Директор подписал договор, находясь в отпуске. Без мер предосторожности сделка недействительна

Директор подписал договор, находясь в отпуске. Без мер предосторожности сделка недействительна

Государственная инспекция труда в городе Москве разъяснила, вправе ли директор (единственный учредитель), находясь в неоплачиваемом отпуске, принять работника на работу, подписав трудовой договор и приказ о приеме на работу.

В своем письме от 20.08.2020 № 77/7-30028-20-ОБ/10-33260-ОБ/18-1193 ведомство напоминает, что деятельность руководителя организации регламентируется не только трудовым, но и гражданским законодательством, которое не предусматривает прекращения или приостановления полномочий руководителя организации на период нахождения лица, занимающего эту должность, в отпуске.

Полномочия директора как единоличного исполнительного органа (в том числе по изданию приказов, распоряжений и подписанию договоров) сохраняются за ним все время с момента назначения на должность и до даты прекращения полномочий вне зависимости от фактического нахождения на рабочем месте.

Соответственно, если речь идет о текущих приказах, издание которых вряд ли может повлечь негативные последствия (например, об утверждении различных положений, переводе, приеме на работу и т.п.), то подписать их директор может и во время своего отпуска или болезни.

  • Если же речь идет о финансовых документах, а равно о документах, которые могут привлечь внимание налоговой службы или несут потенциальную возможность возникновения споров (например, об увольнении, направлении в командировку, премировании), то перед подписанием таких документов необходимо официально оформить выход директора на работу.
  • Если руководитель был в отпуске за свой счет, то оформляется кадровая документация о прекращении (прерывании) отпуска и выходе на работу.
  • Независимо от того, прописаны ли обязанности по замещению директора в трудовом договоре, должностной инструкции, и приказ, и доверенность нужны.

При этом оформить их достаточно один раз. В приказе указывается, что исполнение обязанностей директора возлагается на время его отсутствия на заместителя директора.

БУХПРОСВЕТ

Отпуск без сохранения заработной платы предоставляется работникам, в том числе и исполняющим обязанности руководителей организации, по семейным обстоятельствам и другим уважительным причинам.

Отпуск без сохранения зарплаты представляется работнику по его письменному заявлению.

Продолжительность такого отпуска определяется по соглашению между работодателем и работником с учетом пожеланий последнего.

При этом в ряде случаев работодатель не вправе отказать работнику в предоставлении отпуска без сохранения зарплаты. Например, такой отпуск должен быть в обязательном порядке предоставлен работающим пенсионерам по старости. Продолжительность такого отпуска для данной категории работников может составлять до 14 календарных дней в году (ст. 128 ТК РФ).

Также отпуск без сохранения зарплаты должен предоставляться по заявлению работающих инвалидов. Они вправе требовать предоставления отпуска за свой счет продолжительностью до 60 календарных дней в году.

 В случаях рождения ребенка, регистрации брака, смерти близких родственников работникам по их заявлению должен предоставляться отпуск без сохранения зарплаты продолжительностью до 5 календарных дней.

Может ли директор подписывать документы, находясь в отпуске? — Компания «АПИ»

Директор, являясь единоличным исполнительным органом, без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы и совершает сделки, выдает доверенности на право представительства от имени общества, в том числе доверенности с правом передоверия (пп. 1, 2 п. 3 ст. 40 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В качестве единоличного исполнительного органа общества может выступать только физическое лицо, за исключением случая, предусмотренного ст. 42 Закона N 14-ФЗ.

                Единоличный исполнительный орган акционерного общества (директор, генеральный директор) без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества, утверждает штаты, издает приказы и дает указания, обязательные для исполнения всеми работниками общества (абз. 3 п. 2 ст. 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах»).

                Деятельность наемного работника в должности директора регулируется гл. 43 ТК РФ. Следовательно, на директора распространяются все нормы трудового законодательства, в частности, об отпуске, об оплате периода временной нетрудоспособности.

                Директор — физическое лицо, с которым заключен трудовой договор, предусматривающий в том числе право работника на отдых.

Соответственно, это лицо, находясь в отпуске, не выполняет свои трудовые обязанности и с точки зрения трудового законодательства не вправе подписывать договоры, издавать приказы и распоряжения, так как все это является частью трудовых обязанностей директора.

                Работникам предоставляются ежегодные отпуска с сохранением места работы (должности) и среднего заработка (ст. 114 ТК РФ).

                Очередность предоставления оплачиваемых отпусков определяется ежегодно в соответствии с графиком отпусков (ч. 1 ст. 123 ТК РФ).

                Приказ о предоставлении себе отпуска должен подписать сам директор (Письмо Роструда от 11.03.2009 N 1143-ТЗ).

                Таким образом, на время ежегодного оплачиваемого отпуска директора следует назначить исполняющего его обязанности вне зависимости от численности (штата) организации.

                Продолжительность рабочей недели не может быть больше, а продолжительность ежегодного оплачиваемого отпуска меньше, чем установленные ТК РФ (ст. 305 ТК РФ).

                Директор, являясь должностным лицом, может быть привлечен к административной ответственности за нарушения законодательства, как в отношении работников организации, так и в отношении себя. Несоблюдение требований об отпусках, установленных ТК РФ, влечет административную ответственность (ч. 1 ст. 5.27 КоАП РФ).

                Вместе с тем следует учитывать, что при рассмотрении гражданско-правовых споров суды допускают оформление документов директором, находящимся в отпуске.

                Так, суды указывают, что, поскольку доказательств прекращения полномочий генерального директора либо его переизбрания не представлено, его отсутствие, связанное с нахождением в отпуске или по болезни, не указывает на то, что полномочия директора прерывались (Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 29.01.2019 N Ф10-5766/2018 по делу N А35-8845/2017).

Как исправить: договор подписан неуполномоченным лицом

Договор считается заключенным от имени и в интересах физлица, которое подписало договор . Организация, на стороне которой действовало неуполномоченное лицо, не сможет ничего требовать по такому договору. Контрагент же может предъявлять требования только к физлицу.

Примеры
1. Юрисконсульту ООО «А» выдана доверенность на подписание договоров оказания услуг. Юрисконсульт, считая, что действует от имени ООО «А», подписал с ООО «Б» договор на выполнение работ N 1.

Так как у юрисконсульта отсутствовали полномочия на подписание договоров подряда от имени ООО «А», договор на выполнение работ N 1 считается заключенным между юрисконсультом и ООО «Б». А значит, ООО «А» не сможет требовать выполнения работ от ООО «Б», а также взыскать неустойку за просрочку выполнения работ.
2.

ООО «Б» намеревалось заключить с ООО «А» договор возмездного оказания услуг. В договоре возмездного оказания услуг N 3 было указано, что от имени ООО «А» договор подписал директор — В.В.Иванов.
Во исполнение этого договора ООО «Б» перечислило аванс ООО «А». Однако в последующем выяснилось, что на момент подписания договора возмездного оказания услуг N 3 В.В.

Иванов уже был уволен с должности директора. Другими словами, В.В.Иванов не был уполномочен подписывать указанный договор от имени ООО «А». Соответственно, договор возмездного оказания услуг N 3 считается заключенным между В.В.Ивановым и ООО «Б».

Требовать оказания соответствующих услуг ООО «Б» может только от В.В.Иванова, но не от ООО «А». Деньги, которые ООО «Б» перечислило ООО «А» в качестве аванса, придется взыскивать как неосновательное обогащение.

  • Кроме того, договор могут признать недействительным в случаях, определенных законодательством. Например, когда :
  • а) полномочия лица ограничены договором (например, договором с управляющим на управление хозобществом) либо полномочия органа юрлица ограничены учредительными документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, законодательстве, либо как они могут считаться очевидными из обстановки. При этом указанное лицо или орган юрлица вышли за пределы установленных ограничений;
  • б) крупная сделка, сделка с заинтересованностью аффилированных лиц совершена неуполномоченным органом юрлица.
  • Что можно сделать
  • Возможны следующие варианты:

1) перезаключить договор, подписать его должны уполномоченные лица. Этот вариант подходит, когда обе стороны согласны на оформление отношений между ними. При этом, если исполнение обязательств уже было начато, можно распространить действие договора на ранее возникшие отношения ;

2) прямо одобрить сделку после ее совершения. Это может сделать организация, на стороне которой действовало неуполномоченное лицо. Права и обязанности по такой сделке возникнут у организации с момента совершения сделки, а не с момента ее одобрения .

Форма, в которой осуществляется одобрение сделки, законодательством не предусмотрена. На практике прямое одобрение можно выразить, например, так:

— уполномоченное лицо (орган) принимает отдельный документ, прямо одобряющий сделку. Это может быть приказ, распоряжение директора; последующее решение общего собрания о совершении крупной сделки и др.;

— уполномоченное лицо подписывает документы, касающиеся заключенной сделки (ТТН, графики внесения платежей, акты приемки, гарантийные письма и т.д.);

  1. — юрлицо совершает действия по исполнению договора, например оплачивает товары, работы, услуги.
  2. При наличии спора между сторонами только суд может решить была ли сделка прямо одобрена в каждом конкретном случае.
  3. Читайте этот материал в ilex >>*
    *по ссылке Вы попадете в платный контент сервиса ilex

Вс ответит, можно ли не исполнять договор из-за изменений в экономике

Судебное дело «Связной» против «Склады 104» вызывает особый интерес юридического сообщества и предпринимателей. Решение по данному иску может серьезно повлиять на рынок аренды недвижимости. На данный момент суды трех инстанций приняли решение в пользу компании АО «Связной Логистика».

ООО «Склады 104» подало жалобу в Верховный Суд Российской Федерации и ожидает решения по ней.

В октябре спор между сторонами получил свое продолжение сразу в нескольких направлениях.

24 октября прошло второе заседание суда по иску АО «Связной Логистика» к ООО «Склады 104» о применении последствий недействительности сделки (реституции), то есть о возврате ранее оплаченной АО «Связной Логистика» арендной платы.

ООО «Склады 104» предъявило встречный иск о взыскании задолженности, возникшей из предварительного договора аренды. Однако в ходе заседания суд объявил о возврате встречного иска ООО «Склады 104».

Мотивировка суда состояла в том, что «первоначальный и встречный иски предполагают установление различных обстоятельств, исследование и оценку разных доказательств, и их совместное рассмотрение не приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела». Для взыскания задолженности по предварительному договору аренды ООО «Склады 104» подало самостоятельный иск. Таким образом, стороны находятся в двух параллельных судебных процессах.

Будем следить за развитием событий. Материалы данных дел будут доступны на сайте http://legalprecedent.ru.

Напомним, что в 2013 году АО «Связной Логистика» (арендатор) заключило предварительный договор аренды с ООО «Склады 104» (Radius Group) (арендодатель), по которому обязалось арендовать в течение 10 лет по определенным ставкам, установленным в долларах США, построенное специально для этой компании здание.

Читайте также:  Иностранные работники высокой квалификации. как упростился порядок приема на работу

Строительство, на которое арендодатель взял валютный кредит, завершилось в 2014 году, и в январе 2015 года был заключен долгосрочный договор аренды. Однако из-за кризиса арендные ставки на рынке к тому времени снизились, а курс доллара вырос.

Через полтора года после заключения долгосрочного договора аренды, в течение которых в группе компаний «Связной» сменились и акционеры, и руководство, АО «Связной Логистика» отказалось от аренды и подало в суд иск о признании долгосрочного договора аренды недействительным, заявив, что тот был заключен бывшим гендиректором на заведомо невыгодных для компании условиях.

В сентябре журнал Legal Insight опубликовал статью А. Тахтаевой и Е. Калининой, юристов юридической компании Noerr LLP, «Свобода договора и злоупотребление правом «Связной Логистика» VS «Склады 104», посвященную спору между ООО «Склады 104» и АО «Связной Логистика».

21 сентября Noerr LLP и Legal Insight провели бизнес-завтрак на тему «Аренда коммерческой недвижимости: ставка на повышение».

Для дискуссии по делу «Связной Логистика vs Склады 104» был выбран формат интервью, в котором представитель истца – АО «Связной Логистика», – отвечая на вопросы юристов Noerr и гостей бизнес-завтрака, рассказал о деталях дела и обосновал позицию своего доверителя.

Понимая, что анализ авторов статьи основан только на принятых и доступных судебных актах, и полагая, что эти акты не позволяют составить полное представление об обстоятельствах дела, на сайте http://legalprecedent.ru/8993-2 ООО «Склады 104» дало комментарий к упомянутой статье А. Тахтаевой и Е. Калининой.

27 сентября ведущие юристы и представители крупных компаний обсудили резонансное дело в московском офисе международной юридической фирмы Baker McKenzie, представляющей в судебном споре интересы ООО «Склады 104».

Участники дискуссии сошлись во мнении, что судебные решения и основания, по которым суды приняли сторону АО «Связной Логистика», увеличивают риски дестабилизации гражданского оборота и ставят под сомнение принцип свободы договора.

В случае если Верховный Суд Российской Федерации не примет во внимание доводы «Склады 104», то может быть создан опасный прецедент – долгосрочные договоры аренды можно будет расторгать или пересматривать из-за изменения курса доллара и ситуации в экономике.

Комментируя это дело, начальник юридической службы Radius Group Наталья Блохина рассказала, что вскоре после подписания предварительного договора компании подписали дополнительное письмо, являвшееся соглашением о распределении части валютных рисков арендатора в 2015 и 2016 годах.

Если курс доллара, использованный при оплате арендной платы, превышал определенное значение, арендодатель должен был бы выплатить арендатору частичную компенсацию этого превышения.

Однако в 2015 году, когда АО «Связной Логистика» уплачивало арендную плату, компания за этой компенсацией к арендодателю не обратилась, а в 2016 году основания для расчета компенсации отсутствовали, так как АО «Связной Логистика» перестало вносить арендную плату, что было обязательным основанием для компенсации.

В суде АО «Связной Логистика» настаивало, что дополнительное письмо утратило силу после подписания долгосрочного договора как «предшествующая переписка», поскольку его положения не были отражены в тексте долгосрочного договора аренды.

Это, по мнению арендатора, еще раз доказывает, что долгосрочный договор аренды является заведомо невыгодной сделкой для компании.

ООО «Склады 104» настаивало, что дополнительное письмо продолжает действовать, как это изначально предполагалось и неоднократно на всех этапах подтверждалось сторонами договора.

«Каковы были бы шансы ООО «Склады 104» в суде, если бы условия письма были включены в долгосрочный договор аренды?» – поинтересовались участвовавшие в обсуждении юристы.

«Я полагаю, что это никак не повлияло бы. Основным аргументом суда стало сравнение рыночных арендных ставок 2013 года, когда был подписан предварительный договор аренды, и ставок 2015 и 2016 годов, когда был подписан и уже исполнялся долгосрочный договор аренды», – пояснил Максим Кузнеченков, партнер Baker McKenzie.

«На стадии рассмотрения дела судом апелляционной инстанции, когда «Связному» было предложено представить расчет ущерба, дополнительное письмо уже не упоминалось в качестве аргумента и базы для расчета ущерба. При этом стоит отметить, что вся компенсация не превышала бы 0,7% от арендных платежей», – добавила Наталья Блохина.

Юристов также интересовало, какие последствия для рынка могут иметь результаты этого процесса.

«Всем нужно задуматься. Я знаю, что наши клиенты-арендодатели, которые сейчас ведут переговоры, озабочены. И если позиция судов устоит, то от риска применения п. 2 ст. 174 Гражданского кодекса (о случаях, когда сделка может быть признана недействительной, – ред.

) нет эффективной защиты. Даже защита сроками исковой давности для оспоримой сделки, которая составляет один год, оказывается весьма непродуктивной, потому что существует риск произвольного применения п. 2 ст.

168 ГК РФ и увеличения срока давности до трех лет», – сказал Максим Кузнеченков, партнер Baker McKenzie.

Другой партнер Baker McKenzie, Эдуард Бекещенко, добавил, что, если доводы ООО «Склады 104» не будут приняты судом во внимание, очень многие арендаторы захотят применить аналогичную логику во взаимоотношениях с арендодателями и в случае инициации спора.

Мнения независимых экспертов

Оксана Петерс, управляющий партнер юридической фирмы «Тиллинг Петерс»:

– Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?

– Если судебные акты по указанному делу не будут отменены, такой прецедент будет иметь непредсказуемо отрицательные последствия для рынка аренды коммерческой недвижимости.

По всей видимости, арендатор обратился с иском к арендодателю и требовал именно признания договора аренды недействительным в соответствии с пунктом 2 статьи 174 ГК РФ, учитывая сложившуюся судебную практику по искам о досрочном расторжении договоров в связи с существенным изменением обстоятельств по правилам статьи 451 ГК РФ (в том числе знаменитое дело ОАО «Вымпел-Коммуникации» против ПАО «Тизприбор»). Согласно этой практике, изменение курса валюты, девальвация рубля и экономический кризис не могут быть признаны обстоятельствами, позволяющими требовать досрочного расторжения договора в судебном порядке.

Скорее всего, именно поэтому арендатор решил требовать в суде признания договора аренды недействительным как сделки, причинившей явный ущерб.

Если судебные акты по этому делу не будут отменены ВС РФ, есть риск формирования судебной практики, позволяющей признавать договоры аренды недействительными в связи с изменившимися экономическими условиями, считая такое изменение явным ущербом арендатора.

– Ставят ли подобные дела под угрозу стабильность гражданского оборота?

– Такие дела действительно ставят под угрозу стабильность гражданского оборота, поскольку, по сути, представляют собой реализацию идеи возможности в судебном порядке избавиться от исполнения принятых обязательств, исполнять которые в связи с изменением экономической ситуации стало более обременительно, нежели до ее изменения. Кроме того, разрушительные последствия для гражданского оборота от удовлетворения таких исков окажутся еще большими, нежели чем от исков о досрочном расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств, поскольку договор расторгается судом только на будущее время, а реституция как следствие недействительности сделки охватывает весь период ее исполнения, т. е. арендодатель будет обязан возвратить все полученные от арендатора арендные и прочие платежи.

Алексей Клецов, отдел финансовых рынков и инвестиций РФ и СНГ, Jones Lang LaSalle LLC:

– Ставят ли подобные дела под угрозу стабильность договорных отношений?

– Несомненно, ставят, так как, по сути, данное решение суда означает, что любой договор может быть признан недействительным в случае резкого изменения макроэкономических факторов в течение срока его действия.

Причем очевидно, что заранее спрогнозировать такие резкие изменения рыночных условий никто не в состоянии, следовательно, говорить о заведомо и значительно невыгодных условиях заключения сделки в данном контексте попросту нелогично – это не отвечает здравому смыслу.

– Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?

– Несложно предположить, что «успешному» примеру «Связного» могут последовать многие другие компании-арендаторы, которые заключили долгосрочные договоры с арендодателями до периода резкого снижения курса рубля (причем на рыночных условиях в момент заключения таких договоров) и не предприняли действий по хеджированию своих валютных рисков. Негативные последствия для российского рынка коммерческой недвижимости в целом от такого развития событий можно перечислять очень долго, но в конце концов это приведет к существенному подрыву доверия между участниками рынка, отсутствию уверенности в договорных отношениях и в целом к заметному шагу назад в процессе его развития.

  • Евгений Алёшин, Hines:

    – Ставят ли подобные дела под угрозу стабильность договорных отношений?
  • – На мой взгляд, да – и не только стабильность, но и сам принцип договорных отношений.
  • Какие дополнительные предпринимательские риски вы видите для своей компании после ознакомления с делом «Связной против Склады 104»?
  • – Фактическое отсутствие (в случае появления реального прецедента) гарантий стабильности долгосрочных сделок.
  • – Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?

– Каждая из сторон сделки (арендатор или арендодатель) получит юридическое обоснование для пересмотра условий сделки в ту или иную сторону в зависимости от конъюнктуры рынка.

Олег Такоев, Cushman&Wakefield:

– Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?

– Риски предварительных договоров аренды. Теоретически – пересмотр всех долгосрочных договоров аренды, заключенных до 2013-2014 гг. в сделках строительства под заказ. Ввиду длительного срока исполнения (строительства) рыночные условия могут меняться. Как инвестор, так и заказчик берут на себя определенные финансовые обязательства. Инвестор в большинстве случаев финансирует строительство заемными средствами, условия которых кредитующие финорганизации не меняют на протяжении проекта. Таким образом, и условия, достигнутые между заказчиком и девелопером, не должны меняться. Это применимо в отношении жилой и должно быть применимо и в отношении коммерческой недвижимости.

Алла Соловьева, независимый эксперт:

– Ставят ли подобные дела под угрозу стабильность договорных отношений?

– Безусловно! Даже если дело останется единичным инцидентом, у участников рынка останутся опасения, что и в дальнейшем на это дело смогут ссылаться, выдвигая похожие абсурдные аргументы о признании сделки недействительной, даже при том, что она была одобрена членами Совета директоров и участниками общества и исполнялась сторонами, включая новое руководство компании.

– Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?

Читайте также:  Претензия о погашении задолженности по арендной плате и предложение о расторжении договора

– Я думаю, что такое решение крайне негативно скажется на инвестиционном климате.

Какой инвестор будет брать на себя профессиональные девелоперские риски в условиях, когда в стране нет стабильного и предсказуемого делового оборота? Девелопер может брать на себя предпринимательские риски, риски бизнеса, риски экономики, но не тот факт, что договор легко может быть признан недействительным.

Помимо негативного влияния на инвестиционный климат, я также вижу, что данное решение «развязывает руки» руководству любой компании, давая возможность посчитать, что подписываемый ими договор, по сути, не является для компании обязательством.

И кроме того, оно элементарно перечеркивает усилия законодателей по укреплению и совершенствованию законодательной базы в России, идя вразрез с теми пояснениями, которые были даны при введении в ГК в сентябре 2013 года пункта 2 ст. 174.

– Были ли в вашей практике попытки отказа арендаторов от долгосрочных договоров без оснований? Чем заканчивались подобные случаи?

– Как правило, арендаторы никогда не отказываются от договоров аренды, когда рынок растет. Но многие пытаются шантажировать отказом от договора или банкротством, когда рынок падает.

При этом девелоперы в периоды роста рынка почему-то ведут себя цивилизованно и не пытаются разогнать невыгодных арендаторов и взять новых на более выгодных условиях. Отказов как таковых в моем опыте не было.

Но в период кризиса 2009 года бывали обоюдные соглашения о расторжении на определенных обоюдно согласованных условиях в связи с невозможностью одной из сторон исполнить свои обязательства. В критических обстоятельствах стороны все же пытаются договориться.

Надо также сказать, что односторонний отказ от долгосрочного зарегистрированного договора аренды имеет сложности практического применения в связи с необходимостью снятия обременения на объект.

– Ваши комментарии по поводу этой ситуации?

– Полный бардак на рынке с договорами и судебными решениями!

Елена Бушмина, GHELAMCO, генеральный директор:

– Ставят ли подобные дела под угрозу стабильность договорных отношений?

– Несомненно.

– Какие дополнительные предпринимательские риски вы видите для своей компании после ознакомления с делом «Связной против Склады 104»?

  1. – Как представитель западного инвестора я вижу угрозу привлекательности локального рынка для привлечения западных инвестиций в данную сферу бизнеса.
  2. – Какие последствия данное решение может иметь для рынка, если оно не будет отменено?
  3. – Поставит под угрозу бизнес-модель девелоперов, учитывая долгосрочную закредитованность в банках (если речь идет о новом строительстве, как правило, девелоперы используют именно банковское финансирование).
  • – Может ли изменение рыночной ситуации после согласования сделки являться основанием для признания сделки недействительной?
  • – Нет.
  • – Ваши комментарии по поводу этой ситуации?

– По сути на сегодняшний день есть два рынка. Есть рынок текущих арендных ставок, актуальных для входа в новые договорные отношения. К такому рынку обе стороны — и арендаторы, и арендодатели — в той или иной степени адаптируют свои бизнес-модели на срок заключения новых договоров аренды.

И есть рынок арендных ставок в долгосрочных договорах, заключенных в период до 2014 года. Данный рынок не открыт и во многом зависит от бизнес-модели девелопера (арендодателя) и его возможностей.

Так, если арендодатель закредитован в валюте, у него действительно нет гибкости для пересогласования коммерческих условий, иначе в итоге арендатор может в какой-то момент обнаружить, что его арендодателем выступает банк.

При этом если арендодатель уже окупил свой объект, он может быть более гибким, поскольку в таком случае речь идет об уменьшении арендного дохода, но не убивает бизнес арендодателя. Так что каждый подобный спор надо рассматривать индивидуально.

Если директор подписал документы в отпуске…

Сразу скажем, у проверяющих это — давно отработанная схема, которую они в последнее время все чаще используют на практике. Немало наших читателей уже с этими проблемами сталкивались.

Причем фискалы не только снимают расходы по документам, подписанным директором во время его отпуска, но также штрафуют за нарушение кассовой дисциплины, утверждая, что подписанные «отпускным» директором в этом периоде кассовые документы являются недействительными и т. п.

Благо по части кассовой дисциплины можно выдохнуть с облегчением — «кассовых» штрафов пока нет1.

Бывает, даже пугают уголовкой, «поминая» при этом ст. 200 УКУ (если подписывались платежные/кассовые документы) или ст. 366 УКУ (намекая на служебный подлог)… .

Поэтому желательно вообще не допускать таких проблемных ситуаций, например, на период отпуска директора, назначая другого работника исполняющим его обязанности с правом подписи нужных документов.

И еще несколько советов: если вы ожидаете налоговую проверку и у вас имели место такие факты — «перешерстите» в этом плане документы и, по возможности, либо их «переподпишите» уполномоченным (задним числом) на то время лицом, либо обустройте на тот период (тем же числом) отзыв директора из отпуска.

Можно попробовать рядом с подписью «отпускного» директора поставить еще и подпись «исполнявшего» его обязанности работника. Якобы последний и подписал документ первым, а директор — уже по выходу из отпуска (например, по просьбе бухгалтера), а для убедительности еще и сам завизировал этот документ…

Теперь поговорим о тех, кто уже с такими документами попался фискалам. Выстраивая линию защиты, учтите, что ситуация с «отпускными» подписями имеет два аспекта: трудовой и налогово-первичный. Что за аспекты и как от этого всего обороняться? Сейчас расскажем.

Трудовой аспект

Здесь отталкиваемся от статуса директора: с одной стороны, директор выступает исполнительным органом (по хозяйственному законодательству), с другой — наемным работником (в соответствии с трудовым законодательством). Позиция ГФС основывается исключительно на трудовом аспекте.

Здесь учитывается разъяснение Минсоцполитики в письме от 17.10.2016 г. № 376/06/186-16.

В нем госорган приходит к выводу о том, что поскольку на директора распространяется трудовое законодательство, руководитель не может исполнять должностные обязанности, так как отпуск является формой отдыха, гарантируемой всем работникам (ст. 45 Конституции Украины).

В период отпуска работник не может привлекаться к ответственности за ненадлежащее выполнение своих обязанностей, поэтому его полномочия на этот период должны прекращаться. Спорить с этим сложно.

Настоятельно рекомендуем на время отпуска директора передавать его полномочия кому-то другому. Ведь работа во время отпуска, в конце концов, противоречит сути этого понятия.

К тому же «трудовой» инспектор не будет в восторге от того, что работник (хоть и директор) трудился в отпуске.

Предприятию в этом случае может грозить ответственность в размере одной минзарплаты (на сегодняшний день — 4173 грн.) за «другие нарушения трудового законодательства» согласно абзацу восьмому ч. 2 ст. 265 КЗоТ.

Должностные же лица могут поплатиться админштрафом в размере от 510 до 1700 грн. по ч. 1 ст. 41 КоАП.

Но даже в такой позиции можно пробить брешь. Воспользовавшись судебной практикой, конечно. Правда, учтите, что подход среди судей не самый популярный. На уровне Верховного Суда пока подтверждений нет. В чем же суть?

Во-первых, ни КЗоТ, ни Закон об отпусках, ни другие нормативно-правовые акты не запрещают сотруднику выполнять свои обязанности во время отпуска добровольно.

Во-вторых, ограничения в отношении отзыва из отпуска (ч. 8 ст. 79 КЗоТ) и особенностей учета сверхурочных работ (ст. 62 КЗоТ) установлены для случаев, когда соответствующие действия осуществляются по инициативе работодателя. (ср. 025069200)

К такому выводу пришли судьи, в частности, в определении Харьковского апелляционного админсуда от 18.01.2017 г. по делу № 820/5671/162.

Итак, с трудовыми аспектами разобрались. Но что же все-таки с расходами? Можно ли их отстоять?

Налогово-первичный аспект

Для спасения расходов нам нужно доказать, что: (а) первичные документы с «отпускной» подписью действительны; (б) хозоперации, зафиксированные документами из п. 1, реальны; (в) первичные документы подписаны уполномоченным лицом.

Теперь рассмотрим подробно аргументацию каждого из пунктов.

Первичка действительна. Какая первичка является действительной? Та, которая содержит все обязательные реквизиты первичного документа и закрепляет результат реальной хозяйственной операции.

Так, согласно ч. 2 ст. 9 Закона о бухучете одним из обязательных реквизитов первички является личная подпись или другие данные, позволяющие идентифицировать лицо, принимавшее участие в осуществлении хозоперации.

В этой же норме теперь имеется важная оговорка о том, что несущественные недостатки в документах, содержащих сведения о хозоперации, не являются основанием для непризнания хозоперации, при условии, что такие недостатки не препятствуют возможности идентифицировать лицо, принимавшее участие в осуществлении хозоперации, и содержат сведения о дате составления документа, названии предприятия, от имени которого составлен документ, содержание и объем хозоперации и т. п.

Эта же норма дословно продублирована в п. 2.4 Положения № 883. В п. 2.5 указано, что документ должен быть подписан лично, а подпись может быть скреплена печатью.

По нашему мнению, эти оговорки, помимо прочих аргументов (см.

ниже), позволяют в таких ситуациях утверждать, что подпись на документах директора, который в тот момент должен был находиться в отпуске, не является основанием для непризнания хозоперации.

А считать подпись «отпускного» директора существенным недостатком или же считать на этом основании документ вообще не подписанным, на наш взгляд, абсолютно некорректно.

Также некий интерес для нас в свете данных проблем может представлять и п. 2.

16 Положения № 88, где указано, что в случае выявления несоответствия первичного документа требованиям законодательства в сфере бухгалтерского учета такие документы с письменным обоснованием передаются руководителю предприятия, учреждения.

До отдельного письменного решения руководителя такие документы не принимаются к исполнению. Помимо прочего (ради смеха ), можно «отыскать» и предъявить проверяющим отдельное письменное решение директора, изданное им после выхода из отпуска, — о принятии к исполнению подписанных им самим во время отпуска документов, «поскольку отраженные в этих документах хозоперации фактически имели место». И сослаться при этом на п. 2.16 Положения № 88.

Правда, не помешает при этом специально для фискалов подтвердить эти хозоперации еще и другими документами и данными учетных регистров…

Операция реальна.

Заметим, что судебная практика богата подобными делами — когда налоговики не учитывали расходы по операциям или пытались применять штрафы за нарушение кассовой дисциплины, признавая недействительными первичные (в том числе кассовые) документы, подписанные директором во время его отпуска. И в этих делах судьи, как правило, поддерживают плательщиков, а не фискалов.

Читайте также:  Вменяют доход от нарушения конкуренции? Считай правильно!

Обратите внимание, в частности, на позицию Верховного Суда (ВС), изложенную в постановлении от 14.08.2018 г. по делу № 815/3479/174.

Там сделан очень важный вывод: наличие или отсутствие отдельных документов, как и некоторые ошибки или неточности в их оформлении, не является основанием для выводов об отсутствии хозоперации, если из других данных следует, что фактическое движение активов или изменения в собственном капитале или обязательствах плательщика в связи с его хоздеятельностью имели место (состоялись), а определенные недостатки в заполнении первичных документов носят оценочный характер.

Уже этого достаточно, чтобы парировать наезды фискалов в подобных ситуациях со снятием расходов по документам, подписанным «отпускным» директором.

В другом постановлении ВС (от 30.03.2018 г. по делу № 821/2106/13-а

Директор подписал договор, невыгодный для компании. Как оспорить сделку

Генеральный директор продал половину имущества общества по заниженной цене. Покупатель оказался аффилированным лицом. Кто может оспорить сделку, которая совершена в ущерб компании. Сама же она вправе просить признать ее недействительной. Кроме организации такое право есть у акционеров и участников ООО.

Если организация банкротится, интерес в оспаривании невыгодных сделок имеют ее конкурсные кредиторы. Это подтверждает судебная практика.

В одном деле конкурсный кредитор успешно оспорил соглашения, которые его руководитель подписал с должником-банкротом. Было установлено, что у истца не было интереса в заключении сделок.

Ответчик был связан с лицами, которые контролировали истца и выводили его активы.

Суд откажется признать недействительной сделку, которая не выгодна компании, но помогла предотвратить еще большие убытки. Арбитражный управляющий также вправе подать иск о признании ее недействительной. Например, банк выдал кредит гражданину.

Чуть позже стороны заключили дополнительное соглашение — изменили порядок возврата кредита. Заемщик получил отсрочку. В отношении банка открылось конкурсное производство. Управляющий решил оспорить доп.соглашение.

Три инстанции удовлетворили требование — признали недействительным изменение кредитного договора. Указали, что условия доп.соглашения не выгодны для банка. Из-за кредитных каникул для заемщика банк потерял ликвидный актив в виде права требовать уплату ежеквартальных процентов по кредиту.

Было выяснено, что заемщик — заинтересованное лицо. Раньше он был членом правления банка. Не важно, что на момент заключения оспариваемого доп.соглашения гражданин уже не занимал никаких должностей в банке. Кассация подтвердила, что на дату совершения сделки банк находился в нестабильном финансовом состоянии, был неплатежеспособен.

Суд округа решил, что стороны изменили договор без экономической целесообразности для банка с целью причинить вред имущественным правам кредиторов.

Возмещение ущерба в Саратове: все виды ущерба>>>

Какие аргументы помогут убедить, что директор причинил ущерб

Чтобы обосновать недействительность , сошлитесь на следующие аргументы. Встречное предоставление неравноценно. Например, признали, что директор причинил ущерб организации, если он продал имущество по заниженной цене — в два раза и более ниже рыночной стоимости.

Общество передало своему контрагенту ½ доли в праве собственности на участок за 1200 рублей. После этого стороны договорились о продаже второй половины за ту же сумму. По экспертной оценке рыночная цена этой земли — 36 тыс. рублей. В этом деле акционер общества успешно оспорил.

Еще один пример — покупка компанией неликвидных ценных бумаг или прав требования

В одном деле стороны заключили договор цессии. Организация уступила право требовать оплату в размере 1 млн рублей. Участник общества-цессионария подал в суд, просил признать недействительной. Истец ссылался на отчет об оценке. Рыночная стоимость переданных посоглашению прав — 100 тыс. рублей. Ответчик просил оставить в силе договор цессии.

Было удовлетворенно требование, поскольку стороны не могли не знать, что передаваемые права оценены значительно выше их реальной стоимости. Сделка совершена на заведомо невыгодных условиях. Это фактически дарение денежных средств в размере разницы между номинальной и рыночной стоимостью.

Взыскание убытков и упущенной выгоды >>>

Условия соглашения неразумны

Если цена соглашения соответствует рыночной, то все равно можно решить, что она причинила ущерб организации. Обоснование — другие условия неразумны и существенно затрудняют или исключают получение компанией встречного предоставления. К подобным условиям может относиться пункт о длительной, например, более года, отсрочке платежа.

Например, общество уступило предприятию право требования к фирме в сумме 11 млн рублей. В договоре цессии указали цену — 10 млн рублей. Стороны договорились, что цессионарий должен был начать выплачивать эту сумму только через год.

Цессия была признана недействительной.

Соглашение помимо дисконта для предприятия предусматривал беспроцентную рассрочку сроком на два года и отсрочку первого платежа на один год с момента уступки права. Сделка совершена на следующий день после вступления в силу решения о взыскании задолженности, при этом каких-либо сведений о том, что должник не исполнит решение, не было.

Таким образом, дисконт в 1 млн рублей, рассрочка оплаты и отсрочка первого платежа по цессии крайне убыточны для общества. Это было очевидно для компании, так как она сторона договора.

Исполнение сделки неразумно

Суды уделяют внимание не только условиям , но и тому, как они исполнялись. Так, одна организация выдала другой фирме заем. По его условиям заемщик не мог по своему желанию досрочно погашать долг. Для обеспечения был заложен земельный участок.

Стороны договорились о внесудебном порядке удовлетворения требований залогодержателя. Из-за несвоевременной оплаты кредитор обратил взыскание на заложенную землю. После этого заемщик арендовал этот же земельный участок.

Суд округа признал сделки взаимозависимыми. В постановлении указал, что они заключены с целью экономически не оправданного, противоправного отчуждения земли.

Кассация указала, что стороны заключили договоры на невыгодных для заемщика условиях. Заем обеспечивался наиболее ликвидным активом. Организация при наличии финансовой возможности погашать долг допустила просрочку.

Кредитор не предпринимал мер по взысканию пеней и штрафов за просрочку исполнения займа, несмотря на то, что санкции были существенные — 0,3 процента за каждый день просрочки. Сразу после второй просрочки заемщика кредитор обратил взыскание на находящийся в залоге земельный участок. Суд признал доказанным вывод из фирмы основного актива — земельного участка, недействительным.

Условия сделки изменены невыгодно для компании

Так, организации заключили договор подряда. Установили цену — 4 млн рублей. За тем директор заказчика согласился изменить условия — подрядчик должен отремонтировать только половину здания, но стоимость останется та же. Стороны подписали доп.соглашение.

Было решено, что руководитель заказчика заключил сделку в ущерб интересам представляемой им организации, так как в смете была указана двойная стоимость работ.

В этом деле суд подтвердил, что признать ее недействительной можно не только первоначальный договор, но и изменение условий уже заключенного.

Пересмотреть условия в пользу контрагента можно в случае его встречных уступок по другим условиям.

Например, банк дает заемщику отсрочку по кредиту, но повышает за это процентную ставку. Изменить пункты можно также при ином разумном экономическом обосновании.

Банк может предоставить кредитные каникулы, если заемщик не может расплатиться по договору в срок, но спустя определенное время у него появится такая возможность.

В противном случае будет установлено, что она причинила ущерб компании.

Такой же логикой руководствуются суды, когда признают вредоносными немотивированное снижение или завышение арендной платы, прекращение обеспечения по кредиту.

Директор признал необоснованные требования или отказался от обоснованных

Если директор признает отсутствующую задолженность, суды укажут, что такая сделка наносит ущерб организации. То же касается и случаев, когда руководитель прощает долги без наличия к тому оснований. Они считают, что разумно действующий участник оборота не будет признавать несуществующие долги или немотивированно прощать дебиторскую задолженность.

Например, суд признал недействительной сделкой мировое соглашение, по условиям которого общество согласилось исполнить несуществующее обязательство.

Компания не может вести деятельность

Важны еще последствия заключения договора для компании. Суд может признать ее недействительной, если из-за нее предприятие не может вести один из основных видов деятельности или вовсе прекратило работу. При этом не нужно, чтобы у сделки были какие-то иные пороки.

Например, общество собирало и хранило твердые отходы. Директор продал участок, который был отведен под эти нужды. Суд признал ее недействительной, поскольку в результате нее общество не смогло более осуществлять свой основной вид деятельности.

В другом деле акционер успешно оспорил договор купли-продажи всего имущества АО в условиях корпоративного конфликта. Суд согласился с доводами истца: в результате сделки у организации не осталось имущества для продолжения деятельности.

Как доказать, что контрагент знал об ущербе или сговорился с директором

Подтвердить невыгодность сделки недостаточно для того, чтобы признать ее недействительной по пункту 2 статьи 174 ГК РФ. Докажите еще хотя бы одно из следующих обстоятельств. Контрагент знал, какая цель у директора.

Действует презумпция, что лицо знало о вредоносности сделки, если в результате ее совершения компания несет явный ущерб. Например, цена ее в два раза и более ниже рыночной. Когда условия соглашения экономически не обоснованы, любое разумное лицо не может не понимать, что у директора противоправная цель.

Своими действиями он причиняет вред интересам компании или ее участников.

Между контрагентом и директором был сговор или они действовали вместе

Сговор доказать сложнее, поскольку обычно его участники не оставляют прямых подтверждений этого. Поэтому суды устанавливают сговор на основе косвенных доказательств. Они признают, что сговор был, если должник и контрагент аффилированы.

Верховный суд усмотрел договоренность между руководством банка и второй стороной по договору. Председатель правления совершил сделку по совету бывших акционеров банка, которые теперь контролировали офшорную компанию, — контрагента по спорному договору.

Кроме аффилированности, в качестве доказательств сговора можно сослаться на другую взаимосвязь между контрагентом и директором. Например, если единственный участник контрагента — подчиненный директора.

В другом деле суд признал соглашение недействительным, так как покупателем было общество, которым руководил штатный юрист продавца. Суд указал, что контрагент не мог не знать об экономической нецелесообразности этой сделки для продавца.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *