Гражданско-правовое регулирование вопросов оказания медицинской помощи

Подробности Родительская категория: Информация о нас Категория: Новости ООД Объединение потребителей России Опубликовано 04.07.2018 04:03 Super User Просмотров: 1647 Гражданско-правовое регулирование вопросов оказания медицинской помощи

21 июня 2018 года в Совете Федерации состоялись парламентские слушания на тему «О мерах по усилению защиты прав потребителей».

В парламентских слушаниях приняли участие члены Совета Федерации, депутаты Государственной думы и Московской городской думы, представители ведомств, органов государственной власти в субъектах Российской Федерации, Объединения потребителей России, Торгово-промышленной палаты России, Общественной палаты России, Роскачества, объединений предпринимателей, другие приглашенные. Всего в работе парламентских слушаниях приняло участие более ста человек.

На заседании с основным докладом выступил председательствующих на слушания Вячеслав Тимченко — заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, председатель Центрального совета Объединения потребителей России. Вячеслав Тимченко сделал доклад на тему «Совершенствование законодательства в сфере защиты прав потребителей – фактор улучшения качества жизни и снижения уровня бедности».

  • Содоклад на тему «Усиление ответственности за нарушение прав потребителей, как мера повышения защищенности потребителей и добросовестных участников потребительского рынка» сделал Алексей Майоров — первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, член Центрального совета Объединения потребителей России.
  • В ходе парламентских слушаний были заслушаны выступления ряда участников, в которых рассматривались вопросам правовой защиты прав потребителей, совершенствования Национальной системы защиты прав потребителей, предлагались разноплановые меры по повышению потребительской защищенности граждан, по улучшению качества жизни, снижения уровня бедности.
  • На слушаниях о роли общественных объединений потребителей и проблемам общественного участия в Национальной системе защиты прав потребителей выступили представители Объединения потребителей России: Наталия Старостина – председатель Московского регионального отделения и Олег Егоров – председатель Крымского регионального отделения.
  • По итогам парламентских слушаний был принят проект рекомендаций, который будет доработан с учетом высказанных мнений и предложений участников заседания.

В рамках слушаний состоялась церемония награждения предприятий – победителей всероссийского конкурса отечественных производителей товаров и услуг «Звезда качества России».

Награды лауреатов конкурса были вручены руководителям трех организаций — Миллеровский винзавод (Ростовская область) в номинации «За сохранение лучших российских традиций качества», Молочный завод «Гиагинский» (Республика Адыгея) в номинации «Производители молочной продукции», Компания «Гамма стиль» (г. Нижний Новгород) в номинации «Производители детских товаров».

Организационно-правовые аспекты оказания первой помощи

  • В случае какого-либо происшествия, как правило, оказать первую помощь могут очевидцы происшествия – обычные люди, имеющие право ее оказывать. В большинстве случаев, они имеют минимальную подготовку и не обладают необходимым оснащением. Тем не менее, очевидцы происшествия могут выполнить простые действия, тем самым устранив непосредственную опасность для жизни пострадавших.
  • Далее к ним могут присоединиться водители транспортных средств или работники организаций и предприятий, изучавшие приемы оказания первой помощи во время соответствующей подготовки. У них имеется аптечка первой помощи (автомобильная) или аптечка для оказания первой помощи работникам, которые можно использовать для более эффективных действий.
  • Сотрудники органов внутренних дел и пожарно-спасательных подразделений обязаны оказывать первую помощь и имеют соответствующее оснащение. При прибытии на место происшествия они должны приступить к оказанию первой помощи сменив других участников оказания первой помощи. В большинстве случаев первая помощь должна заканчиваться передачей пострадавших прибывшей бригаде скорой медицинской помощи, которая, продолжая оказание помощи в пути, доставляет пострадавшего в лечебное учреждение.
  • Таким образом, оказание первой помощи в большинстве случаев занимает небольшой промежуток времени (иногда всего несколько минут) до прибытия на место происшествия более квалифицированного сотрудника. Но без оказания первой помощи в этот короткий промежуток времени пострадавший может потерять шанс выжить в экстренной ситуации, либо у него разовьются тяжелые нарушения в организме, которые негативно повлияют на процесс дальнейшего лечения.
  • В настоящее время первая помощь определяется как комплекс мероприятий, направленных на поддержание жизни и здоровья, оказываемых до оказания медицинской помощи пострадавшим при несчастных случаях, травмах, отравлениях и других состояниях и заболеваниях, угрожающих их жизни и здоровью, участниками оказания первой помощи. Цель ее состоит в устранении явлений, угрожающих жизни, а также – в предупреждении дальнейших повреждений и возможных осложнений.
  • В соответствии с приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 4 мая 2012 г. № 477н «Об утверждении перечня состояний, при которых оказывается первая помощь и перечня мероприятий по оказанию первой помощи», первая помощь оказывается при следующих состояниях: 1. Отсутствие сознания. 2. Остановка дыхания и кровообращения. 3. Наружные кровотечения. 4. Инородные тела верхних дыхательных путей. 5. Травмы различных областей тела. 6. Ожоги, эффекты воздействия высоких температур, теплового излучения. 7. Отморожение и другие эффекты воздействия низких температур. 8. Отравления.
  • Определение угрожающих факторов для собственной жизни и здоровья; определение угрожающих факторов для жизни и здоровья пострадавшего; устранение угрожающих факторов для жизни и здоровья; прекращение действия повреждающих факторов на пострадавшего; оценка количества пострадавших; извлечение пострадавшего из транспортного средства или других труднодоступных мест; перемещение пострадавшего.
  • Вызов скорой медицинской помощи, других специальных служб, сотрудники которых обязаны оказывать первую помощь в соответствии с федеральным законом или со специальным правилом.
  • Определение наличия сознания у пострадавшего.
  • Запрокидывание головы с подъемом подбородка; выдвижение нижней челюсти; определение наличия дыхания с помощью слуха, зрения и осязания; определение наличия кровообращения, проверка пульса на магистральных артериях.
  • Давление руками на грудину пострадавшего; искусственное дыхание «Рот ко рту»; искусственное дыхание «Рот к носу»;
  • Придание устойчивого бокового положения; запрокидывание головы с подъемом подбородка; выдвижение нижней челюсти.
  • Обзорный осмотр пострадавшего на наличие кровотечений; пальцевое прижатие артерии; наложение жгута; максимальное сгибание конечности в суставе; прямое давление на рану; наложение давящей повязки.
  • Проведение осмотра головы; проведение осмотра шеи; проведение осмотра груди; проведение осмотра спины; проведение осмотра живота и таза; проведение осмотра конечностей; наложение повязок при травмах различных областей тела, в том числе окклюзионной (герметизирующей) при ранении грудной клетки; проведение иммобилизации (с помощью подручных средств, аутоиммобилизация, с использованием медицинских изделий (в соответствии с утвержденными требованиями к комплектации медицинскими изделиями аптечек (укладок, наборов, комплектов) для оказания первой помощи); фиксация шейного отдела позвоночника (вручную, подручными средствами, с использованием медицинских изделий (в соответствии с утвержденными требованиями к комплектации медицинскими изделиями аптечек (укладок, наборов, комплектов) для оказания первой помощи); прекращение воздействия опасных химических веществ на пострадавшего (промывание желудка путем приема воды и вызывания рвоты, удаление с поврежденной поверхности и промывание поврежденной поверхности проточной водой); местное охлаждение при травмах, термических ожогах и иных воздействиях высоких температур или теплового излучения; термоизоляция при отморожениях и других эффектах воздействия низких температур.
  • Придание пострадавшему оптимального положения тела.
  • Контроль состояния пострадавшего (сознание, дыхание, кровообращение) и оказание психологической поддержки.
  • Передача пострадавшего бригаде скорой медицинской помощи, другим специальным службам, сотрудники которых обязаны оказывать первую помощь в соответствии с федеральным законом или со специальным правилом.
Читайте также:  Пенсионный возраст работника – не основание для переоформления трудового договора в срочный

Медицинское право как основа практической методологии ятрогенных преступлений

Статья была подготовлена для Межрегиональной научно-практической конференции «Ятрогенные преступления: приглашение к дискуссии», организованной и проведённой 17.05.2019 г.

Ростовским филиалом ФГБОУ ВО «Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)» при поддержке Управления Следственного комитета России по Ростовской области, Минздрава Ростовской области.  Опубликована в одноимённом Сборнике научных трудов  под ред.

к.ю.н., проф. Магомедова Б.М., к.ю.н., доц. Путилиной Е.С. , с. 105, ISBN 978-5-00094-703-6

Медицинское право наряду с иными отраслями образует единую систему права Российской Федерации и является системой правового регулирования отношений в сфере здравоохранения и медицинского страхования. Базовым нормативным правовым актом, регулирующим указанную группу социальных отношений, является Федеральный закон от 21.11.

2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[1] (далее – Закон об охране здоровья).

Применительно к вопросам методологии ятрогенных преступлений положения указанного закона имеют важное значение, поскольку устанавливают необходимые основы нормативного регулирования оказания медицинской помощи (включая правовое определение специальных терминов и понятий), развиваемые в иных нормативных правовых актах.

Отсутствие необходимого понимания практической связи различных отраслей права друг с другом негативно отражается на всех формах правореализации (использовании, исполнении, соблюдении, применении), затрудняя правомерное поведение субъектов права в тех или иных правоотношениях.

Результатами такой на первый взгляд теоретической проблемы являются «субъективное правоприменение» по конкретным делам и снижение уровня правовой культуры.

В указанном смысле возможная корректировка действующих норм уголовного права, устанавливающих основания ответственности за совершение ятрогенных преступлений, равно как и практическая правовая обоснованность выделения рассматриваемых деяний в отдельную группу, прямо зависят от предварительного изучения и анализа правовых норм, составляющих медицинское право.

Использование системного подхода (метода) при производстве по делам о ятрогенных преступлениях может повысить качество уголовного процесса, заключающегося не только в практической неотвратимости наказания виновного лица, но также связанного с защитой медицинских работников от необоснованных и незаконных действий, отрицательно влияющих на их профессиональную деятельность и нередко дестабилизирующих деятельность медицинских организаций.

Корректное применение норм уголовного и уголовно-процессуального права (как действующих, так и возможных) непосредственно связано с профессиональным уровнем лиц, осуществляющих предварительное расследование. В этой связи изучение медицинского права должно выйти на новый качественный уровень системы образования при подготовке и повышении квалификации специалистов в областях права и здравоохранения.

Разделение общественно опасных деяний по группам Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации [2]  (далее – УК РФ) происходит на основе общего объекта преступления (а не его субъекта).

УК РФ содержит нормы, устанавливающие ответственность за совершение преступлений вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей субъектами преступлений (ч. 2 ст. 109 Причинение смерти по неосторожности, ч. 2 ст.

118 Причинение тяжкого вреда здоровья по неосторожности, ч. 4 ст. 122 Заражение ВИЧ-инфекцией).

Во всех указанных случаях профессиональная деятельность является признаком квалифицированного (или особо квалифицированного) состава преступления, при этом профессиональная сфера деятельности субъекта преступления не конкретизируется  в силу общего объекта преступления – жизни и здоровья потерпевшего. Условием наступления ответственности является ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей. При этом буквально в указанных нормах не указывается источник (нормативный акт, договор, обычай и т.п.), в котором должны содержаться соответствующие обязанности. Законодатель таким образом установил универсальные нормы, выразив в их гипотезах основные обстоятельства и условия их действия, позволяющие их применять в том числе и к отношениям по оказанию медицинской помощи (как одного из видов профессиональной деятельности).

Правовая норма ст.

124 УК РФ, которая устанавливает ответственность за неоказание помощи больному без уважительных причин лицами, обязанными её оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, в случае если здоровью больного по неосторожности причинён вред (средней тяжести или тяжёлый) или наступила смерть – позволяет достаточно точно определить сферу профессиональной деятельности субъекта преступления и источник, содержащий правила его обязательного (должного) поведения.

Общим для указанных составов преступления является форма вины субъекта преступления – неосторожность.

Поправки в УК РФ, предложенные Следственным комитетом России, в частности, внесение ст. 124.1 «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и ст. 124.

2 «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи» конкретно определяют сферу профессиональной деятельности субъектов указанных преступлений (медицинских работников), расширяя при этом гипотезу путём установления связи ненадлежащего оказания медицинской помощи (медицинской услуги) с нарушением профессиональных обязанностей. Причём по неосторожности может быть совершено только деяние, предусмотренное ст. 124.1.

Очевидно, что предлагаемая к внесению в УК РФ ст. 124.1 объединяет в себе гипотезы действующих ст.ст. 109, 118, 124 УК РФ, ужесточая санкции, подлежащие применению к профессиональным субъектам преступления – медицинским работникам.

Частичный анализ текстов указанных статей необходим для целей настоящей статьи, цель которой не состоит в исследовании правовой обоснованности и практической необходимости внесения в УК РФ новых статей или оценке преимуществ новых составов перед внесением изменений в действующие. 

Практическое применение всех вышеприведённых норм УК РФ (как действующих, так и предлагаемых) связано с необходимостью определения критериев надлежащего оказания медицинской помощи.

Причём в целях исключения возможности произвольного иили расширительного толкования источников, содержащих профессиональные обязанности медицинских работников, а также конкретизации (являющегося по существу гражданско-правовым) понятия ненадлежащего оказания медицинской помощи или медицинской услуги необходимо законодательное закрепление в УК РФ положений, заимствованных из медицинского права или имеющих отсылочный характер. Предположение о разумной осведомлённости и добросовестности отдельного правоприменителя относительно норм иных отраслей, действующих в системе права, и регулирующих профессиональные сферы человеческой деятельности, включая  установление соответствующих профессиональных требований, может вызвать негативный эффект в виде необоснованных обвинений медицинских работников, об угрозах которого небезосновательно заявляют противники внесения в УК РФ новых статей.       

Нормы медицинского права во многом позволяют снизить обозначенные угрозы.

Медицинским термином «ятрогения» (дословно «рождение врачом» или «рождённое врачом») обозначается ухудшение состояния здоровья пациента в результате действий врача.

В правовой терминологии этим термином может определяться деяние (действие, бездействие) медицинского работника, повлёкшее вред здоровью пациента или его смерть.

Указанные негативные последствия оказания медицинской помощи выражаются в болезнях и травмах.

Читайте также:  О действии норм о привлечении к субсидиарной ответственности во времени

Основным нормативным документом, предназначенным для классификации болезней и травм, имеющих официальный диагноз, является Международная статистическая классификация болезней, травм и причин смерти (МКБ) [3]  —  регулярно (1 раз в 10 лет) пересматриваемый Всемирной организацией здравоохранения единый международный нормативный документ для формирования системы учёта и отчётности в здравоохранении и классификационная основа деятельности медицинских организаций. Классификация болезней и травм как негативных последствий медицинской помощи (которые могут условно считаться ятрогенией) в основном приведена в XIX (Травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин) и ХХ (внешние причины заболеваемости и смертности) классах МКБ-10 (десятого пересмотра). Поэтому болезни и травмы, не имеющие официального диагноза и не классифицированные в МКБ-10, не могут однозначно рассматриваться в качестве основания уголовной ответственности медицинских работников. Стоит отметить, что количество неклассифицированных болезней и травм практически сводится к нулю.

Положения Закона об охране здоровья также позволяют сформулировать  корректные редакции рассматриваемых статей УК РФ.

Медицинской помощью (ч. 3 ст. 2 Закона об охране здоровья) является комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг.

В свою очередь медицинской услугой считается медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение (ч. 4 ст.

2 Закона об охране здоровья), а медицинским вмешательством являются выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности (ч. 5 ст. 2 Закона об охране здоровья).

Нетрудно заметить, что в развивающейся череде медико-правовых понятий медицинская помощь является общим, родовым. В указанном смысле соответствующие нормы УК РФ должны либо содержать всю цепочку понятий, либо ограничиваться родовым понятием – медицинская помощь – принятом и единообразно используемом в медицинском праве.    

Основное значение для квалификации медицинской помощи как надлежаще оказанной (т.е. в соответствии с установленными законом требованиями) имеет ст. 37 Закона об охране здоровья, согласно которой медицинская помощь оказывается:

  • в соответствии с положением об организации оказания медицинской помощи по видам медицинской помощи, которое утверждается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти;
  • в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, разрабатываемым по отдельным её профилям, заболеваниям или состояниям (группам заболеваний или состояний) и утверждаемыми уполномоченным федеральным органом исполнительной власти и обязательными для исполнения на территории Российской Федерации всеми медицинскими организациями;

Судебные споры с медицинскими организациями

Право граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь закреплено статьей 41 Конституции Российской Федерации. Оно включает в себя возможность получения гарантированного объема бесплатной медицинской и лекарственной помощи, а также платных медицинских услуг сверх гарантированного объема.

При оказании медицинской помощи высока вероятность причинения вреда жизни и здоровью пациента как вследствие непрофессиональных действий медицинских работников, так и в силу ряда объективных факторов: недостаточной материально-технической оснащенности многих государственных и муниципальных учреждений, относительно недавнего появления и развитии частной медицины, неизученности многих серьезных заболеваний и прочее.

В свою очередь, повышение уровня правовой грамотности населения способствует неуклонному росту количества обращений в граждан в суды, связанных с ненадлежащим оказанием медицинских услуг. Количество исков по так называемым «врачебным делам» неуклонно растет. Только по Москве за период с 1999 года по 2021 год количество исков увеличилось в 12 раз.

Самыми распространенными являются споры, в которых потребитель медицинских услуг обращается в суд по вопросу нарушения качества оказания медицинских услуг.

Это касается как пациентов бесплатных учреждений, так и тех, кто получает медицинские услуги на платной основе.

Это касается, к примеру, как стоматологических или косметологических услуг, так и медицинских услуг, влияющих на жизненно важные органы.

Среди проанализированных дел большую часть — 65%, составили иски граждан о возмещении вреда здоровью и морального вреда, как в отношении муниципальных учреждений здравоохранения, так и в отношении частных медицинских учреждений. При этом доля исков к частным медицинским учреждением неуклонно растет.

Как указывают суды со ссылкой на статью 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, для возникновения обязательств по возмещению вреда необходима совокупность условий: наличие вреда жизни или здоровью гражданина, противоправность действий (бездействия) медицинского учреждения, причинно-следственная связь между противоправным поведением и наступившим вредом, вина причинителя.

Конкретно вина работников медицинских учреждений по изученным делам заключалась в следующем: проведение недостаточного осмотра и обследования больных, влекущее установление неправильного диагноза; недооценка данных анамнеза и тяжести заболевания; нарушение общепринятой методики обследования; небрежность ведения медицинской документации; несвоевременное оказание медицинской помощи; нарушение правил по уходу за новорожденными; нарушение ведомственных нормативных актов в части преемственности в деятельности медицинских учреждений; отсутствие надлежащего контроля со стороны должностных лиц за соблюдениями норм; небрежность, невнимательность, недобросовестное отношение медицинского персонала к своим обязанностям.

Основные выводы из судебной практики по рассмотрению споров о качестве медицинских услуг

1. Важное значение в данных спорах имеет заключение судебного медицинского эксперта

В ходе судебного разбирательства, при установлении наличия или отсутствия какого-либо из перечисленных выше элементов, необходимы специальные познания в области медицины.

Обостряется ситуация тем, что ответчики по рассматриваемой категории дел, в отличии от истцов, обладают специальными познаниями, что может привести к уклонению медицинского учреждения от гражданско-правовой ответственности.

  • Таким образом, в ходе рассмотрения указанной категории дел определяющее значение для удовлетворения судами требований истцов отводится судебно-медицинской экспертизе.
  • Под судебной экспертизой понимается процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящем дознание, следователем в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу.  
  • Очевидно, что судебно-медицинская экспертиза в гражданском процессе назначается для разрешения вопросов, являющихся по своей сути медико-биологическими, или когда разрешение какого-либо вопроса может быть осуществлено при помощи методов, присущих судебной медицине.

Согласно статье 79 Гражданско-процессуального законодательства Российской Федерации, судебная экспертиза назначается судом, в вышеописанных случаях. Для производства экспертизы судом принимается постановление в форме определения.

Сама экспертиза проводится сотрудниками экспертных учреждений по поручению руководителей этих учреждений, в судебном заседании или вне заседания.

По результатам проведения экспертизы, экспертом составляется экспертное заключение, содержащее ответы на поставленные судом вопросы.

  1. При этом необходимо отметить, что хотя заключение эксперта и не является обязательным, иными словами не имеет заранее установленной силы и оценивается судом по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств, по спорам, являющимся предметом рассмотрения настоящей статьи, именно экспертное заключение имеет решающее значение при рассмотрении требований к медицинским учреждениям, а в случае если иные доказательства ему прямо не противоречат, экспертное заключение может быть и само по себе положено в основу решения суда.
  2. Так, суды указывают на то, что помимо заключения судебно-медицинской экспертизы основными доказательствами, подтверждающими вину лечебно-профилактических заведений, могут являться также постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, приказы отделов здравоохранения, акты служебных расследований, внутренние приказы лечебно-профилактического учреждения.
  3. Однако, несмотря на всю очевидную важность результатов судебно-медицинской экспертизы, Верховный Суд Российской Федерации в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, указывает на недостатки и ошибки, допущенные судами при назначении судебных экспертиз и в частности судебно-медицинской экспертизы.
  4. Так, судами не указываются сведения, перечисленные в статьях 80 и 225 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, название экспертизы, протоколы судебных заседаний при разрешении вопросов о назначении экспертиз не соответствовали требованиям части 2 статьи 229 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации, равно как и ошибки в поставленных вопросах, неверное определение предмета экспертизы, либо вида экспертизы.
  5. Причинами указанных ошибок в свою очередь является неудовлетворительный подход сторон к этапу назначения экспертизы.
  6. Наиболее распространенными ошибками при назначении судебно-медицинской экспертизы являются:
  • Несоблюдение процессуальных требований, предъявляемых к ходатайству о назначении судебно-медицинской экспертизы
  • Неправильное определение вида экспертизы, требующей проведения
  • Неправильное определение предмета экспертизы, и как следствие определение круга вопросов, не имеющих отношение к предмету доказывания
  • Ошибки в формулировании вопросов (технические, материально-правовое, процессуальные)
  • Ошибки определения достаточности доказательств, предоставляемых в распоряжение эксперта
  • Указанные ошибки, как правило приводят к таким негативным для истцов последствиям как отказу в удовлетворении ходатайства о назначении экспертизы, к получению не объективного экспертного заключения, к необходимости в дальнейшем назначать дополнительные и повторные экспертизы, что влечет за собой необоснованное затягивание судебного процесса.
  • Вместе тем подобных проблем можно легко избежать, соблюдая процессуальные требования к форме и содержанию ходатайства о назначении судебно-медицинской экспертизе, соблюдая установленные методические рекомендации к вопросам поставленным для эксперта, равно как и осознавая место заключения судебно-медицинского эксперта в системе доказательств по делам о ненадлежащем оказании медицинских услуг и тактическую значимость экспертизы для успешного рассмотрения гражданского дела.
Читайте также:  Трудовая функция работника: условия согласования

Понимание тактической значимости судебно-медицинского заключения становится еще более актуальным с учетом преобладающей позиции судов, в соответствии с которой по делам о причинении вреда здоровью при оказании медицинских услуг не проводится анализ экспертного заключения, его последовательности и согласованности во всех его частях, не проверяются выводы экспертов на предмет достоверности, полноты и объективности. Так в судебных решениях не указывается, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на судебно-медицинскую экспертизу, и дан ли им соответствующий анализ.

Следовательно работа судебного представителя заключается не только в форматировании вопросов, подтверждающих правовую позицию истца, но и в правильной интерпретации выводов судебно-медицинской экспертизы.

Таким образом, поскольку судебно-медицинская экспертиза является основным доказательством вины медицинского учреждения в причинении вреда здоровью, либо имущественного и морального вреда гражданину, наиболее актуальной задачей судебного представителя является подготовка ходатайства о назначении экспертизы, которое по своей форме будет соответствовать требованиям законодательства, а по своему содержанию будет способствовать скорейшему и объективно правильному производству судебно-медицинской экспертизы.

2. Претензии по качеству медицинских услуг могут быть предъявлены как к медицинской организации, которая оказывает платные услуги, так и к государственной (муниципальной) больнице, предоставляющей бесплатную медицинскую помощь

Пациент может требовать возмещения причиненного ущерба, а также компенсации морального вреда при оказании ненадлежащих медицинских услуг как клиникой на возмездной основе, так и городской больницей в рамках ОМС.

3. При предъявлении иска в государственной (муниципальной) больнице о качестве услуг, оказанных в рамках ОМС, не подлежит взысканию «потребительский» штраф

15 июля 2019 года Верховный суд РФ вынес Определение по делу № 44-КГ19-7, которым удовлетворил жалобу больницы, полагавшей, что недопустимо взыскивать с нее штраф за отказ в добровольном порядке удовлетворить требования пациента.

Медучреждение сослалось на то, что до вынесения решения первой инстанции оно не знало о том, что услуга была оказана ненадлежащим образом. Также ВС РФ поставил под сомнение возможность считать пациента по ОМС потребителем.

По мнению Верховного суда РФ судебные инстанции, взыскивая с больницы в пользу истца штраф, установленный Законом «О защите прав потребителей», положения приведенных норм материального права, определяющих основания применения к отношениям в области охраны здоровья граждан законодательства о защите прав потребителей, к спорным отношениям применили неправильно, вследствие чего не определили правовую природу отношений по поводу оказания истцу медицинской помощи и не установили, оказывалась ли медицинская помощь бесплатно в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи либо эта помощь, включая медицинские услуги, предоставлялась на возмездной основе на основании заключенного с медицинской организацией договора. Тем самым ВС РФ в своем решении разъяснил, что штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя за неудовлетворение в добровольном порядке его требований, может применяться к отношениям в сфере здравоохранения только при оказании гражданину платных медицинских услуг. На бесплатные услуги, оказываемые медицинскими организациями, данная норма права не распространяется.

4. Бремя доказывания отсутствия вины лежит на медицинском учреждении

ВС РФ своим Определением от 24 июня 2019 г.

№ 74-КГ19-5 отменил решения нижестоящих судов по делу ввиду того, что суды подошли к нему формально, возложив на истицу бремя доказывания обстоятельств, касающихся некачественного оказания ей ответчиком медицинской помощи и, как следствие, причинения вреда ее здоровью, в то время как именно на ответчике лежала обязанность доказывания своей невиновности. Кроме того, суды не приняли во внимание акт экспертизы качества медицинской помощи. Таким образом, дело было отправлено на новое рассмотрение.

Сравнивая с практикой прошлых лет, когда пациент должен был доказывать факт нарушения его прав, сейчас суды чаще возлагают бремя доказывания качества оказанных услуг именно на медицинские организации. Но при этом важным доказательством по-прежнему остается заключение эксперта.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *