудшение состояния предмета залога, нехватку средств на его содержание и уход за ним и пр. Договор залога тоже может стать оспариваемым как сделка с предпочтением. И, скорее всего, в ходе судебного разбирательства стороны столкнутся с оценкой их поведения: переписки сторон, первичной документации и пр. Уже сейчас существует практика, признающая сделки недействительными с учетом поведения сторон. Таким образом, оценка судом всей совокупности фактических обстоятельств дела является существенным фактором риска при оспаривании договоров залога в случае банкротстве должника.

Практические советы

Несмотря на существующие риски практической реализации поручительства и залога, эти инструменты довольно часть используются в рыночной практике. Поэтому мы дадим несколько советов, как сделать их более надежными и минимизировать риски кредитора: 1. Если поручительство выдано связанной компанией или собственником, то стоит рассматривать его как инструмент переговоров на ранних этапах неплатежа. 2. При обсуждении залога оцените перспективы быстрой реализации имущества и возможные дополнительные затраты на его содержание, а также юридические риски оспаривания. Особое внимание стоит уделить возможной роли банков в развитии потенциального банкротного процесса. 3. По возможности избегайте перекрестных условий о действительности поручительства и залога в других инструментах обеспечения. О специфике работы других инструментов обеспечения задолженности – банковской гарантии и страховании – читайте в другом аналитическом материале по ссылке.

Авторы статьи:

Виктор Петров, к.ю.н., руководитель Арбитражной практики VEGAS LEX  Николай Лебедев, Лидер направлений торговые кредиты и «Фармацевтика», страховой брокер Marsh С перечнем услуг фирмы в области сопровождения споров по товарным кредитам можно ознакомиться на странице направления.

Кредиторы как субъекты правоотношений, связанных с банкротством

Понятие кредитора по законодательству о банкротстве имеет специфическое значение, существенно более широкое по сравнению с гражданско-правовым (ст. 307 ГК РФ). Кредитор — лицо, имеющее по отношению к должнику права требования: по любым обязательствам, об уплате обязательных платежей, о выплате выходных пособий и об оплате труда (ст. 2 Закона о банкротстве).

Правовое положение кредиторов различных видов в правоотношениях банкротства имеет существенные отличия. Оно зависит от следующих факторов:

1) характера требования кредитора (является ли оно денежным, каково основание его возникновения, наступил ли срок его исполнения, обеспечено ли оно залогом, каков его размер);

  • 2) момента возникновения обязательства (обязанности) должника (до возбуждения производства по делу о банкротстве или после);
  • 3) соблюдения кредитором порядка и сроков предъявления своих требований, установленных законодательством о банкротстве (предъявлены ли они до закрытия реестра требований кредиторов, соблюдены ли процессуальные требования к заявлению).

Рассмотрим, как эти факторы влияют на градацию кредиторов и на объем правомочий кредиторов каждого вида. Названия некоторых видов, помещенные ниже в скобки (например, «реестровые» кредиторы) закон не содержит, но ими активно оперируют правовая наука и арбитражная практика1.

В зависимости от характера требований кредиторы подразделяются на следующие виды:

  • 1) кредиторы по денежным обязательствам и по уплате обязательных платежей {«денежные» кредиторы) и кредиторы по иным обязательствам («неденежные» кредиторы). Только «денежные» кредиторы вправе инициировать судебный процесс банкротства, а после их включения в реестр требований кредиторов участвовать в этом процессе, влиять на его развитие, контролировать его ход. «Неденежные» кредиторы таких прав не имеют. Некоторые из них — кредиторы по неденежным обязательствам имущественного характера (о передаче имущества в собственность, выполнении работ и оказании услуг) — могут такие права приобрести только в конкурсном производстве, где их требования после денежной оценки включаются в РТК[1] [2]. Особый правовой режим у неденежных требований о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о признании недействительными ничтожных сделок (ст. 94, 95, 126 Закона о банкротстве).
  • 2) кредиторы различных очередей (ст. 134 Закона о банкротстве). Отнесение к определенной очереди зависит от основания возникновения обязательства должника перед кредитором. Например, причинение вреда здоровью кредитора — это основание включения его требования в первую очередь РТК, а неуплата арендатором арендной платы — основание включения кредитора-арендодателя в третью очередь РТК. Интересно, что закон выделяет очереди не только среди требований, включенных в РТК, но и среди внеочередных требований;
  • 3) кредиторы, срок исполнения обязательств перед которыми наступил на дату введения наблюдения либо не наступил

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *