Компания выбирает способ управления «дочками» или филиалами. Что важно знать юристу о работе с привлеченными управляющими

Практика привлечения управляющих орга­низаций для выполнения функций едино­личного исполнительного органа (директора) широко распространена в России. Данный институт достаточно привлекателен для участ­ников как прозрачный и прочный инструмент управления обществом и его активами.

Кроме того, управляющие являются традиционным инструментом руководства в холдинговых структурах. Но действительно ли все так прос­то? Могут ли управляющие организации со­ставить реальную конкуренцию директорам? Учитывая возрастающую значимость управ­ляющих организаций и на фоне откровенно слабого правового регулирования, мы решили рассмотреть наиболее важные, на наш взгляд.

различия между двумя этими институтами и разобраться в достоинствах и недостатках каж­дого из них.

Иногда инвесторы требуют, чтобы компанией управлял обычный директор

В настоящее время существуют специальные организации, которые предлагают услуги по управлению компаниями, так называемые управляющие организации.

Но каким компа­ниям резонно привлекать такие организации со стороны, а каким стоит ограничиться ди­ректором -довольно индивидуальный вопрос, Обычно к управляющей организации обра­щаются для управления компаниями, прина­длежащими одним собственникам, либо при наличии множества подконтрольных организа­ций, чтобы создать единый центр управления ими.

Для небольших же компаний оптимально просто заключить трудовой договор с директо­ром. Это поможет наладить и более простые ор­ганизационные взаимоотношения директора с учредителями (участниками), да и его деятель­ность контролировать гораздо проще.

Но и у организаций, которые оказывают услуги по управлению, есть свои безусловные плюсы. Во-первых, предполагается, они имеют большой опыт в управлении компаниями и обеспечивают высокий уровень защиты ак­тивов. Во-вторых, они хорошо координируют взаимодействие компаний друг с другом, например, внутри холдинга.

В-третьих, наличие управляющей организации позволяет центра­лизованно проводить утвержденную стратегию развития группы компаний. Поскольку управ­ляющая организация в таком случае становится центром не только принятия, но и реализации решений, принимаемых в рамках всей груп­пы.

Если бы у каждой из компаний был свой собственный директор, то была бы вероятность возникновения разногласий по каким-то воп­росам.

Правда, в практике встречались случаи, когда при привлечении сторонних инвесторов в капитал собственникам холдингов прихо­дилось ликвидировать управляющие орга­низации, которым были переданы функции генеральных директоров материнской компа­нии, Приходящие инвесторы хотели видеть во главе компании конкретных физических лиц, с которых можно спрашивать результат и которых можно мотивировать на достижение результата,

Что же касается недостатков, то самым важным из них является, пожалуй, то, что привлечение управляющей организации лишает акционеров контроля за формирова­нием управленческого аппарата. Генеральный директор управляющей организации непод­отчетен акционерам (участникам) управляе­мого общества.

Он сам является генеральным директором управляющей компании или ее работником, или привлеченным управляющей компанией лицом и несет ответствен­ность в рамках своей организации. Фактичес­ки за конкретные действия по отношению к управляемой компании отвечают сразу не­сколько человек — сотрудников управляющей организации.

Поэтому бывает сложно решать какие-то оперативные вопросы, невозможно быстро разобраться и устранить выявленные недостатки.

Специфика передачи полномочий управляющему зависит от вида общества

В основе возникновения отношений между управляющей и управляемой организациями лежит сложный юридический состав (ст. 103 ГК РФ, ст. 69 Федерального закона «Об акционер­ных обществах», ст. 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственно­стью»).

При этом для обществ с ограниченной ответственностью положение о возможности передачи полномочий единоличного исполни­тельного органа управляющему должно быть прямо предусмотрено в уставе.

Для акционер­ного общества такого обязательного требова­ния закон не предусматривает.

Для заключения договора должны быть соблюдены некоторые условия. В обществах с ограниченной ответственностью решение о передаче полномочий управляющей органи­зации принимается общим собранием участ­ников.

Договор в свою очередь подписывается лицом, председательствовавшим на общем собрании (п. 4 ч. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственно­стью»).

Со стороны управляющей организации договор по общему правилу подписывает еди­ноличный исполнительный орган.

В акционерных обществах вопрос о переда­че полномочий единоличного исполнительно­го органа управляющей организации решается общим собранием акционеров по предложе­нию совета директоров.

Во исполнение реше­ния общего собрания договор с управляющей организацией подписывается председателем совета директоров или иным уполномоченным им лицом.

И вот тут возникает закономерный вопрос; а что если, например, в закрытом ак­ционерном обществе нет совета директоров? В подобных случаях в уставе указывается лицо или орган, который принимает решение по этим вопросам.

Кроме того, сам Федеральный закон «Об акционерных обществах» прямо устанавливает, что в обществе с числом акцио­неров — владельцев голосующих акций менее 50 устав может предусматривать, что функции совета директоров общества осуществляет об­щее собрание акционеров (п. 1 ст. 64).

Директор управляющей организации становится директором компании

Любое хозяйственное общество приобретает гражданские права и несет соответствующие обязанности через свои органы.

Поэтому если акционерное общество или общество с огра­ниченной ответственностью передает полно­мочия своего исполнительного органа управ­ляющей организации, то такое общество будет приобретать соответствующие права и обя­занности через управляющего.

Но управляю­щая организация сама является юридическим лицом, а значит, также участвует в гражданском обороте через свои органы. Поэтому оформле­ние документов при осуществлении полномо­чий единоличного исполнительного органа управляющей организацией зависит оттого, какое лицо действует от имени управляющей организации.

Если действует ее собственный директор, то все документы подписываются им, ставится печать управляющей организации и печать управляемой. При этом подтверж­дением полномочий лица, осуществляющего функции руководителя управляющей органи­зации, являются документ о назначении его на соответствующую должность и устав управляю­щей организации, который определяет состав и компетенцию органов управления.

С учетом того, что управляющая организа­ция осуществляет полномочия единолично­го исполнительного органа, казалось бы, все полномочия директора управляемого обще­ства переходят к ней автоматически. Но это не так. Объем ее полномочий будет опреде­ляться в первую очередь заключенным меж­ду обществом и управляющей организацией договором, во вторую — уставом.

А вот действие других внутренних документов управляемого общества будет распространяться на нее лишь в случае включения такого условия в договор. Итак, лицом, которое действует от имени управляющей и соответственно управляемой организации без доверенности, является ге­неральный директор управляющей организа­ции.

На практике вопросы, связанные с теку­щей хозяйственной деятельностью, чаще всего решает исполнительный директор, которого назначает управляющая организация. Его полномочия оформляются доверенностью от управляющей организации на управление компанией.

На основании этой довереннос­ти исполнительный директор имеет право осуществлять все те полномочия, которые обычно принадлежат обычному гендиректору: заключать договоры, подписывать документы общества, в том числе бухгалтерские, нало­говые, взаимодействовать с контрагентами и государственными органами.

В случае если исполнительный директор захочет выдать доверенность на совершение каких-то конк­ретных действий другому лицу, то такая дове­ренность должна быть заверена нотариально, поскольку налицо будет передоверие.

Особенности ответственности управляющей организации

Б статье 44 Федерального закона «Об обще­ствах с ограниченной ответственностью» и статье 71 Федерального закона «Об акцио­нерных обществах» достаточно подробно рас­смотрен вопрос об ответственности управляю­щей организации за убытки, причиненные управляемому обществу. Сразу оговоримся, что нам не удалось найти в судебной практике дел, подтверждающих тот факт, что взыскать убытки с управляющей организации проще, нежели с генерального директора, Их сложно взыскать в принципе.

Теоретически с управляющего можно взыскать любые убытки, в том числе и сумму штрафа, уплаченного в рамках налоговой от­ветственности, если управляемая организация сможет доказать, что налоговое правонаруше­ние было совершено в результате действий (бездействия) или решений, принятых уп­равляющей организацией. Проблема заклю­чается в том, что пострадавшие компании сталкиваются со сложностями доказывания своей позиции еще на стадии подготовки дела к суду. Поэтому некоторые эксперты советуют тщательнее документировать все действия уп­равляющего распорядительного характера.

Компания выбирает способ управления «дочками» или филиалами. Что важно знать юристу о работе с привлеченными управляющими

Кто будет действовать от имени управляемой компании Кто назначает управляющего, если в обществе нет совета директоров

Кого легче привлечь к ответственности – управляющего или директора

Практика привлечения управляющих организаций для выполнения функций единоличного исполнительного органа (директора) широко распространена в России. Данный институт достаточно привлекателен для участников как прозрачный и прочный инструмент управления обществом и его активами. Кроме того, управляющие являются традиционным инструментом руководства в холдинговых структурах.

Но действительно ли все так просто? Могут ли управляющие организации составить реальную конкуренцию директорам? Учитывая возрастающую значимость управляющих организаций и на фоне откровенно слабого правового регулирования, мы решили рассмотреть наиболее важные, на наш взгляд, различия между двумя этими институтами и разобраться в достоинствах и недостатках каждого из них.

Иногда инвесторы требуют, чтобы компанией управлял обычный директор

В настоящее время существуют специальные организации, которые предлагают услуги по управлению компаниями, – так называемые управляющие организации. Но каким компаниям резонно привлекать такие организации со стороны, а каким стоит ограничиться директором – довольно индивидуальный вопрос.

Обычно к управляющей организации обращаются для управления компаниями, принадлежащими одним собственникам, либо при наличии множества подконтрольных организаций, чтобы создать единый центр управления ими. Для небольших же компаний оптимально просто заключить трудовой договор с директором.

Это поможет наладить и более простые организационные взаимоотношения директора с учредителями (участниками), да и его деятельность контролировать гораздо проще.

Читайте также:  Оспорить оправдывающую бездействие врачей экспертизу – реально.

Но и у организаций, которые оказывают услуги по управлению, есть свои безусловные плюсы. Во-первых, предполагается, они имеют большой опыт в управлении компаниями и обеспечивают высокий уровень защиты активов. Во-вторых, они хорошо координируют взаимодействие компаний друг с другом, например, внутри холдинга.

В-третьих, наличие управляющей организации позволяет централизованно проводить утвержденную стратегию развития группы компаний. Поскольку управляющая организация в таком случае становится центром не только принятия, но и реализации решений, принимаемых в рамках всей группы.

Если бы у каждой из компаний был свой собственный директор, то была бы вероятность возникновения разногласий по каким-то вопросам.

Правда, в практике встречались случаи, когда при привлечении сторонних инвесторов в капитал собственникам холдингов приходилось ликвидировать управляющие организации, которым были переданы функции генеральных директоров материнской компании. Приходящие инвесторы хотели видеть во главе компании конкретных физических лиц, с которых можно спрашивать результат и которых можно мотивировать на достижение результата.

Что же касается недостатков, то самым важным из них является, пожалуй, то, что привлечение управляющей организации лишает акционеров контроля за формированием управленческого аппарата. Генеральный директор управляющей организации непод-отчетен акционерам (участникам) управляемого общества.

Он сам является генеральным директором управляющей компании или ее работником, или привлеченным управляющей компанией лицом и несет ответственность в рамках своей организации. Фактически за конкретные действия по отношению к управляемой компании отвечают сразу несколько человек – сотрудников управляющей организации.

Поэтому бывает сложно решать какие-то оперативные вопросы, невозможно быстро разобраться и устранить выявленные недостатки. 

ВОПРОС В ТЕМУ

Управляющей организацией может быть любая коммерческая организация?

Да, любая. В действующем законодательстве отсутствуют какие-либо ограничения и специальные требования к таким компаниям. Единственное, это должны быть либо коммерческая организация, либо индивидуальный предприниматель, то есть субъекты предпринимательской деятельности, зарегистрированные в установленном порядке. Это все. Такая деятельность не подлежит лицензированию.

Специфика передачи полномочий управляющему зависит от вида общества

В основе возникновения отношений между управляющей и управляемой организациями лежит сложный юридический состав (ст. 103 ГК РФ, ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 42 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственно-стью»).

При этом для обществ с ограниченной ответственностью положение о возможности передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющему должно быть прямо предусмотрено в уставе.

Для акционерного общества такого обязательного требования закон не предусматривает.

Для заключения договора должны быть соблюдены некоторые условия. В обществах с ограниченной ответственностью решение о передаче полномочий управляющей организации принимается общим собранием участников.

Договор в свою очередь подписывается лицом, председательствовавшим на общем собрании (п. 4 ч. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственно-стью»).

Со стороны управляющей организации договор по общему правилу подписывает единоличный исполнительный орган.

В акционерных обществах вопрос о передаче полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организации решается общим собранием акционеров по предложению совета директоров.

Во исполнение решения общего собрания договор с управляющей организацией подписывается председателем совета директоров или иным уполномоченным им лицом.

И вот тут возникает закономерный вопрос: а что если, например, в закрытом акционерном обществе нет совета директоров? В подобных случаях в уставе указывается лицо или орган, который принимает решение по этим вопросам.

Кроме того, сам Федеральный закон «Об акционерных обществах» прямо устанавливает, что в обществе с числом акционеров – владельцев голосующих акций менее 50 устав может предусматривать, что функции совета директоров общества осуществляет общее собрание акционеров (п. 1 ст. 64). 

  • ВОПРОС В ТЕМУ
  • Какие нужны документы сотруднику управляющей организации, чтобы подтвердить свои полномочия?
  • Если, например, контрагенты по договору просят исполнительного директора подтвердить свои полномочия на заключение сделки, ему необходимо представить решение общего собрания участников управляемого общества, договор с управляющей организацией, протокол о назначении единоличного исполнительного органа управляющей организации и нотариально заверенную доверенность.
  • Особенности управления в холдинге

Обычно управляющую организацию привлекают для управления большими сложными проектами либо при наличии у основной компании множества подконтрольных организаций в целях создания единого центра управления ими.

При этом для управляющей организации управляемые общества – аффилированные лица (ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1).

Если одно управляемое общество заключает договор с другой компанией, у которой та же управляю-щая организация, что и у него самого, получается, что это сделка с заинтересованностью.

В подобных случаях, согласно законодательству (например, Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федеральный закон «Об акционерных обществах»), нужен особый порядок одобрения. Иначе есть риск признания сделки недействительной. В таком случае использование одной управляющей организации может представлять некоторые неудобства.

Но это не означает, что для холдинговых компаний, «дочки» которых регулярно совершают между собой сделки, одна управляю-щая организация для всех «дочек» неудобна. Согласно Федеральному закону от 26.07.06 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», «дочки» вне зависимости от наличия либо отсутствия управляющей организации, если у них одна «материнская» компания, уже являются аффилированными.

Появляется еще один субъект правоотношений, дополняя основания аффилированности «дочек». На порядок одобрения сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, привлечение управляющего не влияет. Одобрение происходит в порядке статьи 83 закона об акцио-нерных обществах либо статьи 45 закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Директор управляющей организации становится директором компании

Любое хозяйственное общество приобретает гражданские права и несет соответствующие обязанности через свои органы.

Поэтому если акционерное общество или общество с ограниченной ответственностью передает полномочия своего исполнительного органа управляющей организации, то такое общество будет приобретать соответствующие права и обязанности через управляющего.

Но управляю-щая организация сама является юридическим лицом, а значит, также участвует в гражданском обороте через свои органы. Поэтому оформление документов при осуществлении полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организацией зависит от того, какое лицо действует от имени управляющей организации.

Если действует ее собственный директор, то все документы подписываются им, ставится печать управляющей организации и печать управляемой. При этом подтверждением полномочий лица, осуществляющего функции руководителя управляющей организации, являются документ о назначении его на соответствующую должность и устав управляющей организации, который определяет состав и компетенцию органов управления.

С учетом того, что управляющая организация осуществляет полномочия единоличного исполнительного органа, казалось бы, все полномочия директора управляемого общества переходят к ней автоматически. Но это не так.

 Объем ее полномочий будет определяться в первую очередь заключенным между обществом и управляющей организацией договором, во вторую – уставом.

А вот действие других внутренних документов управляемого общества будет распространяться на нее лишь в случае включения такого условия в договор.

Итак, лицом, которое действует от имени управляющей и соответственно управляемой организации без доверенности, является генеральный директор управляющей организации.

На практике вопросы, связанные с текущей хозяйственной деятельностью, чаще всего решает исполнительный директор, которого назначает управляющая организация. Его полномочия оформляются доверенностью от управляющей организации на управление компанией.

На основании этой доверенности исполнительный директор имеет право осуществлять все те полномочия, которые обычно принадлежат обычному гендиректору: заключать договоры, подписывать документы общества, в том числе бухгалтерские, налоговые, взаимодействовать с контрагентами и государственными органами.

В случае если исполнительный директор захочет выдать доверенность на совершение каких-то конкретных действий другому лицу, то такая доверенность должна быть заверена нотариально, поскольку налицо будет передоверие.

Особенности ответственности управляющей организации

В статье 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» и статье 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» достаточно подробно рассмотрен вопрос об ответственности управляю-щей организации за убытки, причиненные управляемому обществу. Сразу оговоримся, что нам не удалось найти в судебной практике дел, подтверждающих тот факт, что взыскать убытки с управляющей организации проще, нежели с генерального директора. Их сложно взыскать в принципе.

Теоретически с управляющего можно взыскать любые убытки, в том числе и сумму штрафа, уплаченного в рамках налоговой ответственности, если управляемая организация сможет доказать, что налоговое правонарушение было совершено в результате действий (бездействия) или решений, принятых управляющей организацией. Проблема заключается в том, что пострадавшие компании сталкиваются со сложностями доказывания своей позиции еще на стадии подготовки дела к суду. Поэтому некоторые эксперты советуют тщательнее документировать все действия управляющего распорядительного характера.

Но окончательно избавиться от проблем это не поможет. Дело в том, что управляющую организацию (и гендиректора) можно привлечь к гражданско-правовой ответственности только при наличии вины, то есть если удастся доказать, что она действовала недобросовестно и неразумно (постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 04.05.08 № А36-1075/2006).

Помимо того что закон не раскрывает эти категории, так еще и судебная практика достаточно часто освобождает управляющих (да и гендиректоров) от ответственности, ссылаясь на обычный предпринимательский риск (например, постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.03.06 № А72-2051/04-23/76 и т. д.).

В таких случаях ответственностью можно будет считать уменьшение вознаграждения управляю-щей организации.

Читайте также:  Опубликованы изменения в сфере упрощения лицензирования

Кроме того, на практике у организаций, пострадавших от управляющих, возникают многочисленные сложности с доказыванием не только размера убытков, но и факта нарушения управляющей организацией своих обязательств, ее вины и причинно-следственной связи между действиями и причиненными убытками. Судебная практика, не слишком, впрочем, многочисленная, подтверждает необходимость для общества доказывания каждого из этих обстоятельств (например, постановление ВАС РФ от 22.05.07 № 871/07).

Доказывание нанесения убытков обществу и, главное, того, что убытки явились следствием действий виновных лиц, является достаточно сложной задачей, поскольку формулировки закона носят оценочный, предельно неконкретный и общий характер.

Каталог статей

Практика привлечения управляющих организаций для выполнения функций
единоличного исполнительного органа (директора) широко распространена в
России. Данный институт достаточно привлекателен для участников как
прозрачный и прочный инструмент управления обществом и его активами.

Кроме того, управляющие являются традиционным инструментом руководства
в холдинговых структурах.

Но действительно ли все так просто? Могут ли
управляющие организации составить реальную конкуренцию директорам?
Учитывая возрастающую значимость управляющих организаций и на фоне
откровенно слабого правового регулирования, мы решили рассмотреть
наиболее важные, на наш взгляд, различия между двумя этими институтами
и разобраться в достоинствах и недостатках каждого из них.

Иногда инвесторы требуют, чтобы компанией управлял обычный директор

В
настоящее время существуют специальные организации, которые предлагают
услуги по управлению компаниями, – так называемые управляющие
организации. Но каким компаниям резонно привлекать такие организации со
стороны, а каким стоит ограничиться директором – довольно
индивидуальный вопрос.

Обычно к управляющей организации обращаются для
управления компаниями, принадлежащими одним собственникам, либо при
наличии множества подконтрольных организаций, чтобы создать единый
центр управления ими. Для небольших же компаний оптимально просто
заключить трудовой договор с директором.

Это поможет наладить и более
простые организационные взаимоотношения директора с учредителями
(участниками), да и его деятельность контролировать гораздо проще.

Но
и у организаций, которые оказывают услуги по управлению, есть свои
безусловные плюсы. Во-первых, предполагается, они имеют большой опыт в
управлении компаниями и обеспечивают высокий уровень защиты активов.
Во-вторых, они хорошо координируют взаимодействие компаний друг с
другом, например, внутри холдинга.

В-третьих, наличие управляющей
организации позволяет централизованно проводить утвержденную стратегию
развития группы компаний. Поскольку управляющая организация в таком
случае становится центром не только принятия, но и реализации решений,
принимаемых в рамках всей группы.

Если бы у каждой из компаний был свой
собственный директор, то была бы вероятность возникновения разногласий
по каким-то вопросам.

Правда, в практике встречались случаи,
когда при привлечении сторонних инвесторов в капитал собственникам
холдингов приходилось ликвидировать управляющие организации, которым
были переданы функции генеральных директоров материнской
компании. Приходящие инвесторы хотели видеть во главе компании
конкретных физических лиц, с которых можно спрашивать результат и
которых можно мотивировать на достижение результата.

Что же
касается недостатков, то самым важным из них является, пожалуй, то, что
привлечение управляющей организации лишает акционеров контроля за
формированием управленческого аппарата. Генеральный директор
управляющей организации непод-отчетен акционерам (участникам)
управляемого общества.

Он сам является генеральным директором
управляющей компании или ее работником, или привлеченным управляющей
компанией лицом и несет ответственность в рамках своей организации.
Фактически за конкретные действия по отношению к управляемой компании
отвечают сразу несколько человек – сотрудников управляющей организации.

Поэтому бывает сложно решать какие-то оперативные вопросы, невозможно
быстро разобраться и устранить выявленные недостатки. 

ВОПРОС В ТЕМУ

Управляющей организацией может быть любая коммерческая организация?

Да,
любая. В действующем законодательстве отсутствуют какие-либо
ограничения и специальные требования к таким компаниям. Единственное,
это должны быть либо коммерческая организация, либо индивидуальный
предприниматель, то есть субъекты предпринимательской деятельности,
зарегистрированные в установленном порядке. Это все. Такая деятельность
не подлежит лицензированию.

Специфика передачи полномочий управляющему зависит от вида общества

В
основе возникновения отношений между управляющей и управляемой
организациями лежит сложный юридический состав (ст. 103 ГК РФ, ст. 69
Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 42 Федерального
закона «Об обществах с ограниченной ответственно-стью»).

При этом для
обществ с ограниченной ответственностью положение о возможности
передачи полномочий единоличного исполнительного органа управляющему
должно быть прямо предусмотрено в уставе.

Для акционерного общества
такого обязательного требования закон не предусматривает.

Для
заключения договора должны быть соблюдены некоторые условия. В
обществах с ограниченной ответственностью решение о передаче полномочий
управляющей организации принимается общим собранием участников.

Договор
в свою очередь подписывается лицом, председательствовавшим на общем
собрании (п. 4 ч. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с
ограниченной ответственно-стью»).

Со стороны управляющей организации
договор по общему правилу подписывает единоличный исполнительный орган.

В
акционерных обществах вопрос о передаче полномочий единоличного
исполнительного органа управляющей организации решается общим собранием
акционеров по предложению совета директоров.

Во исполнение решения
общего собрания договор с управляющей организацией подписывается
председателем совета директоров или иным уполномоченным им лицом.

И вот
тут возникает закономерный вопрос: а что если, например, в закрытом
акционерном обществе нет совета директоров? В подобных случаях в уставе
указывается лицо или орган, который принимает решение по этим вопросам.

Кроме того, сам Федеральный закон «Об акционерных обществах» прямо
устанавливает, что в обществе с числом акционеров – владельцев
голосующих акций менее 50 устав может предусматривать, что функции
совета директоров общества осуществляет общее собрание акционеров (п. 1
ст. 64). 

  • ВОПРОС В ТЕМУ
  • Какие нужны документы сотруднику управляющей организации, чтобы подтвердить свои полномочия?
  • Если, например,
    контрагенты по договору просят исполнительного директора подтвердить
    свои полномочия на заключение сделки, ему необходимо представить
    решение общего собрания участников управляемого общества, договор с
    управляющей организацией, протокол о назначении единоличного
    исполнительного органа управляющей организации и нотариально заверенную
    доверенность.
  • Особенности управления в холдинге

Обычно
управляющую организацию привлекают для управления большими сложными
проектами либо при наличии у основной компании множества подконтрольных
организаций в целях создания единого центра управления ими.

При этом
для управляющей организации управляемые общества – аффилированные лица
(ст. 4 Закона РСФСР от 22.03.91 № 948-1).

Если одно управляемое
общество заключает договор с другой компанией, у которой та же
управляю-щая организация, что и у него самого, получается, что это
сделка с заинтересованностью.

В подобных случаях, согласно
законодательству (например, Федеральный закон «Об обществах с
ограниченной ответственностью», Федеральный закон «Об акционерных
обществах»), нужен особый порядок одобрения. Иначе есть риск признания
сделки недействительной. В таком случае использование одной управляющей
организации может представлять некоторые неудобства.

Но это не
означает, что для холдинговых компаний, «дочки» которых регулярно
совершают между собой сделки, одна управляю-щая организация для всех
«дочек» неудобна. Согласно Федеральному закону от 26.07.06 № 135-ФЗ «О
защите конкуренции», «дочки» вне зависимости от наличия либо отсутствия
управляющей организации, если у них одна «материнская» компания, уже
являются аффилированными.

Появляется еще
один субъект правоотношений, дополняя основания аффилированности
«дочек». На порядок одобрения сделок, в совершении которых имеется
заинтересованность, привлечение управляющего не влияет. Одобрение
происходит в порядке статьи 83 закона об акцио-нерных обществах либо
статьи 45 закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Директор управляющей организации становится директором компании

Любое
хозяйственное общество приобретает гражданские права и несет
соответствующие обязанности через свои органы.

Поэтому если акционерное
общество или общество с ограниченной ответственностью передает
полномочия своего исполнительного органа управляющей организации, то
такое общество будет приобретать соответствующие права и обязанности
через управляющего.

Но управляю-щая организация сама является
юридическим лицом, а значит, также участвует в гражданском обороте
через свои органы. Поэтому оформление документов при осуществлении
полномочий единоличного исполнительного органа управляющей организацией
зависит от того, какое лицо действует от имени управляющей организации.

Если действует ее собственный директор, то все документы подписываются
им, ставится печать управляющей организации и печать управляемой. При
этом подтверждением полномочий лица, осуществляющего функции
руководителя управляющей организации, являются документ о назначении
его на соответствующую должность и устав управляющей организации,
который определяет состав и компетенцию органов управления.

С
учетом того, что управляющая организация осуществляет полномочия
единоличного исполнительного органа, казалось бы, все полномочия
директора управляемого общества переходят к ней автоматически. Но это
не так.

 Объем ее полномочий будет определяться в первую очередь
заключенным между обществом и управляющей организацией договором, во
вторую – уставом.

А вот действие других внутренних документов
управляемого общества будет распространяться на нее лишь в случае
включения такого условия в договор.

Итак, лицом, которое
действует от имени управляющей и соответственно управляемой организации
без доверенности, является генеральный директор управляющей
организации.

Читайте также:  Свободный график работы, или когда нельзя уволить за прогул

На практике вопросы, связанные с текущей хозяйственной
деятельностью, чаще всего решает исполнительный директор, которого
назначает управляющая организация. Его полномочия оформляются
доверенностью от управляющей организации на управление компанией.

На
основании этой доверенности исполнительный директор имеет право
осуществлять все те полномочия, которые обычно принадлежат обычному
гендиректору: заключать договоры, подписывать документы общества, в том
числе бухгалтерские, налоговые, взаимодействовать с контрагентами
и государственными органами.

В случае если исполнительный директор
захочет выдать доверенность на совершение каких-то конкретных действий
другому лицу, то такая доверенность должна быть заверена нотариально,
поскольку налицо будет передоверие.

Особенности ответственности управляющей организации

В
статье 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной
ответственностью» и статье 71 Федерального закона «Об акционерных
обществах» достаточно подробно рассмотрен вопрос об ответственности
управляю-щей организации за убытки, причиненные управляемому обществу.
Сразу оговоримся, что нам не удалось найти в судебной практике дел,
подтверждающих тот факт, что взыскать убытки с управляющей организации
проще, нежели с генерального директора. Их сложно взыскать в принципе.

Теоретически
с управляющего можно взыскать любые убытки, в том числе и сумму штрафа,
уплаченного в рамках налоговой ответственности, если управляемая
организация сможет доказать, что налоговое правонарушение было
совершено в результате действий (бездействия) или решений, принятых
управляющей организацией. Проблема заключается в том, что пострадавшие
компании сталкиваются со сложностями доказывания своей позиции еще на
стадии подготовки дела к суду. Поэтому некоторые эксперты советуют
тщательнее документировать все действия управляющего распорядительного
характера.

Но окончательно избавиться от проблем это не
поможет. Дело в том, что управляющую организацию (и гендиректора) можно
привлечь к гражданско-правовой ответственности только при наличии вины,
то есть если удастся доказать, что она действовала недобросовестно и
неразумно (постановление Федерального арбитражного суда Центрального
округа от 04.05.08 № А36-1075/2006).

Помимо того что закон не
раскрывает эти категории, так еще и судебная практика достаточно часто
освобождает управляющих (да и гендиректоров) от ответственности,
ссылаясь на обычный предпринимательский риск (например, постановление
Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.03.06 №
А72-2051/04-23/76 и т. д.).

В таких случаях ответственностью можно
будет считать уменьшение вознаграждения управляю-щей организации.

Кроме
того, на практике у организаций, пострадавших от управляющих, возникают
многочисленные сложности с доказыванием не только размера убытков, но и
факта нарушения управляющей организацией своих обязательств, ее вины и
причинно-следственной связи между действиями и причиненными убытками.
Судебная практика, не слишком, впрочем, многочисленная, подтверждает
необходимость для общества доказывания каждого из этих обстоятельств
(например, постановление ВАС РФ от 22.05.07 № 871/07).

  1. Доказывание
    нанесения убытков обществу и, главное, того, что убытки явились
    следствием действий виновных лиц, является достаточно сложной задачей,
    поскольку формулировки закона носят оценочный, предельно неконкретный и
    общий характер.
  2. Редакция благодарит за помощь в подготовке статьи Екатерину Саенко, юриста коллегии адвокатов
  3. г. Москвы «Барщевский и Партнеры»
  4. Основные условия договора управляемого общества с управляющей организацией
  5. Условия договора с управляющей организацией различаются для каждого случая. Особое внимание стоит обратить на следующие условия:
  6. 1) цели, достижение которых надлежит обеспечить управляющей организации;
  7. 2) размер вознаграждения управляющей организации;
  8. 3)
    права и обязанности управляющей организации, которыми она будет
    руководствоваться при исполнении функций единоличного исполнительного
    органа (здесь можно ограничить правоспособность управляющей организации
    по усмотрению управляемого общества);
  9. 4) ответственность
    управляющей организации за неисполнение возложенных на нее функций
    (убытки, недостижение установленных показателей);
  10. 5) порядок прекращения полномочий управляющей организации;
  11. 6)
    объем и содержание информации и отчетов, которые управляющая
    организация обязана представлять совету директоров и акционерам в
    отношении своей работы, и перио-дичность, с которой должны
    представляться такие отчеты;
  12. 7) перечень должност-ных лиц управляющей организации, обязанных отчитываться о ее работе.

Блоги профессионалов на «Ведомостях»

Практический опыт показывает, что санкции – это подвижная категория. Они меняются с течением времени, появляются новые разъяснения и судебная практика.

Несмотря на то что ограничения действуют не первый год, вопросы клиентов относительно них почти не меняются.

Самыми популярными остаются вопросы о возможностях работы с санкционными компаниями, их «дочками», западными банками, а также о смене юрисдикции с целью ухода от санкций.  

Формально санкции обязательны для соблюдения в первую очередь европейскими и американскими компаниями, а также гражданами ЕС и США. Законы Евросоюза не предусматривают конкретных юридических оснований для введения санкций в отношении нерезидентов ЕС, которые их не соблюдают.

Куда больше бизнес беспокоят так называемые вторичные санкции США: в блокировочный список (в США его фигуранты – это specially designated nationals and blocked persons, SDN) может быть включена любая иностранная компания, которая пытается обойти ограничения или способствует заключению значимой сделки в интересах санкционных лиц. 

Не все санкции запрещают ведение любой коммерческой деятельности с такими компаниями – это касается только блокировочных санкций. К секторальным ограничениям применимо другое правило: если они не связаны с предметом сделки, то работать с санкционной компанией можно. Важно учитывать вид ограничений и то, какие товары и услуги вы продаете или оказываете. 

В качестве примера можно привести попавшие под секторальные санкции банки: выкупать их бонды нельзя (за редким исключением), а поставлять новые банкоматы можно.

Но иногда работу с санкционной компанией приостанавливают не из-за ограничений как таковых, а из-за опасения их введения в будущем: из-за угрозы вторичных санкций США швейцарский подрядчик «Газпрома» остановил прокладку труб для «Северного потока – 2».  

Ограничения распространяются не только на фигурантов санкционных списков, но и на аффилированные с ними компании. Однако и с ними зачастую можно вести бизнес. Для этого необходимо главным образом уточнить долю санкционного лица в компании (прямую или косвенную). 

Здесь подходы США и Евросоюза к санкциям отличаются, но ключевым фактором является размер участия санкционного лица в другой компании. Ограничения США действуют в отношении аффилированных компаний участников списков SDN или SSI (секторального), только если они владеют компанией на 50% и более. Сам по себе факт контроля (т. е.

если санкционное лицо в реальности контролирует деятельность компании, но владеет менее 50%) не является основанием для применения санкций к такой компании, а владение 50% минус 1 акция не нарушает ограничений.

В свое время ВТБ сократил свою долю в «Почта банке» до 49,99%, чтобы, по всей видимости, исключить распространение на него санкций. 

Секторальные санкции ЕС применяются к аффилированным компаниям, если они принадлежат санкционным лицам более чем на 50%, контролируются ими (т. е.

действуют от их имени или по их указанию) или другими компаниями, принадлежащими им более чем на 50%. В случае с блокировочными санкциями контроль трактуется более широко.

Например, если одна компания в силу договора может оказывать на другую доминирующее влияние, это будет оценено как контроль.   

Есть свои тонкости и во взаимодействии с банками. Например, обслуживание компании в санкционных банках может затруднить расчеты с зарубежными партнерами.

Иностранные банки негативно относятся к любому взаимодействию с банками под санкциями – доходит даже до приостановки операций по перечислению средств на счета компании, открытые в санкционном банке. Они также могут отказать лицу под санкциями в обслуживании.

Например, Борис Ротенберг (под санкциями США) проиграл суд ряду европейских банков и не смог доказать, что отказ в обслуживании по причине санкций США является дискриминацией. 

Кроме того, если компания заключит кредитный договор с санкционным банком, предоставив в залог (в качестве обеспечения) более 50% своего уставного капитала, то потенциально это может расцениваться как переход под контроль санкционного банка. В этом случае уже сама компания-заемщик будет считаться санкционным лицом со всеми вытекающими ограничениями. 

В августе 2018 г. вступил в силу закон «О международных компаниях и международных фондах», дающий иностранным компаниям возможность смены юрисдикции на российскую (редомициляция). Ключевое требование – исключение такой компании из иностранного реестра юрлиц. Может даже сложиться впечатление, что зарубежные компании, попавшие под санкции, могут уйти от них, став «российскими». 

Однако такая смена юрисдикции с высокой долей вероятности будет расценена как попытка обойти санкции, а иностранные компетентные органы откажут в исключении компании из реестра юрлиц. Поэтому закон о международных компаниях и фондах не является эффективным механизмом для вывода иностранных санкционных компаний из-под ограничений. 

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *